У ОБРЫВА, НА КРАЮ НАШЕЙ ПАМЯТИ

 Альбина Шульман
 14 ноября 2017
 72

Богдановка — данная Б-гом — это название села в Николаевской области предполагало счастливую жизнь в нем под защитой Вс-вышнего. Не получилось. Во всяком случае, не один народ превыше для всех и не во все времена. Не совпала с благим названием этого места и судьба людей, согнанных сюда осенью 1941 года из Одесской области, Винницких лагерей, Молдавии. Это были евреи, чью участь предрешили нацистские планы «окончательного решения еврейского вопроса», для которых была уготована насильственная смерть в Богдановском лагере уничтожения.

Холокост обычно ассоциируется с Освенцимом (Аушвиц), Бабьим Яром, Варшавским гетто, но Богдановка в этом ряду никогда не звучит. Хотя в материалах Нюрнбергского процесса она упомянута сразу после Аушвица и Дахау. А ведь это место заслуживает не меньшей памяти, и не просто потому, что там, как и во многих других местах уничтожения евреев гибли ни в чем  не повинные люди.

Оно требует памяти и по тому огромному количеству людей, нашедших свою смерть только из-за принадлежности к еврейскому народу – 54.600 человек. Эта цифра высечена на скромном памятнике, установленном недалеко от рва, в который стекала ручьем кровь убитых, не удерживаемая специально построенной платиной высотой в два метра. И это не стремление к уточнению некоего «рейтинга», что вообще неприемлемо в столь скорбной теме. Но забывать об этой масштабной трагедии недостойно!

Доманевский район Николаевской области стал местом гибели не только для заключенных в Богдановском лагере. Ведь доставляли в него людей, начиная с начала ноября 1941-го, года пешим переходом длиной более 100 км от железнодорожной станции Березовка, куда евреев доставляли товарными вагонами. И весь путь этого перехода был усеян телами отставших или выпавших из колонны и добитых румынским конвоем.

Эта дорога была названа «Дорогой смерти». Местных евреев, проживавших в самой Доманевке и в селах, в том числе, в еврейском колхозе «Новая жизнь», расстреляли еще до создания Богдановского лагеря – в августе 1941-го.

Вся территория Доманевского района вошла в состав оккупированной румынскими войсками зоны, названной Транснистрия. В октябре 1941-го оккупанты создали в Богдановке на берегу реки Южный Буг лагерь уничтожения. Узники поступали в лагерь до середины декабря. Их размещали в ужасных условиях, это были свинарники, в которых содержали до двух тысяч человек. Некоторые оставались под открытым небом. Из-за вспыхнувшей в декабре эпидемии тифа было решено уничтожить всех больных и немощных. Их согнали в свинарники и конюшни и подожгли. В ужасных муках погибли  около 5000 человек.

Для остальных была уготована иная акция, приуроченная ко дню рождения Сталина. С 21 декабря начались массовые расстрелы. Согнанные под конвоем румынских жандармов и местных полицаев группы несчастных заставляли раздеться и стать лицом к глубокому рву, здесь их ждали пули палачей. Массовые расстрелы продолжались до февраля 1942-го с небольшими перерывами, в том числе, на католическое Рождество. Убегать выжившим не удавалось, их ловили и расстреливали. Часть узников, отказавшихся выходить на расстрел и забаррикадировавшихся в свинарнике, подожгли!

Была отобрана бригада евреев, которым приказали уничтожать трупы, складывать их и сжигать. Это продолжалось круглые сутки, дым и гарь окутывали окрестности. Всего в Доманевском районе было убито около 115 тысяч евреев. Стремление убийц скрыть свои преступления порождает мысли о том, что они, все-таки, понимали преступность своих действий и опасались того, что их настигнет правосудие.

И праведный суд настиг преступников, а их имена навсегда покрыли этих нелюдей позором. И в первую очередь это комендант округа Голта полковник Модест Ионеску, который командовал Богдановским лагерем смерти. Он вместе с другими ответственными за уничтожение евреев в Богдановке предстал в Бухаресте перед судом, который приговорил их к смертной казни, замененной затем пожизненным заключением.

Очень важно понимание всеми, особенно властью, особенно теми, кто ответственен за воспитание молодежи, что история Холокоста, история такого места, как Богдановка, это не только история гибели евреев. Это история о том, к чему может привести расовая теория, которая становится идеологией государства. Теория, которая ставит один народ, одну страну превыше всех, относя других к низшей расе. Непонимание этого грозит любому народу стать злодеем, либо жертвой. Понимание этого может уберечь человечество от новых катастрофических потрясений.

И в этом отношении Богдановке повезло. Новая школа, ее директор Алексей Поспелов, коллектив преподавателей и школьники восприняли историю Бодановского лагеря как часть всей своей истории. В школе хранится память о годах войны и о жертвах Холокоста. Каждый год, 27 января проходит День памяти жертв Холокоста. Дети готовятся к каждой памятной дате, и именно с их выступлений с рассказами о трагических событиях начинаются митинги и встречи с бывшими узниками, с гостями и общественностью.

Таких встреч проходит очень много. В 2009 году Богдановку посетил Яков Маниович в составе Международной делегации узников концлагерей.  В 2012 году сюда приезжала делегация Международного форума «Транснистрия – забытый Холокост» по инициативе ассоциации евреев – бывших узников гетто и концлагерей в сотрудничестве с Лейпцигским  университетом (Германия).  А в 2017 году место расстрела еврейского населения на территории села Богдановка посетили студенты и преподаватели Йенского университета Фридриха Шиллера (Германия)  после проведения семинара «Холокост в Украине».

Не оставляет в покое это место и главу Николаевского областного совета Викторию Москаленко, которая посещает его в торжественные дни Памяти. И врученная ей грамота от организации Chamah только подтвердила высокую оценку ее отношения к памяти о Катастрофе.

Идут годы, меняются поколения, и сохранение памяти требует непрерывной работы, постоянных действий и привлечения внимания к этим событиям. Ведь не зря нередки случаи отрицания Холокоста, которые проявляются в Интернете, в различных выступлениях не последних в обществе людей. Но нет нужды отрицать Холокост, достаточно просто перестать упоминать его, приезжать к местам Памяти. И тогда через пару десятков лет выяснится, что ничего такого вообще не было.

Вот почему так важна была акция Памяти, которую долгие годы вынашивал один из выживших узников Богдановского лагеря Митя Быков. Он попал в лагерь из Одессы со своей большой семьей в полуторагодовалом возрасте. Из 33-х родственников спаслись от пуль и выжили всего 4 человека — он, сестра, мама и бабушка. И долгие годы Митя, проживающий сейчас в Соединенных Штатах, лелеял мечту отдать свой долг памяти этому трагическому месту — Богдановскому лагерю.

Он нашел единомышленника в этом вопросе в лице председателя Николаевской областной еврейской общины Михаила Гольденберга. Тема Памяти в работе этой общины занимает одно из важнейших мест. Так Николаевское Общество еврейской культуры занимается исследованиями Холокоста, издает много книг на эту тему. Ежегодными стали поездки к захоронениям жертв Холокоста на месте бывших еврейских колоний. Михаил добился разрешения и, собрав средства среди членов общины, установил в городе памятник горожанам-жертвам Холокоста. А размещается их община вместе с Хеседом в доме, который построил на средства своей семьи сам Михаил.

Идея о посадке возле памятника жертвам Богдановского лагеря аллеи Памяти более детально обсуждалась в самой Богдановке, куда Митя приехал в сентябре нынешнего года. Вместе с Михаилом и с еще одним единомышлеником — директором богдановской школы Алексеем Поспеловым — они осмотрели место предполагаемой посадки, обсудили последовательность действий и их сроки.

Михаил взял на себя координацию всей работы. Он выбрал в местном Зеленхозе деревья, определившись с породой, которая легко приживается в этом климате, расчертил разметку посадки деревьев, которые не только очертят аллею, но и охватят памятник со всех сторон. Так была спланирована роща из 127 ясеней. Именно столько человек спаслись и выжили в лагере после окончания расстрелов и до освобождения.

За Алексеем оставалась нелегкая подготовительная работа — принять и сохранить до посадки деревья, отправленные из Николаева, выровнять участок земли для посадки, заготовить посадочные лунки, удобрения и воду для полива. Была выбрана дата проведения акции — 29 октября.

К этому дню в Богдановку, кроме главного «виновника» — Мити Быкова, — приехали многие люди. Были члены еврейских общин Николаева и Одессы, бывшие узники гетто и концлагерей, жители и школьники Богдановки, школьники из Доманевского района.

Михаил Гольденберг открыл митинг и после минуты молчания, объявленной школьниками Богдановки, пригласил для выступления начальника управления культуры Николаевской облгосадминистрации Михаила Димитрова. Выступали представитель администрации Доманевки — Наталья Фалько, депутат областного совета — Сергей Черный и председатель региональной ассоциации бывших узников гетто и нацистских концлагерей Роман Шварцман. От Богдановской школы выступила руководитель краеведческого кружка и преподаватель истории Людмила Поспелова.

Самым волнующим и трогательным было выступление Мити Быкова. Это были слова 77-летнего человека, которому представилось счастье стоять в этот день на этой святой Земле.  От себя, от своей семьи и земляков, переживших Холокост, Митя поблагодарил всех собравшихся на митинг, и тех, кто помогал ему осуществить это благое дело — посадку аллеи Памяти. «Посаженная сегодня аллея памяти - это дань от всех выживших в Богдановской катастрофе, она будет напоминать нам о прошлом, без которого нет настоящего и будущего. Мы сегодня стоим на страже не повторения уничтожения человечества, очевидцем которого был я» - сказал Митя. И в завершение он произнес: «Никогда, Never Again, Ніколи знову». Эти слова были написаны на привезенных им из дому майках, которые дети надели на себя при проведении митинге и в которых сажали деревья.

После поминальной молитвы, которую прочитал главный раввин Николаева и Николаевской области Шолом Готтлиб, началась посадка деревьев.

Воспоминания Мити, которые он сохранил по рассказам его бабушки Симы и сестры Эммы, требуют вернуться к теме, которая сегодня нередко затрагивается при упоминании о Холокосте. Мы знаем о Праведниках, которые были на территориях, оккупированных немецкими и румынскими фашистами. Праведники были людьми редкой духовности, которые вопреки угрозе их жизни и негативной по отношению к евреям общей антисемитской атмосфере спасали евреев. Такие случаи были и с некоторыми евреями, которых гнали из Березовки в Богдановку. На этой дороге смерти некоторым удавалось сбежать из колонны, некоторые передавали детей в руки селян. Да, эти редкие случаи спасения были. И мы преклоняемся перед такими людьми.

Но в лагере после прекращения расстрелов была иная ситуация. Не было необходимости прятаться, скрываться, потому что не было команды убить всех до последнего. Не было необходимости прятаться, искать укрытия, просить о помощи в спасении. Была лишь угроза смерти от голода, холода и болезней. Одна из выживших в Богдановском лагере и жившая в г. Первомайск — Эстер Кильман — рассказывала о том, что румыны были не лучше немцев. «Немцы расстреливали, а румыны просто бросили оставшихся в живых умирать за колючей проволокой» - говорила она. Выжить ей удалось, питаясь, буквально, подножным кормом, выискивая остатки овощей на полях.

По воспоминаниям Митиной бабушки, детям срывали стебельки и веточки, из которых они высасывали сок, чтобы заглушить голод. Жажду утоляли питьем воды из дождевых луж или снегом. Все дети болели дистрофией, рахитом, золотухой. Иногда бабушке удавалось выбраться за ограждение лагеря и подрабатывать у селян. С румынами можно было договориться за плату. И это делали либо узники, либо селяне, чтобы получить батраков для работы за еду.

А настроения среди большинства местного населения выразил в собственных оценках один из жителей Константиновки, который был свидетелем того, как некоторые узники, пробирались в село, надеясь обменять еду на золото: «Представляешь, идет он по селу, и сала ему не предлагай - ты ему курочку подавай! Жид пархатый!”

Таким было в ту пору отношение значительной части местного населения к евреям. И это многое проясняет в Богдановской трагедии, в частности, и во всей истории Холокоста. Многочисленные повсеместные злодеяния нацистов против еврейского народа были бы немыслимы без негативного отношения к ним большинства местного населения - будь то в Польше, Германии или на Украине.

Поэтому об оставшихся в живых после освобождения этого лагеря смерти правильнее говорить не как о спасшихся (их никто не спасал), а как о выживших. Выживших вопреки, а не благодаря!

Так завершился этот особый день для Мити Быкова, для всех участников памятной акции и, хочется верить, для святого памятного места, где был Богдановский лагерь смерти. На территориях, где еще недавно господствовал тоталитарный режим, местный менталитет позволяет оценивать любое событие по присутствию, либо отсуствию на нем первых лиц от власти. Несмотря на приглашение, эта акция прошла без местного губернатора. Это не снизило важность происходившего и только подтвердило важность для всех понимания того, что это не трагедия только еврейского народа, а трагический фрагмент жизни всего человечества. Этот фрагмент стал неотъемлемой частью европейской истории, катастрофой для всего человечества. И  пренебрежение тех, кто обязан был находиться на этом месте в такой день, не может принизить масштабы трагедии и вечность памяти о ней, понимание ее истоков, причин и угрозы повторения для всех и каждого.

Митя Быков продолжает строить планы на будущее, создавать фонд для поддержания мемориального комплекса. А его единомышленники в Николаеве и в Богдановке готовы подхватить эти инициативы и развивать его начинания. И пусть деревья, посаженные в Бодановке, превратят это место в рощу памяти, пусть их ветви и листья своим шумом не дадут забыть и не дадут повторить!!!

Альбина Шульман



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!