Осенние раздумья о будущем

 Песах Амнуэль
 11 декабря 2017
 753

Знаете ли вы, что такое UNESCO? Конечно, знаете: Агентство ООН по вопросам образования, науки и культуры. Цель UNESCO — хранить и пестовать научное и культурное наследие человечества. Во всем мире нет организации с более благородными целями. Теоретически. Да, UNESCO и этим занимается, но — по остаточному принципу (во многих странах именно по этому принципу относятся к науке и культуре, так почему бы международной организации не взять пример?) Основное время страны, входящие в UNESCO, посвящают обсуждению и принятию резолюций либо осуждающих Израиль за отсутствие должного уважения к культурным ценностям, либо объясняя человечеству, что к многочисленным артефактам прошлого на Земле обетованной Израиль и евреи не имеют никакого отношения. Храмовая гора, говорите? Храм Соломона? Не было никакого храма, это выдумки евреев. «На самом деле» на горе всегда стояла мечеть Аль-Аксы, на которую сейчас евреи покушаются.  

UNESCO и в прежние времена не славилась логичностью и историчностью резолюций. Во время президентства Рональда Рейгана Соединенные Штаты демонстративно выходили из состава UNESCO, поскольку Рейган полагал, что эта организация проводила политику в интересах СССР. Вернулись США в UNESCO в 1992 году, когда СССР перестал существовать. Сейчас, при президенте Дональде Трампе, чье имя всего одной буквой отличается от имени Рейгана, США выходят из UNESCO вторично — на этот раз, может быть, окончательно.
Причина очевидна: UNESCO не культуру поддерживает, а практикует неистовый антисемитизм, перевирая прошлое и фальсифицируя историю. США продолжат вносить свой существенный финансовый вклад (80 миллионов долларов ежегодно) в бюджет ЮНЕСКО до 31 декабря 2018 года, а потом «блюстителям культуры» придется сильно урезать свои траты. Возможно, дойдет даже до того, что UNESCO, лишившись американского финансирования, попросту прекратит существовать.
Но даже если так, наверняка последней ее резолюцией будет осуждение Израиля. Предлог найдется. Правда, Израиль к тому времени тоже не будет членом UNESCO, поскольку Биньямин Нетаниягу в тот же день, когда американцы огласили свое решение, приказал работникам МИДа Израиля начать подготовку к выходу из UNESCO.
Некоторые обозреватели (и страны) считают решение США и Израиля неправильным и недальновидным. Ведь новым генеральным директором UNESCO избрана бывшая министр культуры Франции, марокканская еврейка Одри Азулай. И это ли не повод для примирения? Вряд ли, однако, Азулай, даже если захочет, сумеет что-то изменить в этой организации, где простым большинством голосов мусульманских стран принимают вопиющие антиизраильские резолюции.
Теперь еврейское происхождение гендиректора будет служить хорошей ширмой для уже принятых и еще только готовящихся резолюций — скажем, о том, что царь Шломо никакого отношения к евреям не имеет, поскольку в Коране он назван другим именем…
Впрочем, UNESCO при всем своем антисемитизме вряд ли в силах реально повлиять на историю, да и мировая наука и культура мало чем обязаны этой организации.
Другое дело — Иран. Одна из самых мощных мусульманских стран, реально грозящая Израилю уничтожением. Бюджет UNESCO — капля в море по сравнению с теми деньгами, что ежегодно тратит Иран на разработку военных технологий, прежде всего баллистических ракет, уже и сейчас способных достичь любой точки в Израиле. UNESCO — тигр бумажный, всего лишь противный и раздражающий. Иран — вот истинный хищник. Когда при президенте Обаме готовился договор с Ираном относительно ядерных разработок, Израиль резко выступал против, а Нетаниягу не останавливался даже перед тем, чтобы вступить в открытую конфронтацию с американским президентом.
Тем не менее договор был подписан, санкции с Ирана сняты, страна получила десятки миллиардов долларов, большая часть которых пошла все на те же военные разработки, а угрозы в адрес Израиля не прекратились. Работы по созданию атомного оружия Иран заморозил (во всяком случае, официально), но оставил за собой право продолжить в любой момент, который сочтет нужным. Иными словами, атомная бомба у Ирана все равно появится (повод найдется) — разве что не в ближайшем году, а чуть позднее.
Дональд Трамп еще перед выборами говорил, что, став президентом, непременно пересмотрит отношения с Ираном и введет новые жесткие санкции, чтобы не допустить появления у Ирана ядерного оружия. В октябре, уже будучи президентом, Трамп заявил, что США в любой момент готовы денонсировать договор и ввести санкции. Если Евросоюз не готов пойти на такие же меры, США введут санкции самостоятельно.
Биньямин Нетаниягу приветствовал заявление Дональда Трампа. Вопрос, однако, в том, к чему может реально привести не риторика (которой лидеры США и Израиля пока ограничиваются), а реальный выход США из «ядерной сделки» с Ираном. Есть два варианта. Первый: Иран не захочет опять оказаться под серьезными санкциями, на самом деле прекратит испытания ракет и уничтожит свою ядерную программу. Заодно, может, перестанет и Израилю угрожать.
Вариант второй. Иран ускорит работы и по ракетам, и по ядерному оружию. Санкции? Не привыкать, иранский народ горд и терпелив. Будут у Ирана и межконтинентальные ракеты, и своя атомная бомба. Будут даже раньше, чем многие думают. Какой вариант, по-вашему, правдоподобнее? По-моему, второй. Собственно, сразу после октябрьской речи Трампа президент Ирана Роухани так и заявил: «Страна никогда никому не покорялась и не станет покоряться в будущем». Другого ответа, видимо, и ожидать не стоило.
Да, «ядерный договор» был плох, он частично развязывал Ирану руки. Но сохранялась хотя бы видимость контроля. Не будет договора — не станет и контроля, а руки у Ирана развяжутся окончательно. Если «ядерная сделка» отодвигала появление у аятолл атомной бомбы в какое-то более или менее отдаленное будущее, то денонсация договора сделает иранскую атомную бомбу реальностью скорее всего ближайших лет.
В обоих случаях с попытками Ирана установить свою гегемонию на Ближнем Востоке придется бороться не договорами (это в любом случае паллиатив), а оружием.
Руководители европейских стран это прекрасно понимают, поскольку разбираются в ситуации, во всяком случае не хуже журналистов и комментаторов. Но выступают, тем не менее, против США и Израиля по простой скорее всего причине: денонсация «ядерной сделки» приближает необходимость принимать «непопулярные решения», а сохранение сделки отдаляет эти решения, оставляет их будущим президентам и премьер-министрам. Простая политическая арифметика.
И вот тут у США и Израиля появляются неожиданные союзники: те самые арабские страны, которые не так давно сами грозились покончить с Израилем. Иран со своими претензиями на гегемонию заставил арабских лидеров «поменять пластинку». Иран сейчас для аравийских монархов и шейхов — враг куда больший, чем Израиль. Монархи и шейхи понимают, что Израиль никогда не станет для них угрозой. А Иран уже стал. Шиитский Иран — против суннитских стран Залива. Шииты и сунниты враждуют с куда большей ненавистью друг к другу, чем к евреям. Примеров сейчас более чем достаточно: Сирия, Ирак, ИГ, теракты в мечетях — сунниты взрывают себя в шиитских мечетях, шииты — в суннитских.
А «враг моего врага…» Нет, друзьями мы с шейхами не станем, но временными союзниками — похоже, да. И вот уже министерство иностранных дел Объединенных Арабских Эмиратов заявляет, что «Иран стремится посеять в регионе хаос и нестабильность». А Израиль с секретным визитом посещает член королевской семьи из Саудовской Аравии (тише-тише, никто об этом знать не должен… Но разве от журналистов скроешь? И разве журналисты могут не поделиться информацией с читателями?)
Создается впечатление, что на фоне иранской проблемы и разборок суннитов с шиитами, сирийской оппозиции — с Асадом, курдов — с иракцами и турками проблема палестинцев реально отошла на второй и даже на третий план. Впечатление это, с одной стороны, реально, с другой — обманчиво, поскольку проблема для Израиля осталась, какой и была. С Ираном придется «разбираться» в будущем, а с палестинцами — сейчас, каждый день.
Террор хотя и стих в последние месяцы, но никуда не исчез, достаточно вспомнить убийство Реувена Шмерлинга в Кафр-Касеме. Он был забит до смерти двумя палестинскими арабами, жителями деревни Кабатия. Убийство признано терактом.
И на этом фоне руководство палестинской автономии объявило о примирении наконец (в который раз!) ФАТХа с ХАМАСом. Делегации подписали 12 октября в Каире (под присмотром египетских посредников) соглашение, согласно которому ­ХАМАС дает обязательство к 1 декабря передать административное управление сектором Газа новому правительству национального единства. ХАМАС передаст ФАТХу также контроль над КПП в секторе Газа на границах с Израилем и Египтом.
Однако в соглашении ни слова нет о том, у кого будет военный контроль в секторе Газа, и ни слова об обмене пленными между ХАМАСом и Израилем. Значит, военные подразделения ХАМАСа остаются при оружии, план ХАМАСа уничтожить Израиль — в силе, и надежды на хотя бы начало новых мирных переговоров по-прежнему на нуле.
Об этом вполне откровенно говорят как в Израиле, так и в Газе, и в Рамалле. Махмуд Аббас, заявив об «окончательном преодолении палестинского раскола», не преминул отметить, что переговоры с Израилем начнутся только после того, как Израиль примет все предварительные условия (Восточный Иерусалим — столица будущей Палестины, эвакуация еврейских поселений Иудеи и Самарии и так далее). Условия неприемлемые, Израиль об этом заявлял и раньше, ничего нового, по сути, примирение двух палестинских организаций не принесло.
Для Израиля это примирение в ближайшей перспективе (если ФАТХ с ХАМАСом не передерутся в очередной раз) может привести к усилению террористической опасности — если в результате «демократических выборов» ХАМАС победит на территориях, как уже произошло десять лет назад.
В Израиле, естественно, тоже не питают надежд на скорое возобновление переговоров. Вот мнение Биньямина Нетаниягу: «Каждый, кто говорит о мирном процессе, должен прежде всего признать Израиль национальным еврейским государством… Второе: нужно распустить военное крыло ­ХАМАСа. И третье: ХАМАС должен разорвать связи с Ираном».
На заседании военно-политического кабинета министры единогласно (редкий случай!) приняли постановление: никаких переговоров с палестинцами, пока ХАМАС не признает права Израиля на существование, расформирует военное крыло, прекратит террор и вернет погибших израильских военнослужащих, а также гражданских лиц, насильственно удерживаемых в секторе Газа. При этом палестинская администрация должна обеспечить безопасность в секторе Газа и работу КПП, а палестинские службы безопасности — не допускать контрабанды оружия в сектор Газа, а также в Иудею и Самарию.
Реалистично, что Израиль еще до начала переговоров выполнил требования палестинцев, а палестинцы — требования Израиля? Это не просто нереалистично, это невозможно в принципе.
Между тем президент Трамп продолжает надеяться, что ему все-таки удастся сдвинуть с места этот вросший в землю «локомотив» без топлива и колес.
А ведь мало — сдвинуть переговоры с мертвой точки. Нужно еще довести их до соглашения, приемлемого для обеих сторон. Как видно из приведенных выше списков обоюдных требований, задача эта безнадежна. По крайней мере, сейчас и в ближайшей перспективе.
А на поколение вперед не берутся предсказывать даже футурологи с фантастами.
Песах АМНУЭЛЬ, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!