В гостях у Иланы

 Фрэдди Зорин
 11 декабря 2017
 535

В карауле бессменном Здесь стоят испокон Яффо старого стены — Часовые времен…

На замечательный образ меня вдохновил Старый Яффо — один из главных портов Древнего Израиля, входящий в число древнейших населенных городов планеты. Через века Яффо сохранил неповторимое лицо. Его историческая часть, где и поныне продолжаются реставрационные работы, превращена в единый туристический центр, где живут художники, ремесленники, музыканты, актеры и люди других творческих профессий.
Бродить по крутым и извилистым улочкам можно 1001 день и 1001 ночь. И не нагуляться, и не надышаться особым воздухом этого заповедного уголка, где переплетены реальность и миражи. Каждая эпоха оставила здесь свой узнаваемый и нестираемый след. У подножья одной из прибрежных скал, согласно древнегреческому мифу, Персей спас Андромеду. Отсюда, согласно ветхозаветной Книге пророка Ионы, отправился пророк в свой путь.
Архитектурным «отзвуком» эры фараонов служит обнаруженная при археологических раскопках арка Рамзеса. О наполеоновском присутствии свидетельствуют пушки, возле которых охотно фотографируются многочисленные зарубежные гости Израиля, посещающие яффское побережье.
Если представить себе фолиант под названием «Сказки Старого Яффо», то одной из них стала бы в этой книге посвященная дому под номерами 2-4 по улице Мазаль Дагим, который возвышается над остальными, будто у причала пришвартован многоярусный морской лайнер.
Когда-то сооружение служило пос­тоялым двором для еврейских паломников, прибывавших из далеких краев на Святую землю. Во второй половине XIX века там поселился Салим Касар, чья семья была родом с острова Мальта. Этот человек, что ныне трудно себе представить, являлся вице-консулом 12-ти (!) государств. И, кроме того, удачливым предпринимателем, владельцем земель и фруктовых рощ.
В яффском доме, о котором идет речь, проживала его семья, а также было налажено парфюмерное производство. На цокольном этаже находилась печь, в которой растапливали оливковое масло для производства косметики, мыла, духов. А в наше время в историческом здании размещается, единственный в своем роде музей в Израиле, названный именем его создательницы — самобытной художницы, скульптора, дизайнера и коллекционера Иланы Гур.
У этой удивительной женщины — своя семейная история, которая могла бы стать сюжетом для увлекательного телевизионного сериала. Имя ее деда Иосифа (Иосла) Сапира знала не только Молдаванка и Пересыпь, но и вся Одесса, где он жил кипучей жизнью на рубеже XIX–XX веков. Он занимался литературной и издательской деятельностью, основав, в частности, ставшую популярной в среде его соплеменников «Ди копикэ-библиотек» («Библиотеку-Копейку»), и печатал и распространял по символической цене книжки на идише.
Иосиф к тому же проявил талант художника и скульптора, а еще был практикующим врачом, имея медицинское образование, полученное в Вене. Этот интеллигент, да к тому же и полиглот, знавший, кроме идиша и русского, еще иврит, немецкий и французский, в годы обучения в гимназии познакомился с идеями сионизма и проникся ими, перенеся теоретические познания в сферу практической деятельности.
Иосиф вступил в организацию «Ховевей Цион», главной задачей которой было переселение евреев из Российской империи на историческую родину — в Землю Израиля и дальнейшее их обустройство в сельскохозяйственных поселениях.
Сапир возглавил отделение этой организации в Одессе, приступив к изданию печатных органов — еженедельника «Кадима» и газеты «Еврейская мысль». За участие в сионистской конференции он был арестован, позднее стал руководителем одесского отделения фонда «Керен каемет» и Комитета по оказанию помощи евреям — жертвам погромов. Иосиф пережил Октябрьскую революцию и Гражданскую войну, окончательно осознав: не еврейское это дело — красными флагами размахивать.
В 1925 году Сапир уехал на жительство в Палестину со своей супругой Матильдой, известной пианисткой, и с двумя детьми — сыном Барухом и дочерью Рахелью-Раей. Зарекомендовав себя опытным гинекологом, доктор Сапир вскоре начал заведовать отделением акушерства в иерусалимской больнице «Бикур Холим». Его сын Барух снискал известность как архитектор. Достаточно сказать, что его именем названа одна из улиц в Тель-Авиве.
Рахель-Рая, продолжив дело отца, получила медицинское образование. Она вышла замуж за молодого репатрианта из Венгрии по фамилии Вильчек, и они отправились жить в Тверию. Там, на Кинерете, для врачей была интересная работа. В Тверии у этой четы родились двое детей — в 1932 году сын Дани, а через четыре года — дочь Илана. Отец семейства сменил потом фамилию, означавшую в переводе с венгерского на русский язык «волчонок», на похожую по смыслу ивритскую Гур («щенок»). Дани Гур, став профессором, явился одним из основоположников израильской кардиохирургии, а без Иланы Гур и ее творений невозможно теперь себе представить Яффо.
Илана с детских лет страдала дислексией. Для непосвященных поясним: это избирательное нарушение способности к овладению навыками чтения и письма при сохранении общей способности к обучению. Поэтому не удивительно, что учеба давалась девочке тяжело, и она вынуждена была оставить иерусалимскую художественную школу «Бецалель», не завершив в ней и первого курса. И это — при тяге к искусству и первых ее творческих опытах, которые заслуживали внимания и поощрения.
Когда девушке было 20 лет, ее заприметил красавец-турист из США Ленни Левингруб, без памяти влюбился и увез Илану за океан. Следующая глава в ее жизни может служить примером того, как стать миллионером. Илана решила собственноручно изготовить для супруга оригинальную ременную пряжку. Подарок этот не остался незамеченным. Его по достоинству оценили друзья семьи, потом друзья друзей, и в конечном счете Илана получила серьез­ный заказ от одной из фирм на дизайн ремней и пряжек.
Изделия, изготовляемые по дизайнерским разработкам Иланы Гур, и поныне успешно продаются по всей Америке в престижных галереях и бутиках. Но свое творчество Илана Гур никогда не ориентировала исключительно на извлечение коммерческой выгоды. Многое делалось ею для эксклюзивного оформления среды семейного обитания, какой она ее себе представляла.
Илана находила необычайное в обычном, удивляя и восхищая тех, кому доводилось видеть реализованные ею фантазии, в чем-то перекликающиеся с игрой воображения в художественным наследии Сальвадора Дали, но без малейшего намека на подражание или заимствование.
Дом в Яффо с видом на морскую бухту Илана приобрела в конце 1970-х годов в качестве летней семейной резиденции. Прославившись в Соединенных Штатах, она мечтала и желала приобщить к своему творчеству израильтян. К тому же ее коллекция, включавшая и собственные работы, и приобретенные в разные годы во многих странах произведения искусства, имеющие антикварную ценность, разрослась до таких размеров, когда становится бессмысленным таить это богатство от общественности.
После реставрации и реконструкции частный дом в Яффо превратился в Музей Иланы Гур. Произошло это в сентяб­ре 1995 года. Музей в полной мере отражает взгляд Иланы на окружающий нас мир, в соответствии с которым соединяются, казалось бы, несовместимые вещи: старое и новое, простое и сложное, деревенское и городское, а также плоское и объемное изображения. В предметах, композициях и инсталляциях Иланы Гур ощутим мотив вечного движения в природе, временности и непрочности плоти.
«В детстве, — объясняет Илана, — немало времени я проводила в больнице, где работала моя мама, и смерть перестала восприниматься мною как нечто особенное или противоестественное — все вокруг рождается и, когда приходит срок, умирает». Большое значение придает Илана Гур функциональности искусства.
Она неутомимо занимается дизайном кресел, столов, осветительных приборов, домашней утвари, используя при этом такие материалы, как бронза, железо, дерево, органическое стекло и… ископаемые кости животных и птиц, что в выставленных на обозрение ее творениях кажется странным — до тех пор, пока посетителям не удается преодолеть инерцию традиционного мышления и восприятия вещей.
Стоит отметить: автор этих произведений не только творит в доме-музее, но и живет там — в созданном и продолжающем создаваться ею пространстве. О диапазоне творческих исканий Иланы свидетельствует и тот факт, что она создает и женские украшения с элементами скульптуры: цепочки, браслеты, сережки, кольца, заколки. Что же касается крупных форм, то в тель-авивском парке «Чарльз Клор» можно увидеть скульптурную композицию Иланы Гур «Женщина против вет­ра», в мемориальном комплексе «Яд ва-Шем» в Иерусалиме установлена ее композиция «Больше никогда».
В Яффо, близ музея Иланы Гур, неподалеку от набережной, разместился скульптурный фонтан «Улыбающийся кит». Он сработан Иланой в память о библейском пророке Ионе, который был проглочен по Б-жественному повелению китом и пробыл в его чреве три дня и три ночи. Произведения Иланы Гур представлены и в зарубежных собраниях — в Музее искусства XX века в Вене, Музее современного искусства в Хельсинки, в собрании работ мастеров нашего времени в Мюнхене.
А в своем музее в Яффо Илана предоставляет возможность выставляться и собратьям по творчеству, причем как маститым авторам, так и начинающим художникам и скульпторам, если их работы вписываются в общую стилистику музейной экспозиции. А она на сегодняшний день включает более 500 произведений израильских и зарубежных художников, скульпторов, фотографов, а также шедевры дизайна, предметы антиквариата, уникальные образцы искусства стран Африки, Южной Америки и многое другое.
Илана Гур перешагнула уже 80-летний рубеж, но творческая энергия в ней отнюдь не иссякает. Она, в частности, направляется на поиски оригинальных форм популяризации искусства, приобщения к нему и коренных жителей Израиля, и новых его граждан из числа репатриантов. С этой целью в музее проводят обзорные и тематические экскурсии не только на иврите, но также на английском, русском, испанском и других языках, которые периодически сочетаются с выступлениями музыкальных коллективов. Эти концерты проводятся на верхнем ярусе здания, где расположен Сад скульптур.
С этой площадки под солнцем днем и под звездами вечером и ночью открывается впечатляющий вид на Старый город и на Средиземное море. В день моего посещения музея для его гостей состоялся концерт «Valsa-Salsa» в рамках музыкально-джазового проекта пианиста и композитора Димы Шехтера, включавший фантазии на музыкальные темы различных жанров, из разных эпох и из разных концов света.
Более полутора часов радовали меломанов сам Дима Шехтер, флейтист Ростислав Лерман, контрабасист Рам Эрез, виртуоз игры на ударных инструментах Гонен Розенберг и вокалистка Инбаль Голдблит. Музыка в сочетании с предметным наполнением Сада Скульптур создала атмосферу подлинного праздника.
Это выступление изобиловало неожиданными поворотами, превратившись в сплошную цепь сюрпризов. И представляется символичным, что в программу концерта исполнители, наряду с джазовыми композициями, включили мелодии из популярных советских кинофильмов в оригинальных обработках.
Они прозвучали как будто специально для Иланы Гур — как напоминание хозяйке дома-музея о семейных истоках, о той стране, из которой на историческую родину в конце первой четверти XX века уехали ее дед Иосиф и бабушка Матильда.
Фрэдди ЗОРИН, Израиль
Автор фото – Мария Горелик 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!