Славный юбилей

 Наоми Зубкова
 11 декабря 2017
 499

15 ноября в Музее еврейского наследия в Нью-Йорке свое 65-летие отметила Еврейская международная организация Chamah. Чествование собрало спонсоров и активистов организации, религиозных и общественных деятелей, представителей СМИ. Отцы-основатели Chamah устроили гостям радушный прием. Провели их по музею; дали возможность пообщаться в неформальной обстановке за коктейлями и легкими закусками; пригласили на великолепный концерт клезмерского джазового ансамбля под руководством известного композитора и вокалистки Златы Раздолиной; и увенчался вечер изысканным ужином.  

Однако центральным моментом — сердцем — этого юбилейного собрания стало награждение тех, кто оказывает поддержку Chamah в многочисленных проектах и работает на благо общины.
Наградой каждому стала ханукальная менора. Символический смысл этого дара объяснил собравшимся директор программ Chamah раввин Бенцион Ласкин. Он сравнил награжденных с шамашем, возвышающимся над восемью светильниками Хануки, — со свечой, от которой зажигают остальные огни. Это они — и почетный гость вечера Чарльз Роуз, и «Супружеская пара года» Самуил и Альбина Быковы, и лауреаты премий «Молодые лидеры» Евгений и Екатерина Ферштейн, а также «Лидеры русско-американской еврейской общины» Дмитрий Голобородский и Ирина Рахлис, и приехавший из Москвы специально на этот вечер лауреат премии «Хесед» Борис Кап­лан — несут свет еврейской общине, способствуют ее дальнейшему укреп­лению и процветанию.
У каждого из них своя история знакомства с Chamah. Кто-то просто дал слабину — уступил другу и пошел на одно из мероприятий Chamah, но прикипел и остался. Другого, чем-то огорченного в один не самый удачный день его жизни, выхватил из толпы в нью-йоркской подземке зоркий раввин Лас­кин — и приободрил. А вот Самуил Быков, чудом уцелевший вместе с бабушкой, мамой и сестрой восьмимесячный мальчик, который потерял в Холокосте на Украине 29 ближайших родных, всю жизнь несет ответ перед ними, ушедшими. К ним он обращался и в этот вечер, получая награду Chamah.
Нет сомнения, что все собравшиеся понимали значимость происходящего: ведь награды вручали им основатели Chamah — те, кто в 1950-е годы в Самарканде, в условиях строжайшей секретности, в глубоком подполье создавал организацию, целью которой было распространение Торы среди евреев Советского Союза и помощь нуждающимся соплеменникам. Сегодня они — президент Chamah раввин Гиллель Зальцман, вице-президент раввин Мошиах Худайтов и исполнительный директор раввин Биньямин Малаховский.
Организация, созданная этими совсем тогда юными людьми, отказавшими себе в праве на легкомыслие и бесшабашность, уцелела, выстояла, окрепла и продолжает служить своей цели, но теперь уже не только в бывшем Советском Союзе, а повсюду, где оказались сегодня некогда советские евреи — в Израиле, Америке, бывшем Советском Союзе. Об этом снимаются фильмы, пишутся статьи и книги, имена спонсоров программ Chamah объявляют на благотворительных обедах, высекают на стенах созданных с их участием учебных корпусов, детских лагерей, медицинских и реабилитационных учреждений.
В момент становления организации такое было немыслимо. Вся ее деятельность держалась в глубокой тайне — изучение, преподавание Торы, выпечка мацы, устройство микв. Гиллелю Зальц­ману как-то пришлось даже отказаться от дара в тысячу рублей — колоссальной по тем временам суммы, только ради того, чтобы сохранить в тайне, не подвергнуть риску работу своей группы. По сей день его мучает чувство вины за то, что отказом принять дар он обманул старшего товарища, желавшего помочь. И потрясает собственная твердость.
Но иначе бы все погибло. Искусством конспирации сами они овладели в раннем детстве, когда прятали талес под школьной формой или прибегали к разным ухищрениям, чтобы не писать на уроках по субботам. А позже, когда стали преподавателями в подпольных ешивах, то, принимая в свои группы учеников, прежде всего оценивали их умение хранить тайну, а вовсе не способность к учебе. В этих подпольных группах в Самарканде и окрестностях учились полторы тысячи детей, и все уцелели...
Сменялись и менялись страны, где они жили, взрослели и старели они сами, но цели, поставленной в Самарканде в ранней юности, не изменили и никогда не останавливались на достигнутом. Все 65 лет!
Наоми ЗУБКОВА, Нью-Йорк



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!