Фея ручья

 Таня Гринфельд
 11 декабря 2017
 595

Знаете ли вы, что даже среди самой обыкновенной природы есть уголки, о которых не подозревает никто, затерянные и спрятанные от постороннего взгляда совершенно необъяснимым образом?

Такие уголки разбросаны по всей Земле, и, возможно, в этом сказалась хитроумная воля самого Создателя – может, и так, хотя кое-кто сочтет все это вымыслом. И пусть. Люди подобного типа вряд ли когда-нибудь приблизятся к пониманию Прекрасного.

 

В одном из таких чудесных мест на берегу ручья, вливавшего свои свежие воды в несколько небольших озер, жила маленькая фея. Скорее всего, и место это, и озера обозначены на картах и имеют реальные названия. Разумеется, места эти не пустынны – утром, днем, а иногда и вечером слышатся то и дело голоса, плеск воды и детский смех. Но вряд ли кто-нибудь из отдыхающих подозревал, что здесь же, накладываясь как бы контуром на ландшафт, существует совсем другой, не видимый обычному взгляду, мир. Велики ли его размеры, или он простирается не дальше границ последнего из озерец, - неизвестно, да и важно ли это? Замечательно, что – невидимое для всех и беззащитное в своей открытости – такое место есть.

И именно здесь, среди склоненных к воде вечно цветущих деревьев, жила наша маленькая фея. Тут не было тишины в обычном понимании этого слова: ручей нес свои воды, журча песенку, птицы беспрестанно перекликались друг с другом в ветвях, а множество насекомых роилось с жужжаньем над цветами, которые тоже не молчали, наполняя воздух благоуханием. Тишина эта оглушала непривычное ухо – в ней было все: непрекращающийся звон цикад, песня жизни, мимо которой обычно человек быстро проходит – может, из боязни, - редко давая себе труд остановиться и окунуться всей душой в природу.

Фея не была маленькой девочкой, внешне она выглядела молодой изящной женщиной, но душой оставалась совершенным ребенком; выражение кротости и бесконечной доверчивости отражалось на ее лице. Прибавим к тому, что все в ее облике сквозило поразительной естественностью. Она любила ручей и озерца, считая их своим домом, потому что только здесь чувствовала себя легко и уютно. Она пила воду из ручья и целыми днями купалась то в одном, то в другом озере, легко переплывая их вдоль и поперек, любуясь разноцветной игрой стрекоз и бабочек.

В другое время она отдыхала на берегу, разглядывая небо сквозь пушистые ветки белой и голубой дикой сирени. И это совсем не было скучно, в такие минуты мысли ее текли так же плавно, как облака. И когда, лежа на спине, она отдавалась воде, сливаясь с нею своей душой, вода начинала нашептывать ей что-то свое, всегда ласковое и успокаивающее.

Так вода поведала ей, что все это водное пространство носит имя Танаис и, будучи женской сущностью, тоже очень любит иногда поболтать с купающимися. Жаль только, что не все могут понять ее шепот.

Жизнь феи была на первый взгляд проста и беззаботна. Но кто может сказать, какая мудрость стоит за подобной простотой? О многом говорили ее глаза, но кто сейчас может похвастать тем, что умеет читать по глазам?

Мир маленькой феи не был так одинок, как это может показаться – странным образом, но порой в ее мире вдруг оказывались мужчины: молодые парни, а иногда взрослые, вполне сформировавшиеся, люди.

Что заносило их сюда? Какая сила в них самих заставляла искать это заповедное место, где царствовали самые нежные голубые, розовые, зеленые тона и их оттенки. Магнит, во все времена называемый мечтой, притягивал их, и они оставались здесь надолго – или это только казалось? Ведь время отсутствовало в этом мире, и не было здесь ни завтра, ни вчера, но лишь бесконечно длившееся сегодня.

Маленькая фея всегда встречала нового мужчину с радостью. Она знала, что встреча их не случайна, так как не каждый может подойти к ней и ее тайне так близко, и она была по-своему благодарна им за этот, с ее точки зрения необычный шаг в незнаемое, требовавший поистине настоящего мужества.

Она любила их, потому что умела только любить, и в этом была ее суть, но любить такой необычной, сильной и неповторимой любовью, какую им никогда не довелось бы встретить где-нибудь в другом месте.

А когда некоторые из мужчин вдруг вспоминали о том, что у них есть и другие важные дела, оставленные в большом мире, она плакала, потому что привязывалась к каждому всей душой, но никогда никого не удерживала и отпускала, не смея вымолвить сквозь слезы ни слова о том, что ожидает каждого из них в грядущем после того, как они покинут мир у ручья.

У нее было очень чувствительное сердце и ранимая душа, и она плакала, понимая, на какую тоску обрекают они себя, так как неизбежно будут пытаться во всех встреченных женщинах увидеть ее, разглядеть сквозь их облик ее черты, искать ее ласковые руки, ее необычный голос и смех, но никогда не найдут той окутанной тайной нежности. И ощущение потерянного рая останется с ними навсегда…

Но пока они этого не знали и торопились перешагнуть обратно в грубый мир воющих и рычащих автострад, в грохот проносящихся мотоциклов и вой сирен, не подозревая, что им, редким счастливчикам, довелось встретить женщину, имя которой Любовь, живущую в мире Природы, что, впрочем, при ближайшем рассмотрении есть одно и то же.

Таня Гринфельд 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!