Операция «Нестандартный подход»

 Песах АМНУЭЛЬ, Израиль
 30 июля 2018
 218

Больше десяти лет информация, опубликованная утром 21 марта 2016 года всеми израильскими СМИ, была секретной и считалась важной государственной тайной. В течение более чем десяти лет Израиль не признавал (но никогда и не опровергал) обвинений в том, что именно израильские самолеты в ночь на 6 сентября 2007 года уничтожили строившийся в Сирии, в районе Дир аз-Зура (в 450 км к северо-востоку от Дамаска), ядерный реактор для производства оружейного плутония.

На протяжении десяти лет в зарубежной печати публиковались подробности той ночной операции и рассказы о том, что этой операции предшествовало. Можно было верить (но откуда журналисты знали такие подробности?), можно было не верить (уж слишком смелой и опасной выглядела операция), но подтвердить или опровергнуть сказанное и написанное мог только герой этого «документального триллера» — Израиль.

Лишь 21 марта нынешнего года гриф секретности был снят, и подробности операции, получившей в 2007 году кодовое название «Мехуц лекуфса» (буквальный перевод: «За пределами корзины», более вольный — «Нестандартный подход»), опубликовали израильские средства массовой информации. После уничтожения иракского ядерного реактора в Осираке в 1981 году операция «Мехуц лекуфса» оказалась самой смелой, самой неожиданной и самой успешной в истории не только израильских ВВС, но и во всей мировой военной практике.

Еще в конце прошлого века, когда Сирией правил Хафез Асад, отец нынешнего президента, сирийское руководство интересовалось возможностью заполучить технологии изготовления атомного оружия. Химическое оружие у Сирии было, и Асад, как и его иракский «коллега» Саддам Хусейн, не задумываясь, использовал химию против собственного народа. Атомная бомба — следующий шаг на этом пути. В 2004 году тогдашний директор «Мосада» Меир Даган получил разведывательную информацию о том, что в Сирии, вероятно, собираются строить (или уже строят?) реактор для получения оружейного плутония. Год спустя военная разведка АМАН выяснила, что в пустыне провинции Дир аз-Зур в Сирии строят объект непонятного назначения. Главным аргументом в пользу того, что это атомный реактор, стали спутниковые фотографии, на которых было видно: «коробку» в пустыне соединили трубопроводом с рекой Евфрат. Зачем? Для любого промышленного и даже военного объекта не нужно столько воды, а вот для охлаждения атомного реактора воды действительно требуется очень много.

Разведка сообщала и о том, что постоянные контакты происходят между учеными и руководством Сирии, Ирана и Северной Кореи. У Северной Кореи атомная бомба уже есть, как и технологии ее производства. Иран к ядерному оружию стремится, и Сирия в этой компании, похоже, хотела занять свое место.

Как потом оказалось, на самом деле строительство реактора в Дир аз-Зуре началось еще в 2001 году. Обнаружили эту информацию специалисты из подразделения 8200 ЦАХАЛа, где занимались электронной и кибернетической разведкой.

Нужно было получить о сирийском «атомном проекте» надежную и однозначную информацию. И такая информация была получена в конце 2006 года. Агенты «Мосада» в Лондоне, следившие за неким высокопоставленным сирийским чиновником, сумели заполучить данные, хранившиеся на диске его лэптопа. Это были планы, карты, схемы, бухгалтерские документы и еще много другой информации об объекте в Дир аз-Зуре. Исчезли последние сомнения — да, это атомный реактор, причем уже на завершающей стадии строительства.

В 2007 году тогдашний премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт обратился к президенту США Джорджу Бушу. Ольмерт просил Буша уничтожить объект в Дир аз-Зуре. В изданной несколько лет спустя книге воспоминаний Джордж Буш, уже оставивший президентский пост, написал, что, получив просьбу Ольмерта, решил сначала проконсультироваться с руководством ЦРУ. «ВВС США, — писал Буш, — несомненно, могли уничтожить этот объект, но бомбардировка суверенной страны без предупреждения и каких-либо оснований могла вызвать крайне негативную реакцию». И президент занял выжидательную позицию.

Между тем время шло, до пуска реактора оставались, по оценкам израильтян, считанные месяцы, а бомбардировка уже работающего атомного реактора — это огромная опасность: радиоактивное заражение территории, второй Чернобыль…

И летом 2007 года ЦАХАЛ решился на чрезвычайно рискованную операцию: в сирийскую пустыню отправились два вертолета с оперативной группой спецназа Генерального штаба «Сайерет маткаль». Задание: взять пробы почвы рядом с «коробкой» в Дир аз-Зуре. И им это удалось! Вертолеты сумели обмануть сирийскую противовоздушную оборону и приземлиться в непосредственной близости от строившегося объекта. Когда пробы почвы были уже на борту, к вертолетам приблизился сирийский военный патруль, и пришлось срочно взлетать, чтобы избежать боевого конфликта.

Вертолеты успешно вернулись на базу, и в распоряжении израильского руководства оказалось однозначное и неопровержимое доказательство: да, сирийцы строят атомный реактор.

Дальнейшее промедление могло привести к очень тяжелым последствиям — не столь уж важным для США, но трагическим для Израиля. А президент Буш все медлил с ответом.

Разумеется, в ЦАХАЛе не сидели сложа руки. Летчики тренировались, повторяя раз за разом все детали возможной операции. Полеты проходили в воздушном пространстве Израиля, чтобы подготовка осталась незамеченной.

За несколько часов до атаки в Тель-Авиве собрался военно-политический «триумвират»: премьер-министр Эхуд Ольмерт, министр обороны Эхуд Барак и министр иностранных дел Ципи Ливни.

В ночь на 6 сентября 2007 года восемь израильских самолетов (четыре F-15 и четыре F-16) взлетели с баз «Рамон» и «Хацерим», полетели на запад в сторону Средиземного моря, где направились на север вдоль побережья и, достигнув района турецко-сирийской границы, повернули на восток — в сторону Сирии. В 0 часов 40 минут самолеты выпустили ракеты, и цель была поражена. На строившийся реактор было сброшено около 24 тонн боеприпасов. Этого оказалось достаточно для полного уничтожения объекта. Еще через полчаса все самолеты благополучно приземлились на своих аэродромах.

Был, конечно, риск, что возмущенный Башар Асад начнет против Израиля полномасштабную войну (как же, такое наглое «преступление израильской военщины»!), но сирийский лидер благоразумно воздержался от военной акции. Даже сейчас, когда Израиль официально признал, что именно израильские самолеты уничтожили реактор, Асад никак это заявление не прокомментировал.

Остался вопрос, заданный в начале статьи: почему Израиль прервал молчание? Почему именно сейчас?

Дело в том, что на новый виток вышел другой «атомный проект» — иранский. После того как с Ираном подписали «ядерную сделку» и санкции с этой страны были в основном сняты, аятоллы получили возможность тайно продолжить разработку своего ядерного оружия. Израиль всегда резко выступал против «ядерной сделки» с Ираном и снятия санкций, но лишь когда президентом США стал Дональд Трамп, голос Израиля был услышан в Белом доме.

30 апреля Израиль взорвал вторую «информационную бомбу»: стали известны результаты еще одной операции, на этот раз не военной, а разведывательной. Премьер-министр Биньямин Нетаниягу объявил, что израильской разведке «Мосад» удалось вывезти из Ирана полтонны подлинных документов, свидетельствующих о том, что Иран многие годы вводил международную общественность в заблуждение относительно своей ядерной программы. Израильские разведчики обнаружили и вывезли секретный архив, в котором хранилось 55 тысяч текстовых документов и фотографий и более 50 тысяч компьютерных файлов на 183 дисках. Эта операция, как и «Нестандартный подход», оценивается специалистами как уникальная, не имевшая аналогов в истории. На этот раз — в истории разведки.

Стало понятно и то, почему операцию по уничтожению сирийского реактора Израиль рассекретил именно сейчас: это была «артподготовка» к взрыву новой «информационной бомбы».

Результат последовал незамедлительно. Даже два результата, вроде бы не связанные друг с другом, но на самом деле являющиеся звеньями одной цепи. Аналитики полагали, что Иран не оставит без последствий публикацию секретного архива. Так и произошло: Израиль расставил ловушку, и Иран в нее попался. В ночь на 10 мая из Сирии, где расположены военные базы, принадлежащие Корпусу стражей исламской революции, были выпущены по территории Израиля 20 ракет иранского производства. До Израиля, впрочем, долетели только четыре из них, остальные упали на территории Сирии, а те, что долетели, были сбиты системой «Железный купол». А Израиль получил хороший повод для операции возмездия. В ту же ночь израильские самолеты разбомбили 50 целей в Сирии: были практически уничтожены почти все военные базы, склады, штабы и разведывательные подразделения вооруженных сил «Эль-Кудс», принадлежащих иранскому Корпусу стражей исламской революции. Уничтожены сирийские и иранские средства ПВО — радары и ракетные установки, в том числе такие, как С-200, «Панцирь» и «Бук». Иран пытался угрожать Израилю из Сирии, и в течение нескольких часов вся эта созданная аятоллами система оказалась разрушенной.

Наконец и Дональд Трамп сказал свое слово. Через два дня после израильской атаки президент США выступил с заявлением о том, что Соединенные Штаты выходят из подписанного Бараком Обамой соглашения по иранской ядерной программе. США не только возобновляют прежние санкции против Ирана, но и введут новые. Американским санкциям подвергнутся все компании (в том числе и собственно американские), ведущие какие бы то ни было дела с Исламской Республикой.

Страны Европейского союза пытались предотвратить выход США из договора. Дело в том, что после того как договор был подписан и санкции с Ирана сняты, многие европейские компании подписали с Ираном многомиллиардные контракты. Теперь этим компаниям угрожают огромные убытки, связанные с американскими санкциями. Убытки, превышавшие возможные доходы. И европейские компании одна за другой стали разрывать подписанные с Ираном контракты. Потеряв свои сирийские базы, Иран сейчас теряет миллиарды долларов, стране угрожает не просто экономическая стагнация, но, вероятно, полный крах. Без европейских и американских контрактов, самостоятельно, экономика Ирана развиваться не может.

Иран не способен сейчас даже выполнить свою постоянную угрозу — начать большую войну, чтобы утвердить себя как ближневосточного гегемона.

События последних месяцев, конечно, нанесли Ирану огромный урон, но не подорвали окончательно неистовое желание аятолл обзавестись атомным оружием и исполнить свою мечту — стереть Израиль с карты мира. Большой войны с Ираном скорее всего не будет — во всяком случае, в ближайшее время. Но Иран вряд ли отступится от своей ракетной программы и уже угрожает возобновить работы по программе атомной.

Допустить, чтобы у Ирана появилась атомная бомба, Израиль не может — для еврейского государства это смерти подобно.

Рассекретив именно сейчас операцию, проведенную в 2007 году, Израиль подал знак аятоллам. Второй знак был подан, когда Израиль предъявил миру тайный иранский архив. Третий знак — уничтожение иранских объектов в Сирии. Знаков достаточно. Поймет ли их руководство Ирана?

Конечно, и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу (он же министр иностранных дел), и министр обороны Авигдор Либерман прекрасно понимают: Иран — не Сирия и не Ирак. Невозможно уничтожить ядерный потенциал Ирана, разрушив единственный реактор. Тем не менее выжидать и рисковать собственным существованием еврейское государство не намерено.

И это правильно.

Песах АМНУЭЛЬ, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!