Анатомия подвига

 Леонид Гомберг, Москва leonid-gomberg.ru
 20 мая 2019
 111

Книга Ильи Васильева и Николая Сванидзе «Собибор. Возвращение подвига Александра Печерского» (М.: ЭКСМО, 2018) была приурочена к 75-летию восстания в лагере смерти. Кроме «документального исследования» (так авторы определили жанр своей работы) здесь впервые публикуются некоторые важные документы, редкие фотографии и, наконец, потрясающий источник военной эпохи — документальная повесть Александра Печерского «Тайна Собибурова лагеря». Завершают книгу — четыре небольших эссе израильского политика Юлия Эдельштейна, журналиста Владимира Познера, писателя Дмитрия Быкова, актера и режиссера Константина Хабенского.  

Как известно, Собибор был построен и «введен в эксплуатацию» в начале 1942-го. Территория лагеря была разделена на три сектора. В первом располагались мастерские и два жилых барака – мужской и женский, в которых содержались несколько сот заключенных. Второй сектор назывался «чистилищем»: пребывшие в лагерь узники оставляли там свои вещи, раздевались и переходили в третий сектор, где находились так называемые бани, т.е. замаскированные газовые камеры.
Все это было огорожено несколькими рядами колючей проволоки, минным полем и глубоким рвом. Летом 1943 года к лагерю начали пристраивать четвертый сектор. 
Младший офицер РККА Александр Печерский попал в плен в октябре 1941 года года под Вязьмой и был помещен в лагерь для военнопленных в Смоленске. После попытки побега был переправлен сначала в Борисов, а потом в Минск. Именно там, в Минском трудовом лагере во время медосмотра он был идентифицирован как еврей. Но в лагерь смерти Собибор его привезли только в сентябре 1943-го.
В этот день, 22 сентября, вместе с Печерским туда прибыли около двух тысяч человек, в подавляющем большинстве евреев. 
Восемьдесят из них в основном, военнопленных, немцы оставили для работы, остальных уничтожили в тот же день. Можно считать это чудом: эсэсовцы «пощадили» большую группу бывших красноармейцев! Так, по странному стечению обстоятельств, Печерский оказался во главе нескольких десятков товарищей с боевым опытом, считавших себя частью Красной Армии и готовых пожертвовать жизнью ради победы над врагом.
В это время в Собиборе действовала подпольная группа во главе с польским евреем Леоном Фельдгендлером. Подпольщики помогли Печерскому быстро освоиться с лагерными порядками и сориентироваться в происходящем. Буквально через несколько дней он составил план, который предполагал бегство всех узников одновременно, предварительно уничтожив как можно больше немцев поодиночке и тем самым разрушив всю зловещую структуру лагеря смерти.
Все это должно было занять час или два, чтобы немцы не успели обнаружить «пропажу» своих и поднять тревогу. Заключенным, работавшим в мастерских, под разными предлогами предстояло заманить офицеров и, используя эффект неожиданности, быстро разделаться с ними с помощью всех доступных средств. В это время другие повстанцы должны были перерезать линии связи. В ходе побега предполагалось также захватить оружейный склад, снять часового и напасть в караульное помещение.
К сожалению, не все удалось сделать так, как планировали. Но многое меж тем получилось! Побег должен был начаться 14 октября по единому сигналу руководства. Месть нацистам занимала важное место в плане Печерского. В штате лагеря значилось 29 эсесовских офицеров. Двенадцать из них в день восстания в лагере отсутствовали: кто-то был в отпуске, кто-то в командировке. Из 17 работавших в тот день эсэсовцев 12 были уничтожены восставшими, один тяжело ранен. Также были убиты два командира охранников. И все это совершили униженные, предельно истощенные, голодные люди.
Восстание в Собиборе имело еще одно важное последствие: лагерь перестал существовать, а значит, там больше не мучили и не уничтожали людей. 
…Перейдя Буг, Печерский с несколькими товарищами был принят в партизанский отряд. После соединения партизан с частями Красной Армии весной 1944-го его арестовали и отправили в штрафной батальон. В августе 1944-го он был тяжело ранен и после нескольких месяцев лечения в госпиталях отправлен в тыл. В книге И. Васильева и Н. Сванидзе приводится факсимиле справки, удостоверяющей, что Александр Печерский «свою вину перед Родиной искупил кровью».
После войны Печерский вернулся в Ростов-на-Дону, где и прожил до конца своих дней, до 1990 года. Все это время он и его оставшиеся в живых товарищи изо всех сил стремились поведать людям правду о том, что произошло тогда в Собиборе.
Но их мало кто слышал… 
Леонид Гомберг, Москва
leonid-gomberg.ru



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!