По слову общины или Вторая жизнь Шуры Кобловой

 Беседовала Наоми Зубкова
 18 июня 2019
 230

15 мая Александра Коблова отметила свое 80-летие, 1 сентября грянет еще одна серьезная дата — четверть века жизни в Америке. Этот двойной юбилей и стал поводом для нашего разговора, который ненавязчиво вылился в откровенную, доверительную беседу и о самой Александре, и о причудах иммиграции, и о людских нравах. Как легко посчитать, до отъезда в Америку кандидат химических наук Александра Коблова успела в Перми доработать до пенсии —  отметила 55 лет на посту руководителя отдела уважаемого НИИ союзного подчинения.


Приехав в Америку, о пенсии Коблова не думала. Она закончила два разных курса по химии в надежде адаптироваться к местной профессиональной специфике и найти работу по специальности. И уже через месяц прошла первые интервью. Но работу химика ей предложили в других городах, куда она поехать не решилась – несовершеннолетний сын только начал учиться в Нью-Йорке.
– Наш мальчик тогда каждый раз собирался жениться, — смеется Александра. – Этого мы с мужем допустить не могли, и сохранили ребенка для нашей невестки, которая родила нам двух чудесных внуков – мальчика и девочку. Я ежедневно говорю ей за это большое спасибо.
Поиски работы продолжались, а в свободное время она убирала квартиры – была cleaning lady.
– Одна семья у меня была еврейская, другая – итальянская, — рассказывает Александра о своем недолгом опыте уборщицы. – Я приходила к ним с блокнотом и записывала названия моющих средств и где их применять. Дико боялась что-нибудь перепутать. Я не говорила на их языке, они не знали моего – и только с удивлением на меня смотрели: что же такое она все время пишет…

И вот в одну прекрасную пятницу, в самом конце мая, ее позвали на интервью в еврейскую организацию. Время интервью совпало с работой поломойки, куда Александра очень боялась опоздать. И спешила, просила других претенденток пропустить ее без очереди, быстро отстрелялась и помчалась убирать.
От тряпки ее оторвал звонок мужа: ты прошла интервью, приступать к работе надо прямо в понедельник.
Так, 1 июня, ровно через 9 месяцев после приземления в Америке, Александра вышла на работу в Metropolitan Council on Jewish Policy, где трудится по сей день – вот уже 24 года.
– Для меня такой исход интервью стал большим удивлением, — говорит Александра. – Хотя и объяснимым: помогли рекомендации Ваада, Федерации еврейских организаций и общин России. Я ведь в Перми была активисткой еврейской общины, руководила службой «Яд эзра», помогавшей пожилым людям.
Хотя опыт работы в благотворительной организации у Кобловой был, о службе в еврейской организации она не помышляла. И вот надо же: сотня научных публикаций, характеристики из министерства не помогли — а еврейские рекомендации сработали.
Александра, бывшая в своей прошлой жизни старшим научным сотрудником, признается, что обрадовалась месту управдома. Оно потребовало от нее немалых усилий – все в новинку: термины, документооборот, отношения, субординация.
Организация Metropolitan Council on Jewish Policy была создана полвека назад для помощи новым еврейским иммигрантам – для помощи во многом, включая жилье. В жилищный отдел и взяли Александру.
Работает это так: для малоимущих жителей города, одиноких пожилых людей или супружеских пар устраиваются лотереи —  разыгрываются квартиры в субсидированных домах в разных районах Нью-Йорка. Metropolitan Council потом обслуживает дома, которые заселяет. За годы работы Александра вела 6 таких проектов. И признается, что заселение домов было очень непростым делом, хотя и обслуживание их немногим легче: это и ворох документов, и техническое содержание объекта, и программы для жильцов, которые она придумывала и сама претворяла в жизнь.
– 24 года назад у нас в домах в Старрет-Сити было очень много мероприятий – дни рождения, лекции о международном положении, поездки в музеи и театры Манхэттена. К примеру, из выставки в Еврейском музее мы узнали, что существует 400 форм еврейских носов, представляете? Сейчас уже не до носов. Если 24 года назад самым молодым нашим жильцам было по 62 года (таковы условия этой программы), то сегодня им уже 86. Самым молоденьким! А двое уже отметили 104. Короче, «общая активность» совсем не та.
Да и масштабы деятельности Александры менялись — по воле руководства. Все эти годы она была бессменным помощником директора. Но директора-то менялись, а с ними и политика организации, приоритеты: один готов тратить средства на досуг жильцов, а другой считает это нецелесообразным. По мнению Александры, совсем не все руководители, с которыми ей довелось работать, обладают качествами, необходимыми в общении со стариками – и это главный изъян структуры.
Зато сама она хорошо понимает обитателей вверенных ей домов. Ведь в Перми Александра помогала старикам в период массовой эмиграции еврейской молодежи, когда дети оставляли родителей и уезжали из страны.
– Это был очень поучительный для меня момент, — вспоминает она. – Я видела, насколько они нуждаются в помощи, как тоскуют. Та же проблема возникла, когда пожилые люди поселились в наших домах здесь, в Америке. В Советском Союзе дети обычно не оставляли родителей, жили вместе с ними. Здесь же власти дали старшему поколению квартиры и обеспечили их всем на свете: продуктами, медициной, лекарствами, помощью по дому. Всем — кроме общения с детьми: те кинулись зарабатывать себе на жилье, на образование своих детей, на докторов и аптеки. И родители тосковали, живя на всем готовом, как при коммунизме, который они когда-то дружно строили.

Так уж сложилось в Америке, что пожилые иммигранты, ни дня не проработавшие в новой стране, обеспечены полностью. Тогда как 80-летняя Александра Коблова, оттрубившая на здешней службе почти четверть века, живет на съемной квартире, оплачивает свои медицинские счета и лекарства, а потому вынуждена продолжать работу, не имея возможности прожить на выработанное пособие социального страхования. Но она, выражаясь ее языком,  «не обижается»: в отличие от своих подопечных не страдает от одиночества или от интеллектуальной пассивности. И радуется за соплеменников.
Ее всегда вдохновляло дело, нравилось каждое утро идти с улыбкой на работу, приносить пользу. Она никогда не задумывалась о том, что будет после 80-ти.
Однако, по ее признанию, знай она, что ждет ее через 25 лет после приезда в Америку, она бы иначе распорядилась своей жизнью.
Как? Все так плохо?
– Нет, по большому счету все как раз хорошо: сын получил хорошее образование, нашел прекрасную работу, у меня двое внуков, — перечисляет она. – Но 10 лет назад не стало моего мужа… Он ушел тогда, когда мы уже чего-то добились и поняли, что в обозримом будущем начнем путешествовать, сможем чаще бывать на выставках и в театрах, мечтали писать короткие рассказы о нашей жизни в Америке. Не довелось… 

Праздник 80-летия отмечался в три этапа: прием для родственников и пермяков в бруклинском ресторане «Баку», посиделки с подопечными в Старрет-Сити и поездка на родину в Винницу на встречу с одноклассниками.
И как это обычно бывает у евреев, в веселье вплеталась печаль.
В ресторан приехали все родные – сын, внуки, племянники, внучатые племянники, но не было среди собравшихся уже ушедших мужа, двух братьев и сестры.
А какой именинный торт испекли жильцы ее подшефных домов, вспоминали, как вместе осваивались в американской жизни, 104-летний благодарный поклонник посвятил Александре свое поэтическое сочинение. Правда, ее непосредственное начальство — нынешнее руководство организации поздравить не удосужилось даже телефонным звонком.
Не слишком приветливой обернулась и родная Винница: из одноклассников лишь троим здоровье позволило поздравить подругу, к остальным четверым, прикованным к дому, пошла сама…

– Как и прежде, жизнь меня радует. Просто этот возраст мне не подходит, — заключила она и рассмеялась.
Беседовала Наоми Зубкова



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!