Свадебный танец

 Элла МИТИНА
 28 ноября 2019
 34

Израильские свадьбы — это море гостей, человек пятьсот, а то и тысяча, из которых знакомы друг с другом от силы пятьдесят; хупа, украшенная цветами и гирляндами, под которую, заметно волнуясь, ведут жениха и невесту их родители; раввин, благословляющий молодых, которые в эту минуту уверены, что их брак будет самым счастливым и самым вечным.  

Невеста, поражающая умопомрачительным платьем, которое часто взято напрокат, поскольку заказанное у портнихи, по стоимости сравнимо с отпуском на Канарских островах; музыка, гремящая так, что от нее ухает в животе и едва не лопаются барабанные перепонки; ритуальное кружение по залу молодоженов, которых несут на руках и высоко поднимают над головой их молодые друзья…
Девушки очень часто задолго до свадьбы берут уроки танца, что, кстати, весьма и весьма недешево. Подается, конечно же, и щедрое угощение, после которого долго проклинаешь себя за обжорство и обещаешь не есть по крайней мере неделю. Иногда гостям готовят сюрпризы в виде маленького фильма, собранного любящими родственниками из фотографий детства и юности «дорогого сына» или «любимой дочки». Но и здесь все довольно ожидаемо и предсказуемо.
И я бывала на таких свадьбах, и радовалась счастью молодых. Но забывала про эти торжества сразу же, как только покидала их, ибо они немедленно вставали в череду событий заурядных, хоть и приятных. Тем более, что через год или два доходили слухи, что заключенный тогда союз оказался весьма недолговечным, несмотря на роскошное платье и обещание не разлучаться ни в горе, ни в радости.
Но одну свадьбу я не забуду, наверное, никогда. Потому что история любви двух молодых людей, решивших пожениться, была, скорее, похожа на сюжет из ­какого-­нибудь дамского романа или голливудского фильма, в которых любят красивые сказки со счастливым финалом. Но эта история случилась на самом деле и была не киношной, а настоящей, рожденной страшной и прекрасной израильской действительностью. Хоть я и изменила в ней имена героев, все события не перестали быть менее правдивыми.
Начну издалека.
С мамой Иланы, Милой, я была знакома много лет, еще задолго до ее отъезда в Израиль в начале 1990-х. Свою младшую дочь она родила уже на новой родине. Росла Илана обычным израильским ребенком — веселым, своенравным, шумным. Но в последнем классе школы она влюбилась в сына своей учительницы. Эка, скажете, невидаль. Но не спешите. Потому что именно о любви этот рассказ и о том, что она способна преодолеть.
Началось с того, что Илана отставала в школе по математике, а ее учительница Сара, человек добрый и хороший, чтобы подтянуть, приглашала ученицу к себе домой после уроков. Очень скоро Илана привязалась к Саре и стала бывать у нее не только для занятий математикой. Когда учительница сломала руку, Илана бегала к ней каждый день — готовила еду, ходила в магазин, ездила с собакой к ветеринару. Сара была вдовой. Ее старшие сыновья — близнецы Амир и Натан — заканчивали службу в армии, младший, восемнадцатилетний Ариэль, только готовился к ней.
Сара и Илана стали друг другу по-настоящему близкими людьми — учительница говорила, что всегда мечтала о девочке, а Бог ей послал трех сыновей. И вот теперь у нее есть Илана. Мама Иланы даже слегка ревновала дочь к Саре и сетовала, что та только что не ночует у нее (хотя бывало и такое). Но умная Сара давно догадалось, что настоящий магнит, притягивающий к ней Илану — ее младший сын Ариэль. Тот редко бывал дома: он работал в аэропорту, занимался спортом, ходил в ночные клубы. Словом, вел обычную жизнь парня, который ждет призыва в армию и потому живет на полную катушку.
Сара видела, что сын равнодушен к Илане. Понимала это и Илана и ужасно страдала — то переставала бывать у Сары, то, наоборот, прибегала каждый день, выдумывая для этого разные поводы. Иногда ей удавалось уговорить Ариэля пойти вместе в бар или в клуб потанцевать, но она видела, что для него она только ученица его матери, девчонка, соплячка.
Он называл ее «сестренка», говорил, что раз мать так и не родила девочку, то пусть Илана будет его сестрой, если она не возражает. Илана, разумеется, сильно возражала в душе, но что она могла поделать? Пусть уж лучше сестренка, чем ничего, а дальше, как говорится, видно будет. Может, ситуация и повернется в ее сторону. Однако ничего не менялось, и страдания Иланы длились и длились.
Пока Ариэля не призвали в армию. На прощальной вечеринке в саду дома Сары собрались все его друзья. Пришла и девушка Ариэля, красотка Мири. Илана ее ненавидела. Она понимала, что у нее нет никаких шансов перед девушкой с внешностью модели.
В саду жарили шашлыки, резали салаты, разливалось вино. Всем было весело, кроме Иланы, которой было невыносимо грустно. В какой-то момент она все же решилась подойти к Ариэлю и признаться в своих чувствах. «Я хочу, чтобы ты знал: я буду любить тебя всегда, несмотря ни на что».
Ариэль поднял глаза и грустно спросил: «Сестренка, дорогая, что ты имеешь в виду, что значит несмотря ни на что?» Илана и сама не поняла, почему так сказала — слезы катились по ее лицу. Она стояла и молчала. Рядом, в двух шагах от нее веселились ребята. Они говорили о чем-то смешном и заливисто хохотали. Смех зеленоглазой Мири был самым громким.
Ариэль и Илана разом повернули головы в ее сторону. Красотка сидела в окружении парней, которые наперебой пытались завладеть ее вниманием. Ариэль нахмурился, а Илана смахнула слезы и тихо покинула вечеринку.
Она писала Ариэлю часто. Рассказывала о его собаке Тоби и о дереве, которое он посадил перед уходом в армию, о городских новостях и последнем фильме, который она смотрела с подругами. О том, что хорошо закончила школу, за что, конечно, отдельное спасибо Саре. Иногда Ариэль ей отвечал, всегда смешно описывая армейские будни. Илана была в курсе, что он служит где-то на границе, но подробностей, разумеется, не знала.
А потом по радио в новостях сообщили, что в ходе боевой операции в секторе Газы среди израильских военных есть убитые и раненые. Сердце Иланы сжалось, предчувствуя ужасное. Она побежала к Саре. Та, какая-то почерневшая и похудевшая, собирала вещи в дорогу. Ей сказали, что Ариэль тяжело ранен и находится в госпитале. Подробностей она не знала. Илана заявила, что едет с ней.
Как Сара ее ни отговаривала — и что дорога дальняя, и что, может быть, Ариэлю сейчас не до чего — Илана была непреклонна: еду и точка. Она обещала Ариэлю любить его, несмотря ни на что, значит, так и будет. Обнявшись и поплакав, женщины двинулись в путь. Хотя ни Сара, ни Илана не знали, какие именно ранения у Ариэля, всю дорогу — а это было почти два часа — они благодарили Бога, что он ­все-таки остался жив. Ведь другие его товарищи погибли. Каково сейчас их родителям?
Ну, что сказать, как описать чувства Сары и Иланы, когда в госпитале выяснилось, что Ариэлю оторвало обе ноги до колена. Отряд нарвался на мины и последствия были ужасны. Начались долгие месяцы борьбы между жизнью и смертью, надеждой и отчаянием, желанием Ариэля покончить с собой и упорством Иланы, которая буквально заставляла его продолжать жить, надеяться и верить.
Она нашла работу в маленьком магазинчике возле госпиталя. Хозяин магазина, услышав историю Иланы, немедленно предложил комнату в своем доме, причем совершенно бесплатно. В Израиле это обычное дело: когда в стране случаются теракты или ранят солдат — люди объединяются перед лицом общей беды и стараются помочь друг другу. Три месяца Илана выхаживала Ариэля, сменяя Сару, которая без нее бы просто не справилась.
Но настал день, когда Ариэля выписали, и он вернулся домой. Он освоил инвалидную коляску и лихо разъезжал на ней по дому и по городку. Настроение у него улучшилось. Он уже не помышлял о самоубийстве и все больше привязывался к Илане. Каждый день он находил в ней все больше удивительных качеств. И неожиданно увидел, как она красива. Маленькая, тонкая, она была и смешной кудрявой девчонкой, и мудрой, сильной женщиной одновременно. О Мири он почти не вспоминал — та была у него в госпитале всего один раз. И, как передали Илане (о чем она даже не сказала Ариэлю), она вышла замуж за его друга.
Через полгода после выписки из госпиталя Ариэль сделал Илане предложение. Свадьбу назначили на осень. Не было у Иланы роскошного свадебного платья. И гостей пригласили необычно для Израиля мало — чуть больше двухсот человек: только самых верных и близких родных и друзей. И зал сняли не какой-то роскошный, а очень скромный.
У родителей Иланы и Ариэля не было желания тратиться на показную роскошь — деньги должны были предназначаться молодым для их непростого будущего. Когда Ариэль в коляске ехал под хупу, у многих гостей в глазах стояли слезы. Они понимали, что если эта молодая девушка решила выйти замуж за парня с такими увечьями, то, значит, ею двигала настоящая любовь, та самая, которая не поддается логике и простому расчету.
Кое-кто потихоньку жалел Илану и шептал, что, наверное, у пары детей-то не будет…
И не было прекраснее танца, для которого не требовались ни особые уроки, ни учителя, а только душа и сердце, делавшие их движения слаженными и едиными.
Как и дальнейшая их жизнь.
Вскоре после свадьбы Ариэль поступил в университет на заочное отделение и через три года получил профессию программиста. Он начал работать в большой фирме — благо, теперь есть возможность работать удаленно. Молодые переехали от Сары, с которой жили несколько лет, в свой собственный дом с садом, где так хорошо играть их детям — сыну и дочке.
Элла МИТИНА



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!