Тем временем…

 Песах АМНУЭЛЬ
 11 сентября 2020
 26

Как писал поэт, «времена не выбирают, в них живут и…» Да, и умирают тоже. Люди не бессмертны (бессмертие души – отдельная тема), а в последние месяцы к множеству причин ухода из жизни прибавилась еще одна: вирус Ковид-19. Эта неожиданная напасть затронула практически все страны и, разумеется, Израиль. Злой ковид привел в движение все сферы израильского общества. Угораздило так совпасть, что, когда в Израиль пришел вирус, состоялись и «очередные внеочередные» (третьи за год!) парламентские выборы. В прошлой статье я рассказывал о результатах и о том, что было создано «чрезвычайное правительство» (о национальном единстве уже не вспоминали) сроком на три года. Временным (на первые полтора года) премьер-министром стал Нетаниягу, через полтора года его сменит Ганц. Если, конечно, правительство продержится столько времени.

Чрезвычайное правительство было приведено к присяге в середине мая и тогда же состоялось первое судебное заседание по делу (или делам) Нетаниягу.

***

Тем временем произошло событие, повлиявшее на политическую ситуацию гораздо сильнее, чем создание правительства и начало судебного процесса. Число ежедневно заболевавших ковидом уменьшилось до пяти-шести человек, а число ежедневно выздоравливавших увеличилось до десятков. Министерство здравоохранения с удовлетворением констатировало, что жесткие карантинные меры принесли свои плоды, и из карантина можно постепенно выходить.

Постепенно, однако, не получилось. Людям, просидевшим дома два месяца, надоело постоянное ношение масок, и началось радостное: пляжи наполнились отдыхающими, автобусы – пассажирами, магазины – покупателями. Открылись торговые центры, рестораны, кафе… Опережая посткарантинные мероприятия, жизнь вернулась в обычное русло. Естественно, недели через две этого праздника возрождения число зараженных резко возросло. Десятки заболевших в день, сто, двести… Тысяча… Правительство, еще толком не приступив к работе, оказалось перед выбором: вернуть в страну жесткий карантин, пустить процесс на самотек или принимать решения «по обстоятельствам». Премьер-министру, видимо, казалось, что, как в политике, где он давно научился лавировать, это умение может помочь и в борьбе с вирусом. Точнее – в том, что можно теперь называть «политической медициной».

«Мы больше не будем закрывать страну на полный карантин, - заявил Нетаниягу. – Будем ужесточать карантинные меры локально, только там и в тех случаях, когда это окажется необходимо».

Типичная «политическая медицина». Вирусологи дают рекомендации (порой требуют!), политики выслушивают и принимают решения, учитывая мнения «интересантов».

За два месяца жесткого карантина потеряли работу сотни тысяч человек. Обанкротились тысячи мелких бизнесов. Рестораны, бассейны, спортклубы, кафе, театры и другие увеселительные заведения оказались на грани банкротства – многие действительно обанкротились.

Не скажу, что ситуация в Израиле значительно отличалась в этом смысле от США и других европейских стран – в том числе тех, где, как в Швеции, карантин вовсе не объявляли. Проблемы те же: как минимизировать распространение инфекции, минимизируя при этом общественные потери и возмущение. Задача, в принципе, не решаемая – минимизируя одно, непременно увеличиваешь проблемы в другом. Бессмысленно было требовать от медиков точных указаний: что делать политикам, чтобы и с эпидемией справиться, и экономику страны не разрушить. Медики впервые в истории столкнулись с таким вирусом, и в первые недели эпидемии не могли дать никаких сколько-нибудь надежных рекомендаций. Эпидемии с участием различных коронавирусов случались и раньше (свиной и птичий грипп, эбола и др.), но все они были достаточно локальны, и вирус не переходил от человека к человеку с такой стремительностью, как ковид. Нельзя обвинять врачей в том, что они не знали, как остановить пандемию (они и сейчас этого не знают). И нельзя обвинять правительства (не только Израиля, но и любой другой страны, включая США) в том, что они принимают не взвешенные, а спонтанные решения, основываясь на множестве необработанных и зачастую недостоверных данных, причем под давлением тех или иных интересантов, которые понимали в происходящем еще меньше.

От многих знакомых, в том числе умных и известных журналистов, приходилось слышать: «Зачем нужно было вводить полный карантин и губить здоровых людей, потерявших работу, если результат такой же, как в Швеции, где карантин не вводили и люди продолжали работать и зарабатывать на жизнь?» Или: «Какой смысл в запретительных мерах, если у нас при этих запретах шестьсот человек умерли от короны?» (по данным на 10 августа). Или: «Какой смысл в карантине, если от обычного гриппа умирает гораздо больше людей?». И так далее.

Задавать вопросы легко. Решать, не имея надежной информации, значительно труднее.

Да, шестьсот смертей. Безработица в Израиле выросла до 21% (до пандемии была 3,7%). И правительству приходится лавировать, как паруснику в тумане.

Сравним, однако, летальность (отношение числа умерших к числу зараженных) вируса ковида на 10 августа в разных странах:

Великобритания  13,4%

Бельгия 13,3%

Швеция 7%

США 3,2%

Украина 2,3%

Россия 1,7%

Израиль 0,7%

В Швеции, на которую любят ссылаться противники жестких карантинных мер, летальность от ковида в десять раз выше, чем в Израиле. А экономика в Швеции, на которую также любят ссылаться противники карантинных мер, «просела», тем не менее, почти так же, как в других странах (Израиль не исключение).

 

***

Однако вирус поступал не так, как решало правительство, а правительство не поспевало за ситуацией с вирусом.

В этих обстоятельствах проявилась черта характера премьер-министра, на которую аналитики указывали еще в самом начале его политической деятельности: Нетаниягу довольно легко поддается внешнему давлению и принимает решения в пользу тех или иных заинтересованных лиц, число которых во времена короны многократно выросло по сравнению со спокойным периодом. Хаос информации, изменения в медицинских рекомендациях, влияние множества других факторов плюс характер Нетаниягу – и в результате резко возросло число недовольных работой правительства и лично премьер-министра.

Здесь кончается медицина, в том числе «политическая», и начинается чистая политика. Коалиция, созданная Нетаниягу в мае, была неустойчивой изначально. Ганц, назначенный «сменным премьер-министром», понимал, конечно, что шансы дождаться, когда Нетаниягу передаст ему бразды правления, невелики. Просуществует ли коалиция полтора года? Но и разваливать непрочную коалицию, идти на четвертые (!) выборы, да еще в такое время, когда ситуация требует сплоченности,  не хочет никто. Вряд ли кто-либо из лидеров оппозиции готов сейчас взвалить на себя ношу принятия непопулярных решений (а любое решение в нынешних обстоятельствах популярным быть не может). Но оппозиция для того и существует, чтобы критиковать правительство (есть за что!) и призывать к смене власти.

 

***

Тем временем судебный процесс над Нетаниягу шел своим чередом, независимо от ситуации с вирусом, и в призывах оппозиции к отставке правительства остались два «неоспоримых» аргумента. Как заявил Яир Лапид в интервью двенадцатому каналу телевидения: «Вместо того, чтобы разобраться с коронавирусом, он посылает письма Мандельблиту (юридическому советнику правительства – П. А.) и занимается подстрекательством».

Действительно: почему Нетаниягу не «разобрался с коронавирусом»? А Лапид, конечно же, «разберется», и пандемия прекратится…

Парадокс в том, что, если сейчас Нетаниягу действительно откажется от поста премьер-министра и этот пост займет Ганц или Лапид, на деле не изменится практически ничего – разве что увеличится нестабильность. Информация о вирусе не станет более надежной, «разобраться» с ним не удастся, денег в казне для помощи всем слоям населения не станет больше, безработица не упадет, а как поведет себя вирус – и вовсе не зависит от того, кто будет премьер-министром.

 

***

Тем временем религиозные партии заявили, что новые выборы приведут к развалу право-религиозной коалиции. А без религиозных партий правая коалиция выиграть выборы не сможет. Как, впрочем, и левая коалиция не сможет выиграть выборы без партий арабского списка. Непредсказуемость в решениях правительства привела, естественно, к тому, что правые партии – прежде всего «Ликуд» – начали терять голоса.

По опросам, если бы выборы состоялись сейчас, «Ликуд» получил бы от 29 до 32 мандатов. «Кахоль-лаван» - 13, объединение партий «Еш Атид» и «Телем» - 19, «Ямина» и Объединенный арабский список – по 14, Яадут а-Тора – 9, Мерец – 8, ШАС и НДИ – по 7. «Авода», в прошлом самая популярная партия, может и вовсе не пройти электоральный барьер. И опять, как было уже трижды, ни левая, ни правая коалиции не набирают достаточно голосов, чтобы заявить о своей победе. НДИ и арабский список (а это, по опросам, 21 мандат!) не могут присоединиться ни к левому, ни к правому блоку по идеологическим причинам (об этом я писал три месяца назад).

И что получается? Страна по-прежнему, как и полтора года назад, расколота на «бибистов» и «антибибистов».

Спрашивали и о том, кого избиратели предпочитают видеть в кресле премьер-министра. Оказалось, что, если бы пришлось выбирать между Нетаниягу и Ганцем, то 38% предпочли бы Нетаниягу и только 19% - Ганца. Выбор между Нетаниягу и Лапидом привел бы к победе Нетаниягу со счетом 43% против 18%.

Парадокс: многие обвиняют премьер-министра в провале внутренней политики, но при этом большинство все же предпочитает видеть во главе правительства именно Нетаниягу.

 

***

Тем временем в стране начались акции протеста против Нетаниягу. Число людей, участвовавших в митингах и демонстрациях, росло, количество демонстраций и митингов – тоже. Началось с экономических требований, но очень быстро лозунги стали другими: «Биби надоел», «Биби – уголовник», «Человек, находящийся под судом, не имеет права руководить страной». На митингах можно увидеть флаги палестинской автономии, и все менее слышны голоса людей, реально пострадавших от экономического спада. Митингующие не дошли до того, чтобы бить витрины, грабить магазины и жечь автомобили, как это было в США, но действия их становятся все более агрессивными. Да, народ имеет право на восстание, если сменить власть не удается мирными средствами. Но проблема в том, что митингующие, судя по опросам, не представляют большинство народа, а к выборам (смене власти мирным путем) не готовы ни народ, ни коалиция, ни оппозиция.

Ситуация патовая, какой была и полтора года назад.

Не берусь давать какие бы то ни было советы. Единственное, что необходимо прежде всего – то, о чем предупреждает Всемирная организация здравоохранения и что Нетаниягу много раз повторял в публичных выступлениях: носить медицинские маски, держать социальную дистанцию и тщательно мыть руки. Эти простые противоэпидемические меры многие израильтяне (да только ли они?) считают покушением на свои гражданские права.

О своем здоровье подумали бы…

 

***

Тем временем разрешилась политическая проблема, о которой «антибибисты» полтора месяца не упоминали. После того, как президент Трамп опубликовал план мирного урегулирования с палестинцами, Биньямин Нетаниягу объявил (дело было перед третьими выборами), что обязательно проведет аннексию Иорданской долины – этого требуют стратегические интересы Израиля. Даже срок называл: к 1 июля 2020 года процесс аннексии Иорданской долины будет завершен. Многие израильтяне именно потому голосовали в марте за «Ликуд».

Об аннексии Иорданской долины Нетаниягу перестал упоминать почти сразу после выборов и не обращался к этой теме, вновь став главой правительства.

Да, началась пандемия, но вирус не мешал ЦАХАЛу отвечать на провокации ХАМАСа в Газе и «Хизбаллы» в Ливане. Армия готова была провести любую операцию, если было бы принято политическое решение.

Если бы необъяснимая для многих нерешительность Нетаниягу продолжалась до новых выборов, «Ликуд» не досчитался бы многих мандатов.

Странное поведение главы правительства объяснилось 13 августа, когда президент Трамп объявил о подписании Израилем и Объединенными Арабскими Эмиратами (при посредничестве США) соглашения об установлении дипломатических отношений, открытии посольств, начале авиасообщения и экономического сотрудничества. Правда, ОАЭ попросили - президент Трамп поддержал, а Израиль согласился - временно отложить аннексию Иорданской долины.

Разумеется, соглашение с ОАЭ – огромное достижение израильской дипломатии и лично Нетаниягу. Предполагается, что примеру ОАЭ последуют другие страны Залива. Палестинское руководство немедленно выразило свое отношение к произошедшему: Абу-Мазен назвал поступок ОАЭ «ударом в спину палестинскому народу». Осудили соглашение арабские партии в Кнессете, лишний раз показав, что интересы не только Израиля, но и арабского мира для них ничего не значат. Осудил соглашение и Беннет, назвав его предательством поселенческого движения и стратегических интересов Израиля.

«Антибибисты», особенно те, кто понимает стратегическую важность подписанного соглашения, оказались в трудной ситуации. Даже им ясно, что глава правительства показал еще раз свою способность к решению международных проблем. Чтобы продолжать демонстрации и митинги против Нетаниягу, нужны новые лозунги.

Политическая ситуация в Израиле 13 августа изменилась резко и, по-видимому, надолго. Обозреватели уже говорят, что «Биби опять обошел своих конкурентов». С пользой для страны, для престижа Израиля в мире, для экономики, для туризма.

Однако аннексия Иорданской долины – давняя и тоже важная стратегическая задача. Слова о том, что аннексия не отменена, а лишь отложена, убеждают далеко не всех. Но политический успех Нетаниягу ясен и его противникам.

На карте Ближнего Востока – новая расстановка сил. На политической карте Израиля – новое расположение «игроков». Да и о вирусе нужно помнить. У ковида свои планы…

Песах АМНУЭЛЬ



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!