Непредсказуемая эпоха перемен

 Песах АМНУЭЛЬ
 8 декабря 2020
 826

Три темы были в последнее время главными в израильских средствах массовой информации, в израильской политике, да и вообще в израильской жизни: пандемия, правительственная коалиция и мир с арабами.

Главной темой был (и остался – скорее всего, надолго) коронавирус Covid-19. То же самое, скорее всего, можно сказать о любой стране мира. На фоне Соединенных Штатов, Европы, многих стран Азии, не говоря уж о Латинской Америке, ситуация в Израиле сегодня (в середине ноября) выглядит более спокойной и даже позволяет смотреть в будущее с определенным оптимизмом. Вторая волна ожидаемо нахлынула на Израиль в сентябре. Каждый день заболевало до шести тысяч человек – а ведь весной, во время первого карантина, если заболевали человек двести, это уже считалось катастрофой. Масштабы меняются, новый карантин был неизбежен, и в октябре страну вновь закрыли.

Странный был, вообще говоря, карантин. Нельзя было уходить от дома дальше, чем на полкилометра. Но были исключения – можно было ходить в аптеку, за продуктами и по другим «необходимым делам». Необходимые дела можно трактовать по-разному, и это, естественно, стало лазейкой, которую использовали очень многие.

Свадьбы? Запрещены, но в арабском секторе как раз наступил сезон свадеб, и люди праздновали рождение новых семей, невзирая на постановления. Запретить евреям молиться – идея тем более безнадежная. Молились, конечно. Где-то – на свежем воздухе, соблюдая требования минздрава, но чаще – в синагогах, в закрытых помещениях, где опасность заражения особенно высока.

Демонстрации против «режима Нетаниягу», ненадолго прекратившиеся в разгар второй волны, вскоре возобновились, и тысячи людей под черными и красными флагами собирались около резиденции главы правительства, требуя отставки премьер-министра. Сколько из протестующих потом заболели – неизвестно. Однако известно, что заболели десятки полицейских, наблюдавших за порядком на митингах.

Помог карантин или все произошло по естественным причинам, но к началу ноября количество ежедневных заражений резко пошло на спад и в течение недели упало с шести тысяч до вполне приемлемых пятисот-шестисот. Важно: если летом каждый заболевший был способен заразить еще минимум двух человек, то к концу октября это число стало меньше единицы, а летальность ковида в Израиле одна из самых низких – около 0,7% и держится на этом уровне с самого начала пандемии.

Естественно, в форс-мажорных обстоятельствах политическая жизнь в стране определяется скорее вирусом, чем взглядами и действиями политических соперников.

Партий, входящих в нынешнюю коалицию, больше, чем всегда, число министерств зашкаливает – их тридцать шесть. Оппозиция считает (не без основания), что «раздутое» правительство недееспособно. Нетаниягу вынужден был пойти на такой явно нерациональный шаг потому, что нужно было обеспечить деятелям партий, вступивших в коалицию, какой-нибудь «важный пост». Говорить о том, что коалиция хорошо «слеплена», не приходится. Она постоянно балансирует на грани развала. Бени Ганц со своей партией «Хосен леИсраэль» («Устойчивость Израиля») вступил в коалицию не потому, что был согласен с деятельностью Натаниягу, которого жестоко критиковал (если личные нападки можно назвать критикой) во время трех последних избирательных кампаний. Поступившись частью своих принципов и практически предав бывших союзников по блоку «Кахоль – лаван» (о чем Лапид и Ашкинази не забывают ему напоминать), Ганц получил призрачный пост «альтернативного премьер-министра», но не стал ни союзником Нетаниягу, ни сторонником Ликуда. Ганц не согласен с тем, как ведется борьба с коронавирусом. Не согласен с пунктами бюджета. Выйти из коалиции Ганцу невыгодно, и потому его частые «хлопанья дверью» пока остаются лишь шумовыми эффектами. Ганцу известны результаты многочисленных опросов. Ликуд теряет голоса, но куда больше теряет «Хосен леИсраэль». И потому коалиция все еще держится, но бюджет так и не принят. И если эта ситуация продлится до января, новые досрочные выборы станут неизбежны.

И еще – о демонстрациях «антибибистов». Я внимательно читаю лозунги и требования, благо их достаточно в разных социальных сетях. Нетаниягу обвиняют в обмане народа, в том, что он преступник, и власть ему нужна лишь для того, чтобы не оказаться в тюрьме, что он «засиделся и должен уйти» и в том, что он ведет страну к диктатуре.

Интересная у нас «диктатура»: трижды за последние два года в стране прошли выборы, трижды противники Нетаниягу имели возможность собрать нужное число голосов – но почти всякий раз Ликуд (не лично Нетаниягу – все-таки голосуют у нас не за премьер-министра, а за партию) оказывается лидирующей партией. Почти лидирующей. Ведь на последних выборах в лидеры вырвался все же блок партий «Кахоль – лаван», и, естественно, лидеру блока Бени Ганцу президент поручил сформировать коалицию и правительство. За полтора месяца, отведенные законом, Ганцу этого сделать не удалось. И опять же, по закону, президент Ривлин передал мандат на формирование коалиции лидеру партии, занявшей второе место – Биньямину Нетаниягу. Нетаниягу правительство сформировал.

Если через несколько месяцев состоятся очередные внеочередные выборы (похоже, все к тому идет), то, судя по всему, Ликуд опять останется лидирующей партией, даже потеряв несколько мандатов – просто потому, что бывший блок «Кахоль – лаван» распался, и на будущих выборах не наберет даже и столько же мандатов, как на предыдущих. И опять коалицию будет формировать все тот же ненавистный довольно значительной части общества Нетаниягу. Если, конечно, ему к тому времени не вынесут обвинительный судебный приговор. Но это вряд ли произойдет – уж наверняка не до выборов, просто потому, что фемида в Израиле нетороплива, и суд над Нетаниягу может продлиться еще очень долго…

 

***

Между тем, стремительно меняется международная ситуация, и происходят события, которые еще год назад считались невозможными.

13 августа – неожиданно даже для многих членов правительства – Израиль и Объединенные Арабские Эмираты объявили, что пришли к совместному решению подписать договор о нормализации отношений. ОАЭ стали третьей арабской страной, с которой Израиль пришел к миру – причем не формальному, как показали дальнейшие события, развивавшиеся так быстро, что аналитики и комментаторы порой не успевали отслеживать изменения реальности.

Мирный договор с Египтом – первой арабской страной, установившей с Израилем дипломатические отношения – был подписан в 1979 году. Второй арабской страной, подписавшей мир с Израилем, стала Иордания, и произошло это в 1994 году. С тех пор прошло больше четверти века, была предложена арабская мирная инициатива, согласно которой даже не на мир, а на простое признание права Израиля на существование арабы соглашались лишь после того, как будет установлен мир с палестинцами и провозглашено независимое палестинское государство. Причем провозглашено на палестинских условиях, и никак не меньше, чем в границах 1967 года. С тех пор прошли две палестинские интифады, несколько военных операций в Газе… Все шло к тому, что мира с арабами не будет еще многие годы, и подписывать мирные договоры будут уже следующие поколения.

Однако ситуация менялась. Если арабы в течение десятилетий считали своим главным врагом Израиль, сейчас это место занял шиитский Иран. Иран, претендующий на гегемонию во всем ближневосточном регионе. Иран, который уже не один десяток лет пытается создать собственное ядерное оружие – что позволит ему угрожать не только, и даже не столько Израилю, сколько богатым арабским суннитским странам.

Оказалось, что арабам Аравийского полуострова выгоднее иметь в качестве союзника Израиль, нежели опасный и непредсказуемый Иран. И вот, спустя четверть века еще одна арабская страна установила с Израилем мир. 31 августа впервые в истории самолет израильской авиакомпании Эль-Аль приземлился в Абу-Даби, столице ОАЭ. 15 сентября в Вашингтоне премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу и министр иностранных дел ОАЭ шейх Абдулла бен Заид Аль Нахайян подписали мирное соглашение – в присутствии президента США Дональда Трампа. Без содействия Трампа, без его энергичного участия в этом процессе, мирного договора пришлось бы ждать еще долго. 15 октября Кнессет ратифицировал договор, и он официально вступил в силу.

При подписании договора в Вашингтоне Трамп сказал, что за ОАЭ обязательно последуют, по крайней мере, еще несколько арабских стран.

Так и оказалось. Следующей страной, подписавшей 18 октября договор с Израилем, стал Бахрейн. На подписании договора в столице Бахрейна Манаме присутствовал министр финансов США Стивен Мнучин.

Аналитики подчеркивают, что Бахрейн вряд ли пошел бы на сближение с Израилем, не заручившись предварительно не только поддержкой США, но, прежде всего – поддержкой Саудовской Аравии, от которой небольшое государство Бахрейн зависит сильнейшим образом. И потому подписание договора между Израилем и Бахрейном стало знаковым событием – ожидается, что недалек день, когда и самое сильное государство Аравийского полуострова – Саудовская Аравия – начнет мирные контакты с Израилем.

Столь же, если не более важным, стало объявление о том, что с Израилем нормализует отношения арабское государство в Африке – Судан. 23 октября состоялся телефонный разговор, в котором участвовали президент США Дональд Трамп, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу, премьер-министр Судана Абдалла Хамдук и председатель Суверенного Совета Судана Абдель Фаттах аль-Бурхан.

Это событие имеет еще и символическое значение. Дело в том, что именно в столице Судана Хартуме в 1967 году арабские страны демонстративно отказались от всяких отношений с Израилем – и, тем более, от мира. Именно там и тогда весь арабский мир выступил против Израиля и придерживался этой политики почти полвека. Долгое время США считали Судан страной, поддерживающей террор.

Жизнь, однако, внесла коррективы, и именно Судан, чего меньше всего ожидали, оказался третьей арабской страной, с которой за последние месяцы у Израиля установлены мирные отношения.

Разумеется, все имеет свою цену – мирные отношения не исключение. И цену эту согласны заплатить Соединенные Штаты. Эмираты, например, получат право закупить в США эскадрилью самых современных истребителей F-35. Израиль, долгое время возражавший против этой сделки, вынужден был согласиться. США также исключили Судан из списка стран, поддерживающих террор – это будет иметь для Судана не только символическое, но и чисто экономическое значение.

Однако самую серьезную цену придется заплатить Израилю – это временный отказ от аннексии Иорданской долины. Весной Нетаниягу во время предвыборной кампании заявил, что Иорданская долина будет аннексирована к 1 июля. Этой даты ждали и удивлялись, почему не видно никаких подготовительных действия. Прошел июль, закончилось лето – Иорданская долина так и не перешла под контроль Израиля. В Кнессете назревал скандал, и лишь объявление о мире с ОАЭ сделало понятной предысторию.

Израиль согласился временно отказаться от аннексии Иорданской долины ради мира с арабскими странами.

Смущает слово «временно». Это сколько? Год? Десять лет? Пятьдесят? Ожидается, что теперь многие арабские страны последуют примеру ОАЭ, Бахрейна и Судана и начнут мирные переговоры с Израилем, установят дипломатические отношения, будут торговать и пользоваться новейшими израильскими технологиями. И «временное» может оказаться постоянным. Тут уж надо будет решить, что для безопасности Израиля важнее: контроль над Иорданской долиной или мир с арабами. Выбор непростой.

Предсказуемой стала реакция лидеров палестинской автономии. Стало окончательно ясно, что арабам надоело постоянно опекать палестинцев и ставить их интересы выше собственных. Тем более, в ситуации, когда арабам пришлось искать мощных союзников в противостоянии с Ираном. Такими союзниками смогли стать США и Израиль. Палестинцы со своими невыполнимыми требованиями и обидами только мешали, и арабский мир от палестинцев отступился. Столько было в свое время у палестинцев надежд на «мирную арабскую инициативу»! И где эта инициатива сейчас?

Естественно, оказавшись «на обочине» мирных процессов, палестинцы назвали своих арабских братьев предателями. Мирные переговоры с палестинцами, которые давно уже не ведутся, стали нынче вовсе не актуальными.

 

***

Мир стремительно меняется. Пандемия, неожиданный мир с арабами, и я даже не упомянул ни о новых израильских достижениях в области высоких технологий, ни о выборах в США, исход которых важен для Израиля не меньше, чем мир с арабами (который без американской поддержки вряд ли был бы возможен). Премьер-министр Биньямин Нетаниягу поздравил Джо Байдена, упомянув о сорокалетней дружбе, и поблагодарил Дональда Трампа за все, что президент США сделал для еврейского государства…

Мир меняется, а жизнь продолжается – непредсказуемая эпоха перемен…

Песах АМНУЭЛЬ

 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!