Сколько стоит пробка?

 Лев АВЕНАЙС
 3 июня 2021
 901

Когда я приехал в Израиль тридцать лет назад, мой товарищ, уже лет десять живший в нем, гордо знакомил меня с достижениями страны. Он торжественно сообщил, что у нас больше всего в мире автомобилей на километр асфальтированных дорог. Я поначалу тоже возгордился, но потом засомневался: настолько ли почетен этот показатель? Может, он говорит как раз о том, что дорог в стране мало?  

Сегодня этот показатель у нас в стране вырос многократно, несмотря на то, что новых дорог строится всё больше и больше. Но количество автомобилей растет еще быстрее. Хотя, как это ни странно, в Израиле личных автомобилей в пересчете на сто тысяч душ населения меньше, чем в Чехии и даже в Литве. Дело в том, что и эта цифра — «лукавая»: состав населения у нас другой — несравнимо больше детей, и, кроме того, большое ультраортодоксальное население, в большинстве своем личного транспорта не имеющее.
Вот уже лет двадцать в Израиле напряженно думают, как избавиться от дорожных пробок, а они тем временем становятся всё «пробочнее».
Несколько месяцев назад Израиль вышел, наконец, из годичного коронавирусного карантина разных степеней строгости, и телевизионные картинки пустых, практически вымерших, автострад сменились картинками «с точностью до наоборот»: кадрами тотальной всеизраильской пробки. Плотность движения возросла на 30% (!) по сравнению с «докоронавирусной эрой». Статистика (на этот раз точная) свидетельствует, что в первом квартале нынешнего года легковых машин продано на 18% больше, чем в последний предкоронавирсный квартал.
Ученые задаются вопросами о причинах этого всплеска, хотя ответ лежит на поверхности. Это и демографический рост (заповедь «пру-у-рву» — «плодитесь и размножайтесь» — в Израиле выполняют прилежно), и то, что из-за невозможности поехать за границу народ мотается по дорогам страны. Но, главным образом, это объясняется тем, что общественный транспорт в стране окончательно скомпрометирован.
Он и раньше не пользовался доверием. Для сравнения: в 2017 году доля пользования общественным транспортом в Израиле составляла 10% от общего числа поездок, но в Европе — от 30% до 40%. А уж после карантинов — и тем более. И дело не только в страхе заразиться. Скорее, дело в том, что железная дорога и автобусы во время карантинов прекращали работать сразу, а многие предприятия продолжали функционировать. И как прикажете добираться до рабочего места? И можно ли после этого доверять общественному транспорту? Нет уж, мы лучше в пробке постоим, тем паче, что рядом с автомобилем в той же пробке стоят автобусы.
В год 70-летия государства демографы построили модель Израиля 2048 года, когда нашей стране исполнится сто лет. По мрачным прогнозам этой антиутопии, чтобы попасть на празднования столетия государства (верю, что оно доживет до этой даты) в Иерусалим, жителю Тель-­Авива придется простоять в пробке 5–6 часов.
Страшная вещь эти пробки! Наши министры транспорта строят и строят дороги, расширяют шоссе, под телекамеры, широко улыбаясь, разрезают ленточки на новых развязках, а всё становится только хуже. И никаких перспектив, что ­что-то изменится к лучшему. Еще в 2017 году государственный контролер оценил ущерб, наносимый израильской экономике транспортными заторами, в 25 миллиардов шекелей в год. В 2019 году, уже по данным минфина, сумма ущерба достигла 40 миллиардов, а к 2030 году может возрасти до 70 миллиардов шекелей.
Это тот самый случай, что чем лучше мы живем, тем хуже. Благосостояние израильтян растет год от года. Я это вижу по своему далеко не самому богатому микрорайону в Рамле. Раньше вокруг наших домов было полно места для стоянок. Теперь машину приткнуть негде. Во многих семьях, где двое работающих, уже по две автомашины, потому что на общественном транспорте добираться — морока страшная.
Забавно читать о проектах борьбы с пробками, выдвигаемых самыми разными институтами, организациями, учеными и прочими мыслителями. Причем предложения порой прямо противоположные, или, как теперь по-умному говорят, разновекторные.
Несколько месяцев назад был «рассекречен» документ, рожденный в исследовательском отделе Центробанка. Исследователи (так и хочется взять это слово в кавычки) предлагали пойти по «сигаретному» пути. Что это значит? Дело в том, что у нас в Израиле один из самых больших в мире и самый большой в OECD налог на покупку нового автомобиля. За последние 15 лет, правда, были введены уменьшенные налоги на «зеленые» автомобили, а также на более экологичные маленькие машинки. Разумно? Вполне. Но теперь про экологию решили забыть. До нее ли, когда в казне денег не хватает? Однако мало того, что льготные налоги отменили, так теперь в Центробанке предложили вернуться к старым налогам на покупку нового транспорта, доходившими почти до 100%. Народ же все равно будет покупать автомобили! И бюджет будет пополняться. А потом мы еще больше повысим налог. Глядишь, ­кому-то машина станет не по карману. Теперь вы понимаете, почему этот путь называют сигаретным? На табачные изделия постоянно повышают цены, они уже взлетели до заоблачных высот, и есть, наконец, реальный результат — всё больше народу бросает курить. Двой­ная польза — казна богатеет, народ здоровеет. Если так же действовать с автомобилями, машины будут все дороже, покупать их будут меньше, на дорогах станет свободнее, пробок станет меньше, глядишь, и совсем исчезнут. И — внимание! — будет меньше автомашин на дорогах, будет лучше для экологии. То есть к проблеме с экологией решили подойти с другого конца. Метод этот прост, как мычанье. Силой загоним людей в «беспробочное» счастье!
Разумеется, в том же направлении, как и у мудрецов из Центробанка, движется творческая мысль работников бюджетного отдела Министерства финансов. Здесь уже без всяких многомудрых аргументов и, не напирая на пользу для граждан, намерены ввести специальный сбор на плотность движения транспорта, который будет взиматься с водителей, въезжающих в центральную агломерацию Израиля по главным автотрассам.
Впрочем, научная мысль идет и по другому пути. В хайфском Технионе разработали революционную реформу личного транспорта в Израиле. В отличие от фискальных идей Центробанка и Минфина, здесь речь идет о полной отмене всевозможных налогов и сборов, связанных с автомобилями. То есть автомобиль по этому проекту будет не дорожать, а, наоборот, будет стоить так же дешево, как в большинстве западных стран. Но не спешите радоваться. Теперь вам придется платить, как в такси, по счетчику, учитывающему сразу несколько параметров — километраж, количество пассажиров в автомобиле, время суток (час пик или нет), загруженность шоссе. В итоге, как подсчитали разработчики, казна не пострадает. Правда, мне даже представить трудно, сколько в нашей достаточно склочной стране будет жалоб на неправильные счетчики, невозможность проверить правильность этого налога, сомнительность оценок загруженности шоссе! Недаром, в Голландии, где такая идея была вброшена еще десять лет назад, она так и не была внедрена. Технические проблемы, может быть, и будут решены, но как быть с социальными проблемами этой «революции», которые сейчас даже трудно представить?
Министерство транспорта тоже не осталось в стороне. Два года назад оно объявило о возрождении из небытия программы «Едем на зеленый», смысл которой заключается в выплате субсидий водителям, воздерживающимся от поездок на частном автотранспорте по городским улицам и загруженным автотрассам в часы пик. Система расчета здесь еще сложнее, чем в проекте Хайфского техниона. Например, ­кого-то подвозишь в центре города — получаешь 75 агор за километр, едешь не по центру, а по окраинам — «навар» уменьшается, за поездку в час пик — покилометровый штраф и т. д. В 2013 году был с помпой запущен пилотный проект, в котором должны были участвовать 12000 человек. В итоге сумели набрать в десять раз меньше добровольцев — 1200, а до конца эксперимента продержались всего 400. Предполагалось расширить выборку до 40 тысяч участников, но в итоге проект заморозили, потому что родились естественные планы не давать субсидии, а, наоборот, вводить новые налоги на водителей. Чего, слава богу, тоже пока не случилось. Теперь проект «Едем на зеленый» (правильнее было бы назвать его «Стоим на красный») разморозили опять до стадии эксперимента, но ­что-то за последние два года я ничего о развитии этого широко разрекламированного «второго пришествия» проекта не слышал. Да и до него ли, когда у нас за это время было пару пришествий коронавируса и четыре пришествия досрочных парламентских выборов?
В общем, как обычно, речь у нас идет не о проектах, а о прожектах. В чем-чем, а в них у нас никогда недостатка не было. И поскольку я пессимист, то полагаю, что в итоге все пойдет по прогнозу специалистов минфина. То есть потери от пробок к 2030 году дойдут до ожидаемых 70 миллиардов шекелей. Но кто нам считает?
Лев АВЕНАЙС



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!