Забытая война

 Михаил ГОРЕЛИК
 12 декабря 2021
 2157

Пришлось сделать усилие, чтобы вспомнить клише «Англо-франко-израильская агрессия». 65 лет прошло. Да и войне этой не случилось войти в число топовых исторических событий – тех, которые помнят.

Египет – Запад – СССР

В 1954 году египетский лидер Насер потребовал вывода английских войск из зоны Суэцкого канала. Войска вывели. Летом 1956 года он объявил о национализации компании Суэцкого канала, контрольный пакет которой принадлежал Англии и Франции. Канал имел чрезвычайное значение для экономики Англии. Не меньшее значение имел для Англии престиж в арабском мире – Насер наносил по нему сокрушительный удар. Англия и Франция (под давлением США) предложили компромисс: учитывая стратегическое положение канала, поставить его под международный контроль при полном признании египетского суверенитета. Насер, который вёл демонстративно конфронтационную политику и сделал канал своим политическим инструментом, сказал: нет!

Запад шёл от одной уступки к другой. Говорили о «новом Мюнхене». Французский премьер Ги Молле называл Насера «Гитлером с берегов Нила». «Мюнхен», «Гитлер» – слова эти в 1956 году звучали совсем не так, как сегодня. Позавчера закончившаяся мировая война преломлялась в личный опыт всех взрослых людей того времени.

В Лондоне и Париже пришли к выводу, что дипломатические усилия неэффективны и проблема решается только лишь силовым путём. Сочли за благо не информировать США о своих планах. США занимали сдержанную позицию: на носу выборы, Суэцкий канал особой роли в стратегических интересах США не играл, в ослаблении влияния союзников в этом регионе были свои плюсы.

Москва Насеру рукоплескала. Москва давно хотела зацепиться в этом регионе – Насер представлялся идеальным клиентом. В сентябре 1955 года начались широкомасштабные поставки советского оружия в Египет (через Чехословакию). Ближний Восток успешно превращался в акупунктурную точку холодной войны.

 

Израиль

Израиль подвергался постоянным нападениям со стороны Египта. Границу переходили вооружённые люди, убивали попавшихся под руку мирных граждан и возвращались обратно. Египет не только ничего не сделал для абсорбции палестинских беженцев в захваченной им в результате первой арабо-израильской войны (1948-1949) Газе, но сознательно препятствовал их абсорбции, использовал создавшуюся ситуацию в своих целях, формируя из оказавшихся в ловушке беженцев террористические отряды.

Наблюдатель ООН генерал Бернс: «То, что делали египтяне, посылая этих людей... с заданием убивать без разбора мужчин, женщин и детей, является военным преступлением». В 1955 году, к которому относится это высказывание, было убито 238 израильтян.

Попытки Израиля решить проблему дипломатическим путём успеха не имели и иметь в принципе не могли. СССР был готов наложить вето на любое решение Совбеза ООН, направленное против Египта. Отдельные ответные силовые акции не были эффективны.

Египет перекрыл Эйлатский залив, а затем и воздушное пространство над ним, установив на острове Тиран и в Шарм эль-Шейхе артиллерию. Таким образом, южные коммуникации Израиля были полностью перерезаны. Своими действиями Египет грубо нарушал международный закон о свободе судоходства. Результат обращений Израиля с протестами в ООН был заранее предсказуем (см. выше). Израиль заявил, что рассматривает перекрытие пролива как казус белли (формальное основание для начала военных действий). Египет, как и следовало ожидать, заявление проигнорировал. Египет декларировал уничтожение Израиля одним из своих важнейших внешнеполитических приоритетов. Те же декларации звучали и в других арабских странах.

Поставки современного советского оружия Египту полностью изменяли баланс сил: у Израиля не было такого оружия – ни количественно, ни качественно. Между тем Запад в рамках СЕНТО вооружал Ирак – злейшего врага Израиля. Заверения, что это оружие ни при каких обстоятельствах не будет использовано против Израиля, не были убедительны.

24 сентября 1956 года к Египетско-Сирийскому военному союзу присоединилась Иордания. Было создано объединённое военное командование. Израилю грозила война на три фронта.

Время работало против Израиля. Израиль не мог ждать, когда арабские страны (в первую очередь Египет) сочтут, что они достаточно сильны, чтобы нанести смертельный удар. Опережающую операцию необходимо было провести до того, как Египет освоит советскую технику и проведёт реорганизацию армии. Целями планируемой кампании было уничтожение террористических баз, снятие блокады с Эйлатского залива, ликвидация выдвинутых в Синай египетских войск и военной инфраструктуры (укрепления, аэродромы, линии связи, склады).

Длительная оккупация египетских территорий в планы израильского правительства не входила. В Израиле надеялись, что в результате военной операции в отношениях с Египтом возникнет новая ситуация, когда вывод израильских войск будет политически обусловлен. Правда, для начала надо было их успешно ввести. Для этого нужно было оружие, сопоставимое с тем, которым обладал Египет: у Израиля его не было. Насер поддерживал повстанцев в Алжире не только политически – он снабжал их оружием. Франция решила поддержать своего естественного союзника. Поставки французского оружия отнюдь не создавали военного баланса – они лишь позволяли несколько сократить отставание.

Оружейная сделка вызвала неудовольствие США. Помимо всего прочего, Эйзенхауэр был убеждён, что поставки оружия Израилю бессмысленны, пустая трата денег: евреи всё равно не в состоянии противостоять арабскому миру – надеяться им следует не на силу оружия, а на ООН. Точка зрения, наглядно демонстрирующая, что президенты США не всегда мыслят здраво.

 

Восьмидневная война

После того, как Насер отверг предложение Запада о международном контроле над Суэцким каналом, была сделана последняя попытка решить дело мирным путём: Англия и Франция обратились в Совет Безопасности, но там был Советский Союз со своим всегдашним вето. Лондон и Париж приняли решение о военной операции. Участие Израиля рассматривалось как политическая плата за поставки оружия. Бен-Гурион, прекрасно сознававший, сколь политически невыгодна такая компания, после тяжёлых раздумий всё же согласился. Как он мог не согласиться? В сложившейся ситуации у Израиля и выхода другого не было.

В общих чертах идея совместной кампании сводилась к следующему. Израиль вторгается в Синай и решает там какие-то свои проблемы – какие именно его союзников мало волновало. Главное, что израильские войска двигаются к Суэцкому каналу. Англия и Франция требуют прекращения военных действий в зоне канала, представляющих угрозу международному судоходству. Израиль принимает ультиматум, Египет – нет (сомнений не было), и тогда Англия и Франция высаживают десант. Хороший план: Израиль рисковал всем, его союзники – ничем.

Израиль начал вторжение 29 октября и разыграл свою партию, как по нотам.

На следующий день Англия и Франция предъявили ультиматум, и, как и следовало ожидать, Египет его не принял. 31 октября союзники ответили бомбардировками египетских аэродромов, египетская авиация перестала существовать.

5 ноября израильская кампания завершилась. Египетские войска в секторе Газы и в Синае были разгромлены, гарнизоны, контролирующие Эйлатский залив Шарм эль-Шейха и острова Тиран, капитулировали – залив был деблокирован. Забавная деталь. Пехотная бригада, взявшая Шарм эль-Шейх, состояла из киббуцников-резервистов. Они были срочно демобилизованы: пора была собирать урожай – уже и так все сроки прошли.

В тот же день 5 ноября Англия и Франция высадили десант на севере канала. Продвинуться на юг им не удалось. 7 ноября в полночь совместное давление США и СССР заставили их прекратить военные действия.

С военной точки зрения, кампания была проведена израильтянами блестяще. Результаты, достигнутые в столь сжатые сроки, со столь малыми потерями и при абсолютном техническом и численном (в 15 раз!) превосходстве противника, просто ошеломляли. Шестидневную войну все воспринимают как чудо. Конечно, она и была чудом. Да ведь прецедент был уже. Только не был в должной мере замечен и оценен. Вообще, если говорить о Шестидневной войне, то в некоторых отношениях она столь напоминает Синайскую кампанию, что возникает эффект дежа вью.

Конечно, остаётся вопрос, как сложились бы военные действия, если бы египетская авиация не была подавлена в результате действий Англии и Франции: у Израиля было 70 боевых реактивных самолётов, у Египта – 250! Ответы на подобного рода вопросы всегда предположительны. И само по себе численное превосходство ещё не гарантирует результат. Воздушные бои до вступления в войну союзников Израиль неизменно выигрывал. Абсолютный контроль неба египетской авиацией не помешал ключевой операции Синайской кампании – высадки десанта на перевале Митла.

Определённо можно сказать следующее. Если бы не навязанная союзниками концепция кампании, Израиль бы не пошёл вглубь Синая, а сосредоточился на террористических базах, выдвинутых к границе египетских группировках и разблокировании Эйлатского залива. Дислоцированные в зоне канала и в глубине Синая египетские силы просто не успели бы выдвинуться. Так что результат был бы скорей всего более-менее тот же самый. Только за более короткий срок (глядишь, и в шесть дней бы управились) и в куда более выгодной для Израиля политической ситуации.

 

Синай и Будапешт

Международный политический контекст Синайской кампании: в те же самые дни, практически синхронно, происходит антикоммунистическое восстание в Венгрии и его подавление.

Восстание начинается 23 октября и из-за вмешательства советских войск приобретает также характер национально-освободительного. Происходит смена руководства страны, которое солидаризируется с восставшим народом, провозглашает выход Венгрии из Организации Варшавского договора и обращается в ООН с просьбой остановить советскую агрессию. Тщетно! Москва формирует марионеточное правительство, которое немедленно обращается к руководству СССР с просьбой об оказании военной помощи, и помощь не заставляет себя ждать. 4 ноября народное сопротивление в Будапеште подавлено советскими танками, законное правительство свергнуто.

Бои в Венгрии продолжались до 11 ноября. Политические стратеги в Лондоне и Париже, устанавливая дату начала кампании, естественно, принимали во внимание ситуацию в Венгрии. Были уверены, что она будет работать на них. Они ошиблись. Всё получилось с точностью до наоборот.

С пропагандистской точки зрения, «англо-франко-израильская агрессия» была для СССР подарком с неба. Идеальный способ переключить общественное внимание как на международном уровне, так и внутри страны с Венгрии на Израиль. Антиизраильская, антисионистская (а имплицитно и антисемитская) риторика достигла ажиотажного размаха. В событиях в Венгрии повинен оказался мировой сионизм.

Что такое 1956 год для СССР? Год ХХ съезда КПСС (ставшего мощным стимулом и для Венгрии). Пик оттепели. Пик надежд. В этой ситуации ввод войск в Венгрию носил знаковый, стратегический характер. Поначалу Хрущёв колебался и склонялся к политическому компромиссу. Советские войска были из Будапешта поначалу выведены, но вот началась война в Синае – Хрущёв воспринял её как ещё один опасный симптом ослабления советского влияния в мире, и танки поехали в Будапешт.

Не сойдись во времени Синайская кампания и десталинизация по-венгерски, военного вмешательства, возможно, удалось бы избежать. Не будь прецедента 1956 года, возможно, не было бы и вторжения в Прагу в 68-м, и вообще политическое развитие СССР и Восточной Европы пошло бы другим путём.

 

Пейзаж после битвы

С пропагандистской точки зрения, Синай был для СССР подарком – во всех прочих отношениях чувствительным поражением. Союзник Москвы был молниеносно разгромлен, не оказав сколько-нибудь существенного сопротивления. Советские инструкторы зря трудились. Советское оружие, гордость ВПК, Насеру не помогло. По большей части оно даже не превратилось в металлолом: танки, самолёты, артиллерийские установки, грузовики, военное оборудование, брошенные бежавшими египтянами, достались израильской армии в значительной мере в целости и сохранности. Был пленён эсминец, пришедший покорять Хайфу.

Человеческие потери. Убитые: Израиль – 180, Египет – 2000; пленные: Израиль – 4, Египет – 60000. Комментарии излишни.

Со стороны Англии и Франции кампания завершилась полным провалом. Ни одна из поставленных целей достигнута не была: уже в декабре им пришлось под давлением ООН (в том числе, и США) вывести войска из зоны канала; Насер не только не был смещён и заменён прозападным лидером, как это планировалось, но поразительным образом набрал политические очки – он обладал редкостным умением превращать военные поражения в политические победы.

Между тем Израиль, казалось бы, достиг всех своих целей: гнёзда террора были уничтожены, Эйлатский пролив деблокирован, египетская армия разгромлена, её модернизация сорвана, войска противника больше не угрожали границам – Египет перестал быть смертельной угрозой Израилю. Сирия и Иордания вне связки с Египтом опасности не представляли.

Правда, для американо-израильских отношений настали не лучшие времена. В глазах мирового общественного мнения Израиль оказался накрепко связан с неоколониалистской политикой Запада. Израильские войска стояли в десяти милях от канала, но никто не собирался платить политическую плату за их вывод. Вошедший во вкус Хрущёв пригрозил прямым военным вмешательством, и Запад не помог: израильтяне войска с тяжёлым сердцем вывели. Это было политическим унижением. Правда, пилюля была подслащена: в Синай были введены наблюдатели ООН.

Пользующийся безграничной поддержкой СССР Насер и не думал о завершении конфликта – он думал о новой войне. Через одиннадцать лет он потребовал вывода наблюдателей ООН – те послушно удалились. Он вновь заблокировал Эйлатский залив. Он двинул к границам Израиля переоснащённую СССР и подготовленную советскими инструкторами армию – всё повторилось один в один, только размеры военной катастрофы были ещё больше. И Израиль из Синая уже не ушёл. И Суэцкий канал встал.

Такие харизматические лидеры, как Насер, – проклятие для своих народов, хотя народы об этом подчас не догадываются. В 1970 году Насер, увенчанный званием Героя Советского Союза, умер. На смену ему пришёл Анвар Садат – человек с историческим, а не мифологическим мышлением, стратег, а не тактик, политик, а не популист и политикан. После войны Судного дня (1973) израильские войска вторично ушли из Синая. Но на этот раз уход был конвертирован в мир. В 1979 году бессмысленная война, унесшая множество человеческих жизней и губительная для египетской экономики, наконец завершилась.

Народ Насера боготворил – Садата убили. Как некогда убили Абдаллу – иорданского монарха, желавшего мира с Израилем. К счастью, дело этих арабских лидеров не погибло.

 

Стёрта из памяти

Синайская кампания была проведена блистательно, стала моделью, своего рода генеральной репетицией Шестидневной войны. В сущности она стала первым внешнеполитическим поражением СССР в послесталинскую эпоху. Казалось бы, ей суждено остаться в исторической памяти, но нет: прочно забыта – во всяком случае, в России.

«Сады скорпиона» (1991) – шедевр художественной документалистики, одна из мировых вершин жанра, «сюрреалистическая комедия», по определению Википедии, историческая хроника времён Хрущёва (1953-1964), саморефлексия советского кино – фильм, в котором события тех лет представлены полно и выразительно: Будапешт (как же иначе?!) вот он, в большом объёме – о Синае ни единого кадра. В воспоминаниях Лунгиной (типичный персонаж советской ассимилированной интеллигенции) – то же. Жена моего приятеля написала недавно мемуары – и там то же: советские танки в Будапеште помнит, израильские в Синае – нет. Кого ни спросишь, никто не помнит. Синайская кампания как бы вовсе не существует, стёрта из памяти.

Может быть, потому, что события в Венгрии были в фокусе советской пропаганды, а события в Синае замалчивались? Отнюдь. Я говорил уже, обе темы подавались в одном флаконе, были взаимосвязаны. Изо дня в день, изо дня в день.

Но почему? Что за странная амнезия?

В сознании советских людей и советских евреев, в том числе, (понятно, и здесь, и далее я говорю не обо всех, а о мейн-стриме) Израиль был в 1956-м году третьесортным государством на задворках мира, шестёркой Запада, что-то такое местечковое, мало ли что за заморочки между Сальвадором и Гондурасом, кому это интересно?

1956 год – пик оттепели, время надежд, государственный антисемитизм временно отступил, народ глядел вперёд без боязни, Израилю только предстояло ещё стать фактором псхологической компенсации и интеграции советских евреев.

Синайская кампания в памяти поколений оказалась полностью затенена Шестидневной войной, растворилась в ней.

И наконец важнейшая техническая причина: в 1956-м году не существовало ещё израильского вещания на русском языке. Информация об Израиле фактически отсутствовала.

В 1967-м всё изменилось: государственный антисемитизм воротился; надежды на трансформацию советского режима не оправдались; не в последнюю очередь, благодаря советской пропаганде, Израиль превратился в сверхдержаву; «Голос Израиля» вещал с утра до вечера, еврейский народ в СССР ликовал.

Хотя, признаться, находились и таковые, что воспринимали израильские победы с ужасом, ожидая неизбежной внутренней реакции советских властей.

И она, естественно, последовала.

Михаил ГОРЕЛИК



Комментарии:

  • 20 декабря 2021

    Андрей Анзимиров

    Отличная статья! Основательное и, похоже, верное предположение о том, что "не сойдись во времени Синайская кампания и десталинизация по-венгерски, военного вмешательства, возможно, удалось бы избежать. Не будь прецедента 1956 года, возможно, не было бы и вторжения в Прагу в 68-м, и вообще политическое развитие СССР и Восточной Европы пошло бы другим путём". Браво автору! А описанную им войну я хорошо помню, хотя и был ребёнком в ту пору.

  • 16 декабря 2021

    Натапов Григорий

    Браво, Миша!


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!