Звезда и смерть Жуана Родригеша

 Наталья ЧЕТВЕРИКОВА
 12 декабря 2021
 1887

В анналах истории наверняка увековечат пандемию, которая нынче, как в Средневековье, бушует в нашем продвинутом мире. И это повод вспомнить о враче, который стоял у истоков современной европейской медицины. История сохранила его имя – Аматус Лузитанский.  

У края католической земли  
Маленькая Португалия, повелительница морей. Сюда в конце XV века хлынули десятки тысяч изгнанных из Испании иудеев и марранов, которых инквизиция преследовала как еретиков за их тайную приверженность иудаизму. В Португалии тогда не было гонений за веру, но лавина «понаехавших» вызвала антиеврейские настроения. 
В городе Каштелу-Бранку в семье марранов в 1511 году родился сын. Мальчику дали имя Жуан Родригеш. Наш герой жил в эпоху Возрождения, изменившую мир. Он мечтал стать врачом и с отличием окончил один из лучших в Европе университетов – в испанской Саламанке. А в 19 лет получил диплом доктора медицины. 
Юный медикус вернулся домой с благой целью – лечить своих земляков. Но случилось землетрясение, в котором католики увидели кару Божью за присутствие евреев в их городе. Жуан стал главной мишенью погромщиков, но успел сбежать в спокойную Фландрию и поселиться в Антверпене. Жизнь продолжалась.
В те годы аптекари по старинным рецептам готовили травяные микстуры, приносившие больше вреда, чем пользы. И беглый доктор сел писать свою первую, «очень своевременную книгу» – о фармакогнозии (медицинской ботанике). Но в 1536 году пришли дурные вести: в Португалии – инквизиция, евреи бегут из страны. Уже законченную книгу Жуан Родригеш подписал своим португальским именем – в первый и последний раз. В знак прощания с родиной. Он поменял имя, чтобы изменить судьбу – и родился Аматус Лузитанус.  
Книга о фармакогнозии вызвала интерес учёных. Автору предложили возглавить кафедру медицины в университете Феррары, в Италии. Там он успешно практиковал шесть лет и получил известность как искусный врачеватель. Посыпались приглашения из Рима от знатных особ, будущих пациентов. В их числе была синьора Якоба дель Монте, сестра папы римского - Юлия III.  
 

Кодекс чести врача XVI века 
Меж тем в Ватикане метался в горячке понтифик святого престола. Он сжёг на главной площади Рима все (как он считал) экземпляры Талмуда – и вскоре захворал. Синьора Якоба вызвала к тяжелобольному брату чудо-доктора Аматуса. 
Но Юлий III скончался в муках. «Дело врачей» заводить не стали. А могли бы. Новый Папа Павел IV был яростным гонителем марранов, и доктору опять пришлось спасаться бегством, на сей раз бросив свою библиотеку и имущество. Так и колесил скиталец по Европе – налегке. Писал учёные труды и общался с Марией дель Монте, племянницей покойного папы Юлия III. Сведения о личной жизни Аматуса Лузитанского туманны. Вероятнее всего, он был женат на Медицине. 
И вот настал момент истины. Тайный иудей письменно и открыто даёт присягу врача, в которой подчёркивает признание им духовных ценностей иудаизма и клянётся «Десятью заповедями, которые были даны Моисею на горе Синай для народа, освобождённого из египетского рабства». Клянётся, что он одинаковыми глазами смотрел на всех людей, к какой бы вере они ни принадлежали, никогда не добивался почестей и с одинаковой преданностью лечил бедняков и самых высокопоставленных лиц… 
Врача-иудея с репутацией семейного лекаря папы римского инквизиция не тронула. А клятва Аматуса вызвала общественный интерес новизной взгляда на терпимость и сострадание к больным, заботу о них и проявление чуткости к их нуждам. 
Аматуса Лузитанского считают предвестником толерантности в европейской медицинской этике. Своей клятве врач-гуманист останется верен до последнего вздоха.
 

«Чёрная смерть» в Европе
Средневековые города регулярно опустошала чума. «Чёрная смерть» – пандемия бубонной чумы в Европе в XIV веке, а повторные вспышки продолжались ещё четыре столетия. Население, не знавшее антибиотиков и анестезии, сгорало в «злых корчах» из-за чёрных бубонов, появлявшихся на теле. 
Европу постигла катастрофа, подобия которой она никогда прежде не переживала. Картины бедствия были поистине чудовищны. С улиц собирали кучи трупов. Их сбрасывали в огромные ямы, вырытые за городскими стенами, и лишь слегка присыпали землёй. 
Пандемия выкосила половину Европы. А чумная старуха с косой всё металась по пустынным городам. Итальянский поэт Франческо Петрарка писал: «О, вы, счастливые потомки, вы не будете знать таких адских несчастий и сочтёте наше свидетельство о них за страшную сказку!». 
Перед чумой оказались беззащитны все, даже лекари. Это бич, от которого не укрыться. В народе был пущен слух, что причина беды – заговор евреев, отравляющих колодцы, чтобы уничтожить христиан. 
Когда чума накрыла Португалию, в 1505 году католики учинили в Лиссабоне массовую резню евреев. За два дня от рук погромщиков в столице погибло около трёх тысяч человек. Это религиозное безумие, о котором Аматус Лузитанский узнал от родителей, заставило его переосмыслить свою жизнь. 
 

«Восславим царствие Чумы…»   
Врачи XVI века понятия не имели о микробах и даже не знали толком, как устроен скелет и внутренние органы человека. Чуму эскулапы лечили без затей: кровопускание, клизмы и рвотное. Чумные бубоны вырезали, а открытые раны прижигали горячим маслом или раскалённым железом. Случалось, что пациент выживал.
Доктор Аматус ещё студентом практиковал в госпиталях как хирург. Лучший в университете ботаник-фармацевт, он применял растения-анальгетики для анестезии. Лучший преподаватель анатомии в Ферраре, он вскрывал трупы, вопреки церковным запретам, и открыл феномен циркуляции крови. 
Главный труд Аматуса Лузитанского – собрание ста историй болезней (семь сборников с описанием методов и результатов лечения) – переиздавался на протяжении нескольких веков.  
Причину разгула чумы учёный объяснял антисанитарией – и нажил себе врагов. Католиков всегда раздражали ритуальные омовения иудеев и мусульман. С принятием христианства в Европе на полтора тысячелетия забыли о банях и канализации «языческого Рима». Фанатики внушали, что при купании человек смывает с себя святую воду, в которой его крестили. Европа утопала в миазмах. Короли умирали от диареи и чесотки. Легионы крыс разносили чумных блох, а инквизиция истребляла кошек, «помощников ведьм». Никто не видел связи между крысами и чумой.  
Аматус Лузитанский первым описал дирофиляриоз, паразитарное заболевание животных, которое передаётся людям. Изучая влияние чумы на психику человека, доктор убедился, что чумные флюиды вызывают экзальтацию, бесоодержимость и исступлённый фанатизм; «очумелые» – это безумцы. Опытный ботаник обнаружил в хлебе ядовитую спорынью, вызывавшую психоз – «Антониев огонь»: конвульсии, галлюцинации, «божественные видения»…
Эти важные открытия XVI века решили судьбу вольнодумца. Римско-католическая церковь, согласно правилу Трулльского Вселенского Собора VII века, запретила пользоваться услугами врача-иудея. Гений своего времени, «человек Ренессанса», покинул христианскую Европу.
 

Преданья старины забытой
В 1558 году доктор Аматус прибыл в веротерпимую Османскую империю, в Салоники. Этот город стал убежищем для евреев из Испании и Португалии. Большая община, крупный центр изучения Торы, Талмуда и каббалы, два бейт-мидраша – вот она, желанная пристань! И вечный скиталец с ещё большим рвением принялся лечить, учить и учиться.
Почтенный доктор прожил в Салониках десять мирных лет. Но бич Европы догнал его и там. Аматус Лузитанский умер от чумы в 57 лет. Возраст патриарха, «престарелого и насыщенного жизнью» – если учесть, что тогдашние европейцы умирали, в основном, к 30 – 40 годам.
Врач от Бога раздвинул границы знаний о человеческой природе, и его имя останется в веках. Кто кому надобен, тот тому и памятен, как говорят в Португалии, и с этим не поспоришь. В провинциальном городке Каштелу-Бранку стоит памятник «какому-то древнему врачу». Зато местные жители гордятся, что мореплаватель Афонсу де Пиава родился в их городе. Поселяне горюют о былом величии: когда-то их могучая империя завоевала полмира, а нынче… Что великого нынче? Только Криштиану Роналду.
Но теплятся ещё предания о тех самых «жудео», которые давным-давно бесследно исчезли. А были они пришлые - то ли смутьяны, то ли чародеи, но уж никак не добрые католики. 
Сегодня в Португалии проживает не более тысячи евреев. Но на родине портвейна по-прежнему делают «Terras de Belmonte» – первое кошерное вино времён Аматуса Лузитанского. А в сёлах можно встретить «Еврейскую улицу», ветхую синагогу и задумчивых стариков, которые случайно узнали о своих еврейских корнях. 
Наталья ЧЕТВЕРИКОВА



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!