Неустойчивое равновесие

 Песах АМНУЭЛЬ
 25 мая 2022
 362

Человек, говорят, ко всему привыкает. Удостоверяю – это так. В новой реальности Израиль живет уже почти год, и ничего, привыкли. Привыкли к тому, что правительство, присягая, обещало добиться существенного снижения цен, успехов в области безопасности и вообще – улучшения всего хорошего и уменьшения плохого. На деле получилось наоборот, но разве в этом виновато правительство? Нет, конечно. Виновато наследие, оставшееся со времен Нетаниягу, от которого не удается избавиться, несмотря на все предпринимаемые усилия. Недаром почти в каждом выступлении премьер-министр Нафтали Беннет упоминает ненавистного Биби, развалившего все, что мог, «а нам теперь приходится…».  

Приходится бороться с ростом цен на все: от сладких напитков до квартир. Правда, цены на сладкие напитки повысило именно новое правительство, но ведь с благородной целью: от сладкого люди толстеют, и, если поднять цены, «кока-колу» станут покупать меньше, и здоровье израильтян улучшится. Реально же покупать меньше не стали (попробуйте объяснить ребенку, что «коку» пить вредно), но в семейном бюджете появились прорехи. Не только из-за «кока-колы», конечно: с осени раза в полтора поднялись цены практически на все фрукты и овощи, и тут уж никак не скажешь, что, чем меньше в рационе овощей, тем лучше для здоровья. Правда, можно отговориться тем, что фрукты и овощи не правительство производит, а фермеры, люди самостоятельные, правительству неподконтрольные и до прибыли жадные.

В общем, израильтяне лишний раз убеждаются в правоте Уинстона Черчилля, почти век назад сказавшего, что настоящий политик умеет перед выборами раздавать обещания, а год спустя умеет объяснить, почему эти обещания не были выполнены.
Нужно признать, что и достижения имеются. Например, на 500-600 шекелей в месяц увеличили пособие по старости для людей, получающих социальную надбавку. Но почему-то людям, надбавки не получающим, пособие увеличивать не стали, а они-то как раз получают минимум, на который и раньше прожить было трудно, а сейчас…
Но не будем о грустном. Не будем, например, о том, что за два последних месяца в Израиле погибли в терактах 13 человек – давно такого не было, и вот опять… Это еще не интифада, говорят знающие люди, бывало и хуже. Бывало, да. Но легко видеть, как меняются методы террора. Двадцать лет назад террористы-смертники взрывали себя в переполненных автобусах. Десять лет назад в «моду» вошли автомобильные теракты. Потом появилась и схлынула «мода» на теракты ножевые. А теперь террорист приходит (или приезжает, что чаще) в людное кафе и расстреливает людей из автомата. Последний (по времени, но, к сожалению, вряд ли последний вообще) теракт произошел 5 мая, когда в стране закончили праздновать День независимости. В религиозном городе Эльад в центре страны двое террористов убили четверых и ранили трех человек. 16 детей остались сиротами. А до этого в марте и апреле произошли теракты в Тель-Авиве, Хадере, Бней-Браке…
Но ведь люди привыкают ко всему. Несмотря на все, жизнь продолжается, страна отметила семьдесят четвертую годовщину. Израильтяне привыкли начинать празднование Дня независимости грандиозными фейерверками по всей стране. Но в этом году фейерверки были официально отменены, придется привыкать и к этой новой реальности. Впрочем, во многих городах фейерверки все-таки – по решению муниципалитетов – провели, но не такие грандиозные, как обычно. 
Спросите, почему отменили фейерверки? Ну как же! Ведь в правящую коалицию, как известно, входит исламистская партия РААМ, и арабам, естественно, не нравится, когда евреи с восторгом празднуют День независимости. Не надо сильно шуметь, а то РААМ из коалиции выйдет, Кнессет придется распустить, назначить очередные внеочередные выборы, а этого никто в коалиции не хочет. Не хочет даже партия РААМ – ведь в следующей коалиции ей может места и не достаться. И потому РААМ ведет себя правильно (с точки зрения своих избирателей), но странно (с точки зрения здравого смысла и закона о Кнессете).
Об этом немного подробнее.

Аелет Шакед

В марте Кнессет ушел на каникулы, но перед самым началом отпуска депутаты успели принять новый «Закон о гражданстве». 45 депутатов проголосовали «за», 15 – «против». Всего, как видите, 60 – половина состава Кнессета. Другая половина предпочла в голосовании не участвовать. Закон, между тем, важный и застрагивает, прежде всего, арабов. Речь идет о законе, препятствующем воссоединению семей палестинских и израильских арабов на территории Израиля. Многие годы этот закон был временным и его действие приходилось каждый год продлевать. Наконец министр внутренних дел Аелед Шакед и депутат от партии «религиозных сионистов» Симха Ротман предложили сделать закон постоянным, прибавив к обычному, много раз продлевавшемуся тексту небольшую добавку. Раньше в целеполагании закона указывалось, что цель – безопасность государства. В новом варианте целью является необходимость сохранения еврейского большинства в Государстве Израиль. 
Кто же голосовал против? Естественно, крайне левый МЕРЕЦ и партия «братьев-мусульман» РААМ. Странно писать «естественно», когда речь идет о еврейской партии, голосовавшей против сохранения в еврейском государстве (каковым является по закону Израиль) еврейского большинства. Тем не менее это так – крайне левые всегда придерживались убеждения, что Израиль должен быть государством «для всех», еврейские поселения в Иудее и Самарии должны быть ликвидированы, а «оккупация» прекращена. Несмотря на непрекращающиеся теракты, левые полагали и полагают, что достаточно палестинских арабов «освободить» от еврейского присутствия на территориях (прекратить оккупацию) и вернуться к границам 1967 (а лучше – к границам 1948) года, как на Ближнем Востоке наступит мир и, если не любовь, то, по крайней мере, дружба между народами. И хотя жизнь многократно демонстрировала обратное, наши еврейские «миротворцы» своих убеждений не меняют и вряд ли поменяют в будущем. 
Голосовала против нового варианта закона и партия РААМ во главе с Мансуром Аббасом. Это тоже естественно. Закон с очевидностью направлен против электората этой партии. Мансур Аббас, проиграв при голосовании, заявил, что РААМ покинет коалицию. Заявил явно сгоряча – ведь если бы Аббас осуществил свою угрозу, коалиция перестала бы существовать, прошли бы досрочные выборы, в результате которых РААМ практически наверняка в новом составе коалиции представлен не был бы. Но и оставить без последствий принятие закона о гражданстве Аббас не мог – избиратели ему этого не простили бы. Как быть? 
Была собрана «шура» - совет мусульманских мудрецов, аналог еврейского Совета мудрецов Торы. Заседали долго и приняли решение: партия РААМ должна немедленно покинуть коалицию. Но! Не навсегда, а временно. Скажем, на месяц. 
Напоминаю: приняв закон о гражданстве, Кнессет ушел на каникулы, продолжавшиеся до мая. Вот как раз на это время партия РААМ и покинула коалицию. Как говорится: и нашим, и вашим. И твердость свою показала перед электоратом (мол, мы же против!), и интересы свои соблюла – когда Кнессет возобновил заседания, Мансур Аббас как ни в чем не бывало занял свое депутатское кресло…
А каникулы выдались для депутатов непростыми. Произошло событие, более судьбоносное для коалиции, чем показной демарш Мансура Аббаса. Глава коалиционного большинства в Кнессета Идит Сильман (партия «Ямина») неожиданно объявила, что выходит из коалиции. Возможно, люди из ближайшего окружения Идит Сильман и подозревали (может, даже точно знали) о ее недовольстве политикой ее же партии, но для «широкой публики» поступок Сильман стал шоком. 
Как оказалось, решение назревало давно. Давним было недовольство Нафтали Беннетом, пошедшим на союз с крайне левыми и арабами. «Ямина» распадалась на глазах – кроме Сильман, недовольство «политикой партии» (то есть – Беннетом) высказывал и депутат Ницан Шикли. И 4 апреля Идит Сильман объявила о том, что выходит из коалиции. Конкретным поводом для этого поступка стал выговор, который Беннет сделал Сильман за то, что она «провоцирует конфликты в партии». И еще: днями ранее Идит Сильман имела разговор с Биньямином Нетаниягу, и, похоже, лидер оппозиции предложил главе коалиции достаточно высокое место в будущем предвыборном списке «Ликуда».
В результате шаткое коалиционное большинство (61 мандат против 59) исчезло и превратилось в равенство мандатов (60 у коалиции и столько же у оппозиции). 
Означает ли это победу оппозиции? Нет, конечно. С одной стороны, Беннет еще сильнее, чем раньше, зависит сейчас от арабских депутатов. Мансур Аббас, устроив небольшой «шухер», остался в коалиции, но голосов РААМ уже недостает для существенной поддержки правительства Беннета. Есть «запасные силы» - депутаты от Объединенной арабской партии. Они формально и в оппозицию не входят, так что никто не мешает Махмуду Уде (председателю блока арабских партий) присоединиться к РААМ при голосованиях. Однако правительство может рассчитывать на поддержку арабов при условии выполнения их требований – иными словами, еще больше ослабляя свой «правый фронт». Депутаты от «Ямины» (Сильман и Шикли тому пример) могут окончательно развалить партию в любой момент, и Беннет, конечно, это понимает.

Ницан Шикли
Ницан Шикли

Положение у премьер-министра сложное, но и у его политического соперника – Биньямина Нетаниягу – ситуация немногим лучше. У коалиции нет в Кнессете большинства, но и оппозиция – в случае, если правительство падет – победить не может. 60 «некоалиционных» мандатов – это ведь тоже с учетом партий из Объединенного арабского списка, которые в коалицию с Нетаниягу не войдут. 
Ситуация как была патовой, так и осталась. Если Нетаниягу надеется собрать на досрочных выборах достаточно мандатов для формирования коалиции и правительства, ему придется рассчитывать на перебежчиков. Например, на членов распадающейся партии «Ямина», тех же Сильман, Шикли, а еще Нира Орбаха и Эюба Кару. В этом случае (вполне вероятном) Нафтали Беннет останется вовсе без партии и закончит свою политическую карьеру. Как, кстати, и Гидеон Саар, чья партия «Тиква хадаша» практически наверняка не пройдет электоральный барьер. 
Есть еще Бени Ганц с партией «Кахоль – Лаван» и Авигдор Либерман (НДИ). Ганц уже и сейчас пытается противостоять Беннету и Лапиду. Например, министр обороны отправился на встречу с председателем автономии Махмудом Аббасом, даже не поставив в известность премьер-министра и министра иностранных дел, и, конечно, предвидел политические последствия своего поступка. Ганц может рассчитывать на очередную сделку с Нетаниягу – наверняка ему обещан, по меньшей мере, пост министра. Для Либермана же переход в лагерь нынешних политических противников вряд ли представляет моральную проблему. Либерман уже не раз показал, как быстро умеет при необходимости менять взгляды и предпочтения. Он, к примеру, поддерживал религиозные партии на выборах мэра Иерусалима, что не помешало ему затем резко выступать против «религиозного засилья». Он много раз говорил, что никогда не войдет в коалицию с арабскими партиями, что не помешало ему войти в коалицию с РААМ. Любопытно, что как бы Либерман ни менял свои взгляды и предпочтения, партия НДИ набирала на выборах примерно одно и то же количество мандатов – от пяти до семи. Похоже, его избирателям важно голосовать именно за Либермана, а не за какие-то определенные политические принципы. 
После того, как Идит Сильман покинула пост председателя коалиции, несколько институтов провели опросы общественного мнения. Надо полагать, и в коалиции, и в оппозиции внимательно изучили результаты этих опросов. 
Они таковы. 
Институт Рафи Смита спросил, за кого израильтяне проголосовали бы, если бы выборы состоялись сейчас. «Ликуд» остается самой большой партией и получает 36 мандатов – на три мандата больше, чем в ходе предыдущего опроса. Партия религиозных сионистов Бецалеля Смотрича может рассчитывать на 8 мандатов, НДИ получит свои обычные 6 мандатов, «Ямина» - 5, «Тиква хадаша» Гидеона Саара не пройдет электоральный барьер. 
Израильский Институт Демократии поставил вопрос иначе: как избиратели оценивают деятельность премьер-министра Нафтали Беннета в области безопасности. Положительную оценку дали 33% опрошенных, 42% - отрицательную, 21% оценили деятельность Беннета как посредственную. 
Так и живем. Мир меняется на глазах и при том – необратимо. А израильский избиратель никак не может решить, что для страны важнее, и какие политические партии предпочтительнее. 
Неустойчивое политическое равновесие сохраняется.
Песах АМНУЭЛЬ

 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!