ДОГНАТЬ И ПЕРЕГНАТЬ ЛЮКСЕМБУРГ

 Лев Авенайс
 24 июля 2007
 3045
Cтрашное дело! Если верить прессе, в израильском обществе — разгул насилия. То там морду набьют, то сям ножом зарежут. Где те благословенные времена, когда дети заполночь шлялись по улицам? Мой почти родной Реховот превращается в Гарлем! Вот 13-летнего парнишку восемь пьяных подростков избили в туалете. Уже и зайти справить нужду страшно!
Cтрашное дело! Если верить прессе, в израильском обществе — разгул насилия. То там морду набьют, то сям ножом зарежут. Где те благословенные времена, когда дети заполночь шлялись по улицам? Мой почти родной Реховот превращается в Гарлем! Вот 13-летнего парнишку восемь пьяных подростков избили в туалете. Уже и зайти справить нужду страшно! В общем, на повестке дня — борьба с насилием в обществе. Надо сказать, она у нас регулярно на повестке, вроде ежегодной посевной в советское время. Но на этот раз правительство решило безотлагательно положить конец насилию. И можно с уверенностью сказать — положило! Положило конец. На насилие. Создана министерская комиссия, так что теперь «любимый город может спать спокойно». Министерская комиссия — это вам не полицейский на углу! Это — всерьез. Это — по большому счету. И сразу на нас неизвестно откуда (то есть известно, конечно, — из СМИ) обрушился поток данных, которые должны подтвердить (или опровергнуть?) жуткую ситуацию с насилием в нашей стране. Газета «Гаарец» сообщила, что мы аж на четвертом месте среди западных стран по числу убийств (и попыток убийств) на душу (точнее, на сто тысяч душ) населения. Кстати, что такое попытка убийства и как она учитывается? Тут у нас на одного главного мафиози Зеэва Розенштейна в год приходится по три попытки. Так их к убийству приравнивают? И вообще, странная какая-то цифра. Да у нас тут без конца происходят разборки в преступных кланах, все время кто-то пытается кого-то убить! Ну и Б-г с ними, пусть разбираются, лишь бы приличных людей не убивали. Поэтому я бы предпочел учитывать в этой статистике только добропорядочных людей. Так сказать, невинные жертвы. Ведь не считаем же мы в числе погибших в теракте самого террориста (в отличие от западных СМИ, в которых цифра жертв в теракте в Израиле всегда на одну единицу больше, чем в наших). А если исключить жертвы гангстерских разборок, то, думаю, наш показатель выглядел бы лучше. Да и в нынешнем виде статистика эта выглядит как-то странновато: сытый и благополучный Люксембург занимает второе место по убийствам. Что-то не замечал я страха перед разгулом насилия в Люксембурге. Вообще, с цифрами в области преступности у нас полный кавардак. Даже в самой полиции толком не знают, растут у нас насилие и преступность или сокращаются. Поскольку все зависит от того, что и как считать. С одной стороны, за первые пять месяцев число убийств выросло на 34% по сравнению с тем же периодом прошлого года. С другой — за прошлый год оно снизилось на 16%. Что ж такого особенно хорошего было в прошлом году или плохого в нынешнем? Да ничего! Просто налицо эффект малых чисел. Например, если у вас в один год было одно убийство, а на следующий — два, то это значит, что число убийств удвоилось, и против такого ужасного факта не попрешь! Впору бить во все колокола! Конечно, ухудшение экономического положения слабых слоев населения сказывается на уровне насилия. Все-таки, как правило, убивают, избивают, пыряют ножами и хулиганят по пьянке не адвокаты или промышленники. Те тоже совершают преступления, и не меньше. Но они специализируются на воровстве экономической информации из компьютеров конкурентов. Однако я не уверен, что настолько уж ухудшилась экономическая ситуация в стране, что пришло время соплеменников убивать. Наоборот, та же статистика (вот вредная баба!) рассказывает нам устами Нетаниягу, что «жить стало легче, жить стало веселей». Обратите внимание, статистика скачет, как ей вздумается! Число случаев изнасилования в 2000-2003 гг. падало, в 2004 году вдруг возросло аж на 16%, а в нынешнем году опять начало падать. В чем дело? Не мучайте социологов! Ведь речь идет лишь о ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫХ случаях изнасилования. А всем специалистам известно, что около 90% изнасилований остаются латентными, то есть скрытыми. Вот и предположите, что в один год таких латентных случаев было 94%, а в другой — 86. А реальных изнасилований было столько же. И всю статистику можете выбросить в мусорник. Или опубликовать в газете с истерическим комментарием. Ах, в приснопамятном Советском Союзе был накоплен огромный опыт по улучшению статистики в области правопорядка и раскрываемости преступлений? Не зарегистрировали кражу кошелька, значит, и не было преступления. Так что оценивать уровень преступности по количеству открытых уголовных дел — абсолютно дурацкое занятие. А что делать, если других показателей нет? Число открытых уголовных дел в прошлом году возросло в Израиле на 5,1%. Ужасно? Зато буквально неделю назад полиция закрыла (причем отнюдь не по причине отсутствия состава преступления, а просто некогда всякими мордобоями и угрозами заниматься) 14 тысяч дел! И это не говоря уж о 30 тысячах дел, которые закрыли в судах просто потому, что не успевают их рассматривать. Статистика преступлений у нас такая, что порой не знаешь, огорчаться или радоваться. Вот недавно газеты радостно сообщили, что в минувшем году на 30% возросло число открытых дел против владельцев «массажных» кабинетов. Радостно! Хотя чего радоваться, ведь это значит, что преступность в столь специфической сфере возросла аж на треть! На самом деле, ничего это не значит! Здесь действия полиции надо оценивать не по числу открытых дел, а по числу неоткрытых дел и открытых заведений. Но кто их возьмется считать? Хотя считать проще простого: пройтись по улицам в районе старой автобусной станции (не будем уточнять, в каком городе) и загибать пальцы, проходя мимо заведений с красными шторами и красивыми названиями, почти как советские кафе: «Ротонда», «Фиалка», «Афродита»… Правда, пальцев не хватит, даже если босиком ходить. Но очередным шумом вокруг якобы всплеска насилия и преступности в стране решила воспользоваться полиция для решения своих проблем. И вот уже полицейское начальство потребовало отменить предстоящее увольнение двух тысяч полицейских и, более того, принять на работу еще полторы тысячи. А также выделить полиции дополнительный бюджет. В начале этой статьи я писал о многомудром решении создать очередную комиссию. Вы знаете, как-то один из депутатов от небольшой партии перечислил мне все комитеты, комиссии, лобби и прочая, и прочая, членом которых он является. Титулов было намного больше, чем у Брежнева в звездный период его жизни. Если бы бедняга-депутат ходил на заседания всех этих комиссий, то ему понадобилось бы заседать часов тридцать в сутки, считая выходные и Йом Кипур. Но он не ходил никуда. Как и остальные члены. Вот и по борьбе с насилием только за последние шесть лет были сотворены три комиссии (не считая нынешней) с «неизменно превосходным результатом» — нулевым! То есть достижений — ноль целых, ноль десятых. В 1999 году была создана комиссия по борьбе с насилием в школах во главе с тогдашним министром культуры. Неясно, как она предложила бороться, только если что и изменилось в школах, то к худшему. В 2001 году уже другая межведомственная комиссия разработала программу по борьбе с насилием. Правда, деньги под ее реализацию не выделили. Наконец, в 2003 году (обратили внимание? — каждый нечетный год — по комиссии на одну и ту же тему!) сотворили министерскую комиссию по борьбе с насилием во главе с министром здравоохранения. Комиссия собиралась — держитесь крепче, как говорит хохмач Задорнов, — аж два раза и не представила никаких выводов. Так что единственное, что я могу вам обещать твердо: в 2007 году будет создана очередная правительственная комиссия по борьбе с насилием в обществе. А мы тем временем, может, и Люксембург догоним. Если не по уровню жизни, то хоть по уровню насильственной смерти на душу населения.
Рис. Олега Эстиса



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!