ПОЭЗИЯ И СУДЬБА

 Леонид Гомберг
 24 июля 2007
 2869
Поэзию определяет судьба. Это замечено не сегодня, да и не нами... Необходимо что-то еще, кроме стихов, чтобы остаться в памяти потомков надолго — тюрьма, например, любовь или смерть
Поэзию определяет судьба. Это замечено не сегодня, да и не нами... Необходимо что-то еще, кроме стихов, чтобы остаться в памяти потомков надолго — тюрьма, например, любовь или смерть. Александр Алон (Дубовой) родился в 1953 году в Москве в интеллигентной еврейской семье. Его друзья пишут, что поворотным событием в биографии юноши стала сокрушительная победа Израиля над своими многочисленными арабскими соседями в Шестидневной войне. Может быть... Вообще природа щедро одарила парня. Он был лучшим по математике в школе и без проблем поступил на отделение кибернетики в популярную в те годы «Плешку» — Московский институт народного хозяйства им. Плеханова. Саша здорово бегал на длинные дистанции, был заядлым горнолыжником и яхтсменом, увлекался полетами на планере и подводным плаванием. И все-таки тяга «за флажки» не давала ему покоя; он подал документы на отъезд и даже какое-то время находился «в отказе». В Израиль он уехал в возрасте 18 лет, без родителей, вместе с другом. А дальше — был призван во флот и после года службы поступил на курсы морских офицеров в Акко. До 1976 года Александр служил в военно-морских силах Израиля. Объездил едва ли не полмира: побывал в Австралии, Новой Зеландии, Японии, исколесил на мотоцикле всю Европу и Северную Америку. Огромное влияние на молодого человека оказала война Судного дня, в которой, однако, ему так и не удалось принять непосредственное участие: когда началась война, судно, на котором служил Алон, как раз огибало мыс Доброй Надежды. Но потеря близких друзей оставила незаживающий след на долгие годы. Впервые он начал всерьез заниматься стихотворчеством по горячим следам той войны.
...Красный день поднимался в росе И дымились стволы, перегреты: Это красные наши береты В контратаке на Южном шоссе. Этот день, пробудившись едва, Над землею гудел раскаленно; И споткнулась стальная колонна, И горели передние два. Эти танки прорвались в пыли И не ждали на головы снега, Но солдаты, упавшие с неба, Отступать только в небо могли. ................................ Сколько вер было слито в одну, Этой общей одной повинуясь! Так что с этой войны не вернулись Те, кто выиграл эту войну... («Осенняя песня»)
«Взяв однажды в руки гитару, он овладел ею легко, как, впрочем, и всем, чем увлекался. Никогда не учившийся композиции, он подбирал несложную, но всегда точную мелодию. Он чувствовал гармонию, и его аккомпанемент не сопровождал слово, а сливался с ним... Слушатели сидят, затаив дыхание. Негромкий Сашин голос проникает в душу. Определенно в его исполнении, как и в самой его личности, была некая магия, которая влекла к нему самых разных людей» (Белла Езерская). «Начиная с 1982 года, Александр Алон стал часто бывать в Соединенных Штатах, а чаще и больше всего — в Нью-Йорке. Здесь он нашел многочисленных слушателей и читателей, ставших его верными почитателями в среде русскоязычной эмиграции. Его выступления изначально строились на диалоге с публикой, которая зачастую не замечала, как постепенно и ненавязчиво концерт переходил в своеобразный монолог поэта перед завороженным зрителем. В этом монологе Саша обладал удивительной способностью находить способ проникновения в самые сокровенные уголки человеческих душ» (Гари Лайт). Магия, ворожба, сокровенность — вот самые распространенные определения поэтической манеры Алона. Зимним вечером 1985 года в один из нью-йоркских домов, куда пришел для выступления Алекс Алон, ворвались вооруженные бандиты. Он не подчинился приказу лечь на пол лицом вниз и не двигаться, а безоружный вступил в схватку с обнаглевшими налетчиками. Александр погиб в бою. Как бы чудовищно это ни звучало, нормальная смерть для израильского солдата и русского поэта. На этом надо бы закончить короткий очерк о короткой жизни Алона. Осталось всего несколько строк... Первая его книга «Голос» была собрана отцом поэта и вышла в свет в 1990 году в Иерусалиме с предисловием Игоря Губермана. Она содержала лишь немногим более половины написанных Алоном поэтических текстов. Книга «Возвращая долги» (М., Водолей Publishers, 2005) включает практически все его стихотворное наследие, подготовленное к печати известным литературоведом Евгением Витковским.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!