ЛЮБИМАЯ ЖЕНЩИНА АМЕРИКАНСКОГО ПРЕЗИДЕНТА

 Леонид Млечин
 24 июля 2007
 3030
Государственный секретарь США Кондолиза Райс уверена, что она своими руками творит историю. И в определенном смысле это так.
Государственный секретарь США Кондолиза Райс уверена, что она своими руками творит историю. И в определенном смысле это так. — Если бы в нашей стране, — говорит Кондолиза Райс, — в 1789 году, или в 1864-м, или даже в 1954-м кто-то предположил, что государственным секретарем станет темнокожая женщина, разве люди не рассмеялись бы ему в лицо? Темнокожая девочка из Алабамы с детства сталкивалась с расовой дискриминацией. В семье Кондолизы действовал принцип «вдвое лучше!» Иначе говоря, темнокожий ребенок, если он хочет преуспеть в жизни, должен все делать вдвое лучше белого. Кондолиза Райс, сделавшая фантастическую карьеру исключительно благодаря своему уму и трудолюбию, уверена, что каждый — кузнец своего счастья. К тому же по своим политическим взглядам она принадлежит к республиканцам и считает, что помогают только инвалидам и обездоленным. Остальным нужно создать условия, чтобы они сами добивались успеха. Обладая немалыми музыкальными способностями, Кондолиза мечтала стать выдающейся пианисткой. Но поняв, что это не получится, всерьез занялась политологией. Ее интересовал Советский Союз. Именно Кондолиза Райс организовала первую встречу президента Буша с оппозиционным политиком Борисом Ельциным, когда его, тогда народного депутата СССР, в сентябре 1989 года пригласили в США читать лекции. Джордж Буш-старший хотел встретиться с Ельциным, но так, чтобы не обидеть Горбачева. И Райс ловко все устроила. Ее мать умерла в 1985 году, не увидев триумфа любимой дочери. В декабре 2000 года, когда отец Кондолизы лежал в больнице, его вторая жена влетела в палату со словами: «Только что по телевидению передали, что твоя дочь назначена советником президента США по национальной безопасности!» Умирающий Джон Райс заплакал. Год назад г-жа Райс собиралась, отпраздновав свое пятидесятилетие, оставить Вашингтон и вернуться в Стэнфордский университет. Но Буш-младший, вновь победив на выборах, выразил желание видеть ее на посту госсекретаря. От этого предложения она не могла отказаться. Самое трудное в должности государственного секретаря — не дипломатия как таковая, а отстаивание своих позиций в президентской администрации. Предшественник Кондолизы Райс Колин Пауэлл жаловался британскому министру иностранных дел Джеку Стро, что каждый раз, когда он садится в самолет, чтобы лететь в какую-нибудь столицу, кто-то из коллег в Вашингтоне всаживает ему в спину нож. А ведь Пауэлл был боевым генералом, человеком не робкого десятка. Кондолиза Райс относительно ножа в спину может не беспокоиться. Ее позиции непоколебимы. Она, возможно, самый близкий президенту Бушу человек — помимо его жены Лоры, разумеется. Райс работает больше всех в его администрации. Она встает в 4.45 утра, делает гимнастику, завтракает очень умеренно и в 6.30 уже входит в свой кабинет на седьмом этаже Государственного департамента. Джордж Буш искренне восхищается ее умом. Они с Кондолизой Райс поддерживают очень тесные отношения. Буш привык беседовать с ней по несколько раз на день. Они часто вместе обедают или ужинают. Она пользуется еще большей привилегией — лишь ее из всего аппарата семья Буша регулярно приглашает на выходные в загородную резиденцию в Кемп-Дэвиде. Когда Райс отправляется за границу, Буш постоянно ей звонит, чтобы посоветоваться. Это создает ей особое положение в Вашингтоне. Внешней политикой хотят заниматься все, все считают себя специалистами, дают советы и вмешиваются. Надо пользоваться полным доверием президента, чтобы чувствовать себя уверенно. Пока она была всего лишь советником президента, вице-президент Дик Чейни и министр обороны Дональд Рамсфельд проводили свою линию во внешней политике. Теперь всеми внешнеполитическими полномочиями располагает она, и другие министры не смеют ей противоречить. Все поражаются, насколько мало изменила ее жизнь в Вашингтоне. Кондолиза сохранила способность слушать и слышать других людей. Она не сосредоточена на самой себе. Один-два раза в месяц по субботам она устраивает у себя в квартире музыкальные вечера. Для дорогих гостей играет сама. Ее любимый композитор — Иоханнес Брамс. Считается, что у нее мужской характер, но, как всякая женщина, в ящике письменного стола она держит небольшое зеркальце. В жизни она симпатичнее, приятнее и обаятельнее, чем на телеэкранах. Но она не замужем. Переезд в Вашингтон не увеличил ее шансы устроить личную жизнь. Периодически Кондолизу Райс откровенно спрашивают, не появился ли у нее наконец друг, близкий человек, мужчина, встречается ли она с кем-нибудь. Она отвечает одно и то же: «Моя личная жизнь — это единственная тема, которую я не хочу обсуждать. Но замечу: я не полностью поглощена работой. У меня есть близкие друзья, и меня интересует кое-что помимо дела». Президент Буш и госсекретарь Райс убеждены, что главная задача — обезопасить мир от политизированной формы радикального ислама, порождающей терроризм. Радикальные исламисты всего мира поддерживают борьбу своих единомышленников в Ираке. Это борьба не только против самих американцев, но и прежде всего против попытки переустроить жизнь в Ираке на демократических принципах. Эти принципы ненавистны исламистам. Они чувствуют себя униженными, потому что арабские, исламские страны далеко отстали от Запада. Но естественного желания преодолеть этот разрыв у них не возникает. Исламисты надеются на исторический реванш за то, что Запад так вызывающе процветает, а они прозябают на обочине, за то, что даже нефтяные деньги не помогли им догнать Запад, за то, что особый, исламский путь развития не принес им успеха. В то же время международный терроризм — дело рук богатых и процветающих людей. Они разжигают ненависть к западному, христианскому миру, убеждая своих единоверцев, что иудеохристианская цивилизация — злейший враг ислама. Радикальные исламисты считают, что Запад (это очень широкое понятие, в него включается и Россия) должен быть уничтожен, как раковая опухоль. Буш утвердил подготовленную Кондолизой Райс секретную директиву, которая ставит перед государственным аппаратом задачу борьбы за души и умы мусульман. Буш воспринимает это как необходимость. Невозможно наладить демократию и хорошую жизнь в одной стране и думать, будто остальной мир оставит тебя в покое. Буш искренне готов сражаться до последнего. Это нравится американцам: наконец-то у нас в президентах настоящий мужик, у которого хватает характера делать то, что надо. Джордж Буш и Кондолиза Райс считают, что они обязаны сокрушить силы зла и избавить мир от террористов. Они уверены, что у них есть на то Б-жье благословение. Кондолиза Райс говорит, что молится десять раз на дню: «Я же дочь священника. Для меня это совершенно естественно. Иногда я произношу слова молитвы про себя. Если я одна, то молюсь вслух». Некоторые эксперты доказывают, что исламская культура — в отличие от буддийских ценностей японцев или протестантско-католической этики немцев — неважная основа для экономического успеха. И страны ислама всегда будут отставать в экономическом развитии. А массы безработной молодежи в арабском мире — это неисчерпаемый резерв терроризма. Молодежь ищет утешения в радикальном исламе даже в таких светских странах, как Сирия и Египет. Это ведет к росту фундаменталистских настроений, появлению новых террористических организаций. Другие доказывают, что народы Ближнего Востока не готовы к демократии и не хотят ее. Джорджу Бушу и Кондолизе Райс это напоминает слова белых расистов о том, что негры и «латиносы» не доросли до того, чтобы пользоваться плодами демократии, и потому не нуждаются ни в гражданских правах, ни в образовании. Как минимум судьба государственного секретаря США Кондолизы Райс свидетельствует об обратном. Ее рассматривают как возможного кандидата в вице-президенты от республиканской партии на выборах 2008 года. Но это зависит от ее способности добиться успеха в Ираке. Американцы поддерживают идеи Буша и Райс, но не уверены, что во имя этих идей нужно идти на такие жертвы, какие США приносят в Ираке. Она оптимистка и искренне верит в американские идеалы, которые привели ее из штата Алабамы в Вашингтон. — Я выросла в местах, — рассуждает Кондолиза Райс, — где в годы моей юности не очень-то следовали демократическим принципам. Поэтому когда я вижу, как иракцы или афганцы решают свои сложные проблемы, мне не хочется говорить им под руку: «Да ничего у вас не получится!» Я оглядываюсь на нашу историю и вижу: то, что совсем недавно казалось невозможным, со временем становится неизбежным. Поэтому я верю, что и эти люди добьются грандиозных перемен в своей жизни.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!