КАК УБИВАЛИ ЕВРЕЕВ В ХМЕЛЬНИКЕ

 Игорь Циперфин
 24 июля 2007
 11606
Я, представитель уходящего поколения, считаю своим долгом рассказать, как уничтожали еврейское население на Украине.
Я, представитель уходящего поколения, считаю своим долгом рассказать, как уничтожали еврейское население на Украине. В Винницкой области расположен небольшой городок Хмельник. Сейчас это курорт с целебными водами. До войны это было местечко с преобладающим еврейским населением. Когда началась война, не всем удалось эвакуироваться из Хмельника. Вот что писал об этом брат моей жены Миша Гиль: «Когда фашисты ворвались в Хмельник, началась охота на евреев. К нашему удивлению, первыми в нее включились учителя нашей школы. Они оказались ярыми антисемитами и на митингах призывали скорее очистить городок от жидов. В местной газете, которую редактировал бывший секретарь комсомольской организации средней школы села Качановки Колодий, появилось воззвание ко всем жителям района с призывом вылавливать евреев и передавать их полиции. Вскоре в старой части местечка было создано гетто, а здание бывшей городской милиции передано украинской полиции. Первой акцией был расстрел 400 евреев. Ужас охватил население еврейского гетто, где со дня на день ожидали новых репрессий со стороны оккупантов. 9 января 1942 г. этот зловещий день наступил: в 4 часа утра, когда жители гетто спали, началась внезапная облава на женщин, стариков и детей. Немецкие жандармы и украинские полицаи во главе с их начальником Тарнавским обходили каждый дом, вылавливая несчастных, обреченных на смерть людей. Эта страшная картина и сегодня перед моими глазами: полицай Лищук с ножом в руке гонится за матерью с годовалым ребенком на руках. Со всех сторон раздаются крики, стоны и плач. К нам в квартиру ворвался полицай Белоус, штыком от винтовки он пронзил лежавшую на кровати парализованную тетю Хану, затем ударом приклада выгнал мать на улицу и на моих глазах буквально растерзал мою трехлетнюю сестричку, подняв ее за ножки и головой ударив об стенку. В тот страшный день нацисты и полицаи погубили свыше 6 тысяч евреев. В трескучий мороз евреев колоннами гнали к заранее вырытым могилам в лесу в трех километрах от города. Рядом с моей матерью шли моя двоюродная сестра Эстерка и ее мать Олта. Эстерке исполнилось 20 лет, она была необыкновенно красива, на нее обратил внимание начальник жандармерии Янко. Он разрешил ей выйти из колонны и возвратиться в гетто. Но Эстерка колонны не покинула и вместе с матерью и тысячами других невинных жертв покоится в самой большой могиле хмельникского леса. Перед расстрелом евреев заставили раздеться. Еще живых добивали. Земля на могиле долго шевелилась. Всего за время оккупации немецкие жандармы и украинские полицаи уничтожили свыше 12 тысяч евреев. Оставшиеся в живых узники гетто начали искать пути спасения. Такой случай представился мне, моему отцу и его брату Золману. Золман вязал веревки для нужд местной управы. Он сконструировал для этой тяжелой работы механизм, и представитель управы дал Золману буханку хлеба и разрешил отлучиться из гетто. Назад Золман не вернулся. В селе Мазуровке он нашел знакомого украинца Илько и с его помощью вывез меня с отцом из гетто в пустой бочке, в которой Илько привозил в гетто воду. Более шести месяцев мы прожили в яме, но оставаться там дольше становилось опасным. В одну из ночей мы отправились пешком через леса и овраги в сторону Жмеринки, где в местечке Морафе нашли убежище и дождались окончания войны. Здесь тоже было нелегко: румынские власти часто устраивали облавы, чтобы передать немцам евреев. Когда Красная армия освободила Хмельник, мне исполнилось 16 лет. Мечта о мести нацистам никогда меня не покидала, и я стал добиваться в военкомате призыва в армию, а через несколько месяцев уже воевал против гитлеровцев — мстил за все содеянное ими зло. Участвовал во взятии Берлина. После Победы демобилизовался, вернулся в родной городок и, окончив среднюю школу, подал заявление о приеме на отделение журналистики Киевского университета. В приемной комиссии не захотели принять мои документы и прямо сказали, что на это отделение принимаются лица только коренной национальности. Но я уже не был робким мальчишкой. Надев гимнастерку с орденами и медалями, с большим трудом пробился к ректору университета и рассказал ему о том, что мне пришлось пережить. Ректор приказал принять мои документы на отделение журналистики. После второго курса я женился на москвичке и перевелся на факультет журналистики Московского университета, который и окончил. Находясь на оккупированной территории, я воочию убедился в том, что таких, как украинец Илько, спасший нам жизнь, были единицы». После войны мы с женой часто бывали в Хмельнике и вместе с жителями ходили в лес к могилам погибших.
Рис. Г. Заполянского



Комментарии:

  • 17 апреля 2020

    Любовь Гиль

    Здравствуйте, Игорь Циперфин!

    Очень тяжело узнавать о жуткой, тяжелейшей истории родственной семьи. Сппасибо Вам за Ваш потрясающий очерк!

    Не знаю, прочтете ли Вы мой отзыв. Ваша жена и Миши Гиль - родственники моего мужа Михаила Иосифовича Гиля. В 1970-71 гг. в гостях у родителей моего мужа, отца мужа звали Иосиф Моисеевич, была родственница Ида Гиль, она также была гостем на нашей свадьбе. Она рассказывала, что в Москве живет ее брат Михаил Гиль, журналист. Мы считали Иду двоюродной сестрой Иосифа Моисеевича, но недавно найдена в архиве запись семьи прадеда мужа за 1884 г. в . Из этой записи и из данных "Яд ва-Шем", записанных Самуилом Гиль удалось понять, что Ида - дочь Велвла/Вольфа/Владимира Исааковича Гиля - двоюродного брата Иосифа Моисеевича.

    Вы муж Иды Гиль или ее сестры?

    Исаак (Ицко- дед Иды, Миши , Самуила и возможно других детей), Беньюмин (Бенцион), Моисей (Мошко - отц Иосифа, дед моего мужа), Самуил (Шмуэль), Роза (Рейзя) и Мерель(Мирьям) - дети Давида Янкелевича, скотопромышленника из д.

    Хмельникской Юридики,и его жены Эстер.

    Нам известны еще несколько подробностей из истории семьи Гиль. Рады будем с Вами связаться.

    Ждем Вашего ответа.

    Люба и Миша Гиль


  • 20 января 2020

    Хмельник

    Мой дед прятал еврейскую семью в погребе в огороде.В селе Вербивка под Хмельником.Они выжили.Подробностей не знаю по той причине,что старались об этом не говорить после войны.Адрес .село Вербивка Хмельникского района.ул Пархоменко 3.Если эта информация будет интересна родственикам.

  • 23 июля 2018

    Евгений

    Припомни, Господи, сынам Едомовым день Иерусалима, когда они говорили : " разрушайте, разрушайте до основания его !"

  • 10 января 2017

    Николай

    Мне холодно , мама,

    Я куклу в кармане

    Укрою , а вдруг отберут .

    Куда эти дяди ,

    Что песика гладят ,

    Сейчас нас с тобой повезут ?

    Не бойся , мой птенчик ,

    Теплее оденься ,

    Нас дяди прокатят с тобой .

    Смотри , вон машины

    Колонною длинной

    Заждались нас ранней порой .

    Поедем кататься

    На зореньке ясной ,

    Прогулки полезны с утра .

    А то что не взяли

    Мы термоса с чаем ,

    Так это дитя не беда .

    В машине качает ,

    И ветер играет

    Недавно пожухлой листвой .

    Вот лес , а вон речка -

    Ну что за местечко ,

    Кругом тишина и покой .

    Тут странно все , мама ,

    Зачем эта яма ?

    И в небе кружит воронье ...

    Нас вежливо просят

    Встать там ,на откосе ,

    И снять поскорее пальто ..

    Как мама мне страшно ,

    У ямы опасно ,

    На дне ее дышит земля .

    Уйдем же от сюда ,

    Кричат нам ''йюде''

    И ружья снимают с плеча .

    Прижмись ко мне крепче ,

    Тебе будет легче,

    Сокровище , рыбка моя .

    Не бойся , мой птенчик ,

    С тобою навеки ,

    Отныне и кукла и я ...

    © Copyright: Николай Ефремов 10, 2010

    Свидетельство о публикации №110020403427


  • 10 января 2017

    Софья Митрохина

    Как печально... и как трудно узнавать, что пдлецы-предатели всегда рядом с нами, но в шкуре доброжелателей и "порядочных людей"


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!