АНДРОПОВА ТОЖЕ СЧИТАЛИ ЕВРЕЕМ

 Леонид МЛЕЧИН
 24 июля 2007
 8967
Сын Евгении Карловны Файнштейн боролся против «жидомасонов»
Сын Евгении Карловны Файнштейн боролся против «жидомасонов» Двадцать лет назад, в декабре 1983 года, генеральный секретарь ЦК КПСС Юрий Владимирович Андропов, находившийся в больнице, фактически перестал руководить государством. Он уже не мог никого принимать, перестал даже разговаривать по телефону. Юрий Владимирович был совсем плох. Только усилия самой современной на тот момент медицины удерживали его на этом свете. Охранникам пришлось возиться с ним, как с ребенком. Его носили на руках. "Мне было больно смотреть на Андропова, лежащего на специальном беспролежневом матрасе, малоподвижного, с потухшим взглядом и бледно-желтым цветом лица больного, у которого не работают почки, - вспоминал руководитель кремлевской медицины академик Евгений Чазов. - Он все меньше и меньше реагировал на окружающее, часто бывал в забытьи". Когда Андропова избрали генеральным секретарем ЦК КПСС, он уже был фактически инвалидом, самым больным человеком в руководстве страны, хотя ему не было и семидесяти. Юрий Владимирович Андропов родился 15 июня 1914 года на станции Нагутская в Ставропольском крае, в семье железнодорожного телеграфиста. Отец умер, когда сыну было всего пять лет. Его мать - учительница музыки - тоже скончалась рано - в 1927-м. Юрию Владимировичу пришлось самому пробиваться в жизни. Нерусская фамилия матери Андропова - Евгении Карловны Файнштейн - послужила основанием для слухов о его еврейском происхождении. Многие встречавшиеся с Юрием Владимировичем даже находили в его внешности семитские черты. Возможно, они хотели их увидеть. Бывший помощник Горбачева В.И. Болдин пишет, что Михаила Сергеевича раздражала популярность Андропова. Однажды он в сердцах сказал Болдину: - Да что Андропов особенного сделал для страны? Думаешь, почему бывшего председателя КГБ, пересажавшего в тюрьмы и психушки диссидентов, изгнавшего многих из страны, средства массовой информации у нас и за рубежом не сожрали с потрохами? Да он полукровка, а они своих в обиду не дают. Представления Горбачева о всемирной еврейской солидарности сходны с подозрениями первого поколения активных русских националистов, которые вроде бы даже посылали на родину Андропова гонцов изучать его генеалогическое древо. Сотрудники Комитета госбезопасности обнаружили в Ростове человека, который занимался изучением обстоятельств появления на свет Юрия Владимировича, считая его скрытым евреем. Это был тот редкий случай, когда всесильный председатель КГБ ничего не мог поделать. Андропов легко отправлял за решетку или на принудительное психиатрическое лечение любого правозащитника или либерала-диссидента, но перед патологическими антисемитами он пасовал и мог только оправдываться. Профессиональные "патриоты" подозревали всех и находили еврейских родственников даже у Брежнева. А уж благообразное лицо Андропова с крючковатым носом тем более вызывало у них подозрение. Они искали подтверждения своим догадкам и даже, кажется, нашли. Мать Андропова, сироту, приютил на Северном Кавказе богатый купец, еврей. "Патриоты" пришли к выводу, что Андропов - внебрачный сын этого купца, иначе говоря, еврей, скрывающий свое происхождение, то есть опаснейший враг России... Это определило двойственное отношение к Андропову со стороны профессиональных "патриотов". Одни восхваляют его как крепкого государственника, который держал в руках всю страну. Другие ненавидят за то, что он привел к власти Горбачева и преследовал настоящих русских патриотов. На самом деле, председатель КГБ, а затем и секретарь ЦК Юрий Владимирович Андропов следил за тем, чтобы профессиональные "патриоты" не перешли запретную черту. А запрещено было сомневаться в правоте власти. Андропов, надо полагать, знал, что товарищи считают его анкету не совсем чистой, и всем своим поведением пытался доказать им, что они ошибаются. Он в КГБ вел активную борьбу с "сионизмом", что на практике означало запрет на выезд евреев за границу, всяческое подавление интереса к изучению еврейского языка, культуры и истории народа и строгий контроль за тем, чтобы "лица некоренной национальности" не занимали слишком видные посты. В созданном по инициативе Андропова пятом (идеологическом) управлении КГБ был образован отдел по борьбе с враждебной сионистской деятельностью... Когда в Москве после Шестидневной войны 1967 года разорвали дипломатические отношения с Израилем и решили считать еврейское государство врагом мира, КГБ принял в этом посильное участие. Антиеврейской и антиизраильской пропагандой занималась так называемая служба "А" ("активные мероприятия"). Обычно ее называют службой дезинформации. В 1969 году в Иерусалиме загорелась мечеть Аль-Акса. В мусульманском мире вину возложили на Израиль. Андропов отправил Брежневу секретную записку: "Резидентура КГБ в Индии располагает возможностями организовать в этой связи демонстрацию протеста перед зданием посольства США в Индии. Расходы на проведение демонстрации составят 5 тысяч индийских рупий и будут покрыты за счет средств, выделенных ЦК КПСС на проведение спецмероприятий в Индии в 1969-1971 годах. Просим рассмотреть". Брежнев написал: "Согласиться". Андропов исходил из той точки зрения, которую разделяла большая часть послесталинского руководства: евреи - сомнительный народ, поскольку они слишком тесно связаны со своими соплеменниками по всему миру, и прежде всего в Соединенных Штатах. Разумеется, полезные для страны евреи могут продолжать работать. Но в целом их не следует выдвигать на видные должности, доверять им секреты, потому что в любую минуту они могут подать заявление на выезд в Израиль и оказаться в Америке... Однажды начальник разведки ГДР генерал-полковник Маркус Вольф прилетел в Москву за помощью. Вольф хотел освободить своего агента Гюнтера Гийома, из-за которого ушел в отставку канцлер Западной Германии Вилли Брандт. Это можно было бы сделать, если бы Москва отпустила Анатолия Щаранского, физика, который упорно добивался выезда в Израиль. Щаранского обвинили в шпионаже, дали ему большой срок и не желали отпускать. Маркус Вольф попытался переубедить Андропова, но увидел, что Кремль просто помешался на Щаранском. - Товарищ Вольф, - сказал Андропов, - разве вы не понимаете, что произойдет, если мы дадим такой сигнал? Этот человек - шпион, но еще важнее то, что он еврей и выступает в защиту евреев. Он поднимет знамя для всех евреев. Антисемитские акции Сталина настроили их резко против Советской власти. А ведь у них много влиятельных друзей за границей. Нет, мы не можем себе это сейчас позволить... В отношении Ближнего Востока и советских евреев Андропов, крайне осторожный по природе, руководствовался исключительно политической целесообразностью. А рядом с ним находились люди, которые просто не могли скрыть свой антисемитизм. По мнению тогдашнего начальника пятого управления КГБ генерала Ф.Д. Бобкова, эмиграции евреев больше противились "ревностные хранители военных тайн, мало считавшиеся с нараставшими внутренними межнациональными конфликтами". В последние брежневские годы Андропов, озабоченный своим будущим, стал играть более активную роль во внутренней политике и вышел за рамки своих профессиональных обязанностей. В частности, с помощью историка Н.Н. Яковлева КГБ осуществил идеологическую операцию, нацеленную на "укрепление мнимо-оппозиционной национал-коммунистической альтернативы диссидентству, пропагандировавшему демократические и общечеловеческие ценности" (см. "Вопросы истории", 1998, № 11-12). Почему выбор пал именно на Яковлева, который занимался американистикой? Историк был сыном маршала артиллерии Н.Д. Яковлева, который после войны стал заместителем министра вооруженных сил СССР. В феврале 1952 года маршала вместе с другими крупными артиллеристами арестовали по мнимому обвинению во вредительстве - это был новый виток репрессий против высшего военного руководства. Смерть Сталина маршала спасла. В апреле 1953 года Яковлева-старшего освободили. Рассказывают, что арест отца произвел на Яковлева-младшего такое впечатление, что он всю жизнь старался быть поближе к тем, от кого зависела жизнь и смерть. Андропов внушал Яковлеву, что диссидентство, вообще противостояние власти смертельно опасно, с этим нужно бороться. Но поскольку официальная идеология изжила себя, советским людям необходимо предложить альтернативу. Яковлева снабдили литературой (взятой из эмигрантских и черносотенных источников), где свержение монархии и Февральская революция изображались как заговор масонов, ненавидящих Россию и решавших погубить великую державу. Сам Яковлев вспоминал, что "масонские" материалы он получил от генерала Бобкова. Книга Яковлева "1914 год" была сигналом к тому, что можно смело винить во всех бедах России масонов и евреев и что такая трактовка теперь поддерживается высшим начальством. Критиковать книгу Яковлева никому не позволялось, хотя даже в аппарате ЦК были поражены, прочитав "1914 год". Замысел Андропова осуществился: в обществе проснулся интерес к закулисной деятельности "жидомасонов, погубителей России". Общество отвлеклось от обсуждения жизненно важных проблем страны, оказавшейся в бедственном положении, и занялось увлекательным делом: выяснением, кто же в нашей истории был евреем и масоном. Попутно людям втолковывали, что диссидент, либерал, демократ, пацифист, еврей не может быть русским патриотом...


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!