В ИЗРАИЛЬСКОЙ АРМИИ НЕТ ДЕДОВЩИНЫ

 Александр Шульман
 24 июля 2007
 4586
Беспредел в российской армии, где калечат и убивают молодых солдат, всколыхнул общественность. Как обстоит дело с «дедовщиной» в израильской армии? Статья израильского военного историка, постоянного ведущего рубрики «Боевой листок», посвящена специфическому роду войск ЦАХАЛа — военной полиции. Полицейские следят за соблюдением дисциплинарных норм в армии, командуют военными тюрьмами и несут службу на блокпостах. Материал на эту животрепещущую тему на русском языке публикуется впервые.
Для чего в ЦАХАЛе создана военная полиция Беспредел в российской армии, где калечат и убивают молодых солдат, всколыхнул общественность. Как обстоит дело с «дедовщиной» в израильской армии? Статья израильского военного историка, постоянного ведущего рубрики «Боевой листок», посвящена специфическому роду войск ЦАХАЛа — военной полиции. Полицейские следят за соблюдением дисциплинарных норм в армии, командуют военными тюрьмами и несут службу на блокпостах. Материал на эту животрепещущую тему на русском языке публикуется впервые. «Миштара Цваит» — так на иврите называется военная полиция, в чьи многочисленные обязанности входит контроль за выполнением дисциплинарных норм военнослужащими израильской армии. Патрули военной полиции бдительно несут службу везде, где могут находиться солдаты. Военных полицейских легко определить по форме — они носят фуражки с белым верхом, белые ремни и портупеи, сине-красные аксельбанты, а их левый рукав украшает большая белая повязка с красными ивритскими буквами «мем» и «цади» — заглавными буквами слов «Миштара Цваит». Встреча солдата с патрулем военной полиции чревата большими неприятностями — неподобающее поведение солдата, нарушение формы одежды или субординации ведут к штрафу, аресту, военному суду с последующим заключением в военную тюрьму. Понятно, что военные полицейские не пользуются симпатиями народных масс, им дали обидную кличку «ма-наеки» (что является грубым ивритским ругательством), однако их весьма специфическая служба считается необходимым элементом армейского правопорядка. Военная полиция (ВП) подчиняется Управлению личного состава генштаба ЦАХАЛа. Во главе ВП стоит офицер в чине генерал-майора, который командует вверенными ему частями через штаб и окружные управления. На подразделения ВП возложено выполнение таких важных функций, как контроль за соблюдением дисциплинарных норм в ЦАХАЛе, охрана военных тюрем и тюрем, где содержатся палестинские заключенные, а также досмотр палестинцев на блокпостах. Военными полицейскими становятся так же, как и обычными солдатами. После призыва новобранцев направляют на учебную базу ВП, где они в течение шести недель проходят курс молодого бойца. Новичков не только обучают основам военного дела, но и дают знания по военному законодательству и дисциплинарным нормам. В каждом призыве формируются мужские и женские учебные роты. Эмблемой мужской роты является дракон, женской — голова львицы. Правда, с текущего года такое разделение по полам будет упразднено. Все рекруты будут служить в рядах одного подразделения. В конце обучения военные полицейские принимают присягу в весьма престижном месте — у Западной стены Храма в Иерусалиме, после чего им присваивается воинское звание «рабат». Военная полиция состоит из нескольких основных подразделений: службы патрулирования, службы охраны тюрем, отдела по расследованию преступлений военнослужащих и службы охраны блокпостов. Служба патрулирования выполняет задачи повседневного контроля за исполнением военнослужащими требований уставов и приказов. Военные полицейские этого подразделения осуществляют пешее патрулирование всех общественных мест (вокзалов, поездов, автобусных станций, массовых гуляний), где могут находиться солдаты. И горе тому бойцу, кто одет не по форме, не имеет документов и перечит патрульным. Например, за появление с небритой физиономией солдата ждет арест на 28 суток с отбыванием срока в военной тюрьме. В службе патрулирования есть также отдел военной автоинспекции, офицеры и солдаты которого на машинах и мотоциклах контролируют движение военного транспорта. Службой патрулирования регулярно проводятся операции, охватывающие всю территорию страны. Так, в октябре 2005-го ВП проверила исполнение приказа, запрещающего военнослужащим ездить автостопом. Этот приказ был отдан командованием с целью предотвращения похищения солдат арабскими террористами. В ходе проверок на дорогах ВП арестовала 54 солдат, нарушивших приказ. Они были оштрафованы и приговорены военным судом к различным срокам заключения в военных тюрьмах. На попечении службы охраны тюрем находятся мужские военные тюрьмы № 4 и № 6, женская военная тюрьма № 400, а также тюрьмы Кциот, Офер и Мегидо, где содержатся пленные палестинские террористы. В военных тюрьмах, в зависимости от тяжести преступления и полученного срока, заключенные распределены по ротам, есть также отдельные роты для осужденных офицеров и военных полицейских, а также резервистов. Все военные заключенные считаются находящимися на действительной военной службе, и потому на них распространяются все права и обязанности военнослужащих, а также ряд привилегий — таких, как право на встречу с военными психологами и адвокатами. Заключенные также имеют ряд прав, которые могут быть отменены командованием военной тюрьмы из-за их плохого поведения. В состав службы охраны тюрем ВП входит Отряд 100 — подразделение спецназа, целью которого является силовое подавление тюремных волнений и бунтов. Бойцы отряда проходят обучение в течение восьми месяцев. Их подготовка включает учебу на курсах пехотинцев, снайперов, бойцов антитеррористических подразделений, овладение боевым искусством Крав Мага и методами оказания первой медицинской помощи. Отдел по расследованию преступлений военнослужащих проводит следствие по всем уголовным преступлениям, совершенным в ЦАХАЛе. Следователи отдела ведут дела, связанные с распространением наркотиков, кражей оружия, дезертирством и уклонением от исполнения воинского долга, дорожно-транспортными происшествиями с участием военных автомобилей. Объектами расследования являются также коррупция, сексуальные домогательства, случаи самоубийства и несанкционированного применения оружия, неуставные взаимоотношения (дедовщина). Следует отметить, что случаи неуставных отношений в израильской армии не являются типичными, отдельные нарушения были отмечены с призывом в армию выходцев из стран бывшего Союза. Почему в ЦАХАЛе нет дедовщины? Ответ напрашивается сам собой: израильская армия находится под жесточайшим общественным контролем, и ни один случай ущемления прав военнослужащего не остается без внимания армейского командования, прессы, парламента и общественных организаций. В редчайших случаях неуставных отношений реакция мгновенная и жесткая — военная полиция расследует такие правонарушения, и тогда летят погоны и «головы» с виновных, независимо от их званий и должностей. Иного и не может быть в Израиле, где престиж армейской службы весьма высок и израильская демократия гарантирует солдату все социальные права гражданина. Особо важные расследования ведутся совместно с полицией и контрразведкой ШАБАК. Решение о наказании военнослужащего принимается после разбирательства дела военным судом. Военный суд, согласно Закону 1955 года о военно-судебной системе, состоит из трех офицеров, один из которых обязательно должен быть военным судьей. Обвиняемый может защищаться самостоятельно либо потребовать предоставления услуг военного или гражданского адвоката. Военный суд может оштрафовать провинившегося военнослужащего, объявить ему выговор, разжаловать, приговорить к тюремному заключению. Во время войны министр обороны может разрешить создание военно-полевых судов с упрощенной процедурой принятия решений. Особо ответственные и опасные задачи решают военные полицейские из Контрольно-пропускной службы, проходящие службу на блокпостах на территориях, населенных палестинцами. Военные полицейские на блокпостах проводят детальный личный досмотр для обнаружения оружия и взрывчатки и проверяют документы палестинцев с целью недопущения прорыва террористов. Зачастую военные полицейские на блокпостах оказываются последним барьером на пути террористов к месту совершения теракта. Охрану блокпостов ведут боевые подразделения ВП, среди которых наиболее известна рота «Сахлав» («Орхидея»), дислоцированная в Хевроне. В этих подразделениях ВП служат добровольцы, прошедшие обучение по подавлению массовых беспорядков и ведению боя в городской местности. В роте «Сахлав» проходила службу военная полицейская Керен Яакоби, погибшая в бою с террористами в Хевроне 12 декабря 2002 года. Керен — первая и единственная девушка-боец, погибшая во время мятежа палестинцев при исполнении своего воинского долга.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!