ЛУЧШАЯ ЧАСТЬ НАШЕГО ПУТЕШЕСТВИЯ

 Семен Киперман, Израиль
 24 июля 2007
 3830
Слово «Палестина» будило в моем воображении смутный образ страны, такой же огромной, как Соединенные Штаты. Почему — не знаю, но так уж оно было. Скорее всего, у меня просто не укладывалось в голове, что у маленькой страны может быть столь богатая событиями история.
Это признание принадлежит Сэмюэлю Ленгхорну Клеменсу, иначе говоря, Марку Твену, знаменитому писателю, совершившему на судне «Квакер-Сити» вместе с группой паломников путешествие к Святой земле. Начавшись июньским днем 1867 года из нью-йоркского порта, оно длилось пять месяцев. Помимо многих европейских городов: Парижа, Рима, Помпеи, Венеции, Неаполя, Флоренции, молодой газетчик и его спутники посетили Дамаск, Иерусалим, Бейт-Лехем (Вифлеем), Беэр-Шеву, Каир, Александрию. Все увиденное и испытанное Марк Твен описал в 53 письмах, которые направлялись в разные американские газеты. А в 1869 году эти очерки составили книгу «Простаки за границей, или Путь новых паломников». Мы, писал автор, галопом проскакали по многим музеям европейских городов. Но высшей точкой паломничества была Святая земля. Вступление на Святую землю произошло у границы крепости Нимрода. «Это самые величественные на свете развалины такого рода… Разбитые башенки, которые возвышаются над остроконечной горной вершиной среди дубовых и оливковых рощ, необычайно живописны». Марк Твен связывает историю этой крепости с именем богатыря и охотника Нимрода. Паломники бродили по залам, склепам, подземным темницам крепости, смотрели с древних башен вниз на раскинувшуюся зеленую равнину, поблескивавшую озерками, ручьями, из которых берет начало священная река Иордан. После бесконечной пустыни эта картина радовала глаз. Спустившись с горы через библейские дубравы Васана, «мы наконец перешли границу и впервые вступили на вожделенную Святую землю, и вскоре вошли в деревушку Баниас». Руины баниасского замка не были привлекательны, однако внимание путешественников приковывает сохранившийся на склоне горы «фундамент мраморного храма, построенного Иродом, еще можно увидеть обломки выложенного прекрасной мозаикой пола». «наверху, на краю обрыва, с которого низвергается поток, уже почти стерлись греческие и римские надписи, прославлявшие лесного божка Пана». Невольно проникаешься восторженными впечатлениями Марка Твена от подлинности и осязаемости окружавшего его: «У меня все еще не укладывается в голове, что я сижу на том самом месте, где стоял Б-г, гляжу на тот ручей и те горы, на которые смотрел и он…» За короткое время после пересечения границы Святой земли они услышали много исторических названий: Дан, Васан, озеро Хула, Иордан, море Галилейское. Бывалый путешественник, Марк Твен, сравнивая эти места с масштабами Америки, отдает должное израильтянам, которым приходилось преодолевать огромные расстояния при отсутствии железных дорог. Восхищение писателя и его спутников вызывают плодородные земли вокруг Дана (теперь территория заповедника Тель-Дан). Он уверен, что те, кому посчастливилось побывать здесь, говорили: «Мы видели землю, и она прекрасна. Нет здесь недостатка ни в чем, и все там есть, чем богата земля». Конечно, не весь путь был легок. Днями путники мучительно карабкались по горам и скалам, меняли лошадей, но после спуска в долины, в тень, к ручьям все трудности забывались. Продолжая путешествие, паломники, поднявшись еще на одну гору, были поражены картиной, «увидеть которую мечтают верующие во всех концах мира и готовы отдать за это половину всего того, что имеют: в нескольких милях впереди лежало священное море Галилейское!» (так назвал Марк Твен озеро Кинерет). Дабы увидеть эту землю, плыть по этим волнам, автор и его спутники покинули дом и близких и проехали многие тысячи миль, и трудности и лишения не остановили их. Испытав истинное наслаждение от купания в водах моря Галилейского, путешественники прибыли в Тивериаду (Тверию). Вспоминая сведения, почерпнутые из различных источников, Марк Твен отмечает, что Тивериада на протяжении трех веков была столицей еврейского государства в Палестине, что это «один из четырех священных израильских городов, который всегда славился своими учеными раввинами». Паломники не переставали любоваться «царственно величавой горой Хермон». Но увидели они и другое: в результате нашествий крестоносцев Тивериада переживала опустение. Автор сокрушенно пишет: «Убожество и нищета — гордость Тивериады», поэтому «изучать местное население лучше все же издали. Здесь и евреи, и арабы, и негры…» В числе достопримечательностей величественной панорамы Тивериады писатель называет и Сафед — «город на холме, один из четырех священных еврейских городов, тот самый, где, как верят иудеи, появится истинный мессия и спасет мир». Марк Твен отмечает, что эта земля так густо населена историческими воспоминаниями, что если бы выстлать ее страницами книг, о ней написанных, они покрыли бы ее сплошным ковром от края и до края». Следующая остановка — в Назарете. Затем паломники пересекли Ездрилонскую (Изреэльскую) равнину и оказались в Аендоре, а затем в Наине — маленькой Магдале. Затем последовал Сонам, тоже напоминавший Магдалу, со стенными росписями. А дальше древний Изреэль. Краткий рассказ Марка Твена передает историю Изреэля — некогда столицы, в которой правил Ахав, царь Самарии. При посещении источника Айн-Иилуд писатель обратился к истории времен Гидеона. Против лагеря, где находился Гидеон с тремястами израильтянами, расположились многотысячные «мадианитяне и амалекитяне». По преданию, израильтяне во главе со своим военачальником Гидеоном с Б-жьей помощью сумели нанести поражение врагу. Следующим пунктом на пути паломников была Самария, затем Наблус, или Сихем. Недалеко от этого места паломники пришли к могиле Иосифа. Это он, умирая, предсказал исход евреев из Египта, который произошел спустя четыреста лет. Выполняя его волю, народ, отправляясь в землю Ханаанскую, перенес его останки и перезахоронил их в древней земле отцов. «Не много найдется на земле могил, — напишет Марк Твен, — которые внушали бы такое благоговение людям разной крови и разных вероисповеданий, как могила Иосифа. Самаритянин и иудей, мусульманин и христианин равно чтят ее и приходят поклониться ей». Распрощавшись с этим местом, паломники двинулись к цели своего путешествия — к прославленному Иерусалиму. Проехав Раму и Бероф, они, пришпоривая лошадей, одолевая подъем за подъемом, спешили увидеть священный город. К полудню «шляпы всех паломников и всех грешников взлетели в воздух: Иерусалим!» Нельзя оставаться равнодушным, читая написанные более ста лет назад слова, касающиеся этого города. «Вот он теснится на этих вечных холмах и сверкает на солнце, чтимый народами древний город, весь белый, с множеством куполов, надежно построенный, окруженный высокой серой стеной. Какой он маленький!» И далее: «Иерусалим настраивает на размышления возвышенные, исполненные поэзии, а главное — достоинства». Марк Твен как бы передает настрой каждого паломника, подробно описывая святыни трех религий. Отмечая историческую значимость Храмовой горы, писатель говорит о «бесценных остатках Соломонова храма, которых мы и не мечтали увидеть», о Стене Плача, где «евреи каждую пятницу лобызают священные камни и оплакивают былое величие Сиона». Путников привлекает и интересует своеобразный вид Иерусалима, расположение улиц и домов, население, где среди четырнадцати тысяч душ, проживавших в городе, были представлены все нации, цвета кожи и наречия. В Иерусалиме и его окрестностях, отмечает Марк Твен, кажется, нет ни пяди земли, которая не была бы чем-либо знаменита или прославлена. После Иерусалима паломники отправились «поглядеть поближе» и искупаться в Иордане и в Мертвом море, побывали в Иерихоне и Вифлееме, посетили могилу Рахили. Отъезд из Иерусалима проходил через величественные Дамасские ворота. На вершине отдаленного холма паломники остановились, чтобы бросить последний взгляд на древний город, в котором они «чувствовали себя так хорошо». Завершающий переход по Святой земле совершен был к Яффе, откуда пароход «Квакер-Сити» взял курс на Америку. По возвращении в Нью-Йорк Марк Твен направил рассказ о совершенном путешествии редактору газеты «Геральд». В нем особо было отмечено: «В Святой земле нашему восхищению не было границ… Что и говорить, для всех нас паломничество к святым местам было лучшей частью путешествия». В заключение следует подчеркнуть, что сегодняшние израильтяне и гости страны имеют возможность совершить путешествие по многим местам марктвеновского маршрута, не только ознакомиться с далекой историей Палестины, но и увидеть колоссальные преобразования, которые произошли на этой земле благодаря труду народа Государства Израиль.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции