ОБМОРОК ОТ СЧАСТЬЯ

 Яна МАЕВСКАЯ
 24 июля 2007
 9343
Андрей Смирнов, режиссер, драматург, актер - человек с непростой творческой биографией. Его фильмам была уготована нелегкая судьба...
Андрей Смирнов, режиссер, драматург, актер - человек с непростой творческой биографией. Его фильмам была уготована нелегкая судьба. Картина “Ангел" (1968) 20 лет пролежала на полке и впервые была показана на фестивале в Турине в 1987 году. Фильм "Осень" (1974) прошел вторым экраном, и широкой публике был представлен только в 1989 году в Монреале. Лишь "Белорусскому вокзалу" (1971) выпала счастливая судьба стать хитом. Андрей Смирнов родился в известной семье. Его отец, писатель Сергей Смирнов, долгие годы занимался поисками пропавших без вести во время Великой Отечественной войны. Между отцом, приверженным коммунистическим идеям, и сыном-диссидентом складывались сложные отношения. Зато со старшей дочерью Дуней Смирновой у Андрея возник прочный творческий союз: Дуня написала сценарий фильма “Дневник его жены”, где Андрей Сергеевич блистательно исполнил главную роль писателя Бунина, за что и был удостоен премии “Ника-2002”. Вместе с младшим братом Константином Смирновым Андрей организовал российскую продюсерскую компанию, которая ведет две популярные телепрограммы – “Школу злословия” (ведущие Татьяна Толстая и Дуня Смирнова) и “Большие родители” (ведущий Константин Смирнов). Вот такой семейный подряд. Впрочем, лучше всего об Андрее Смирнове расскажет он сам. Отец Своего отца я впервые увидел, когда мне исполнилось 5 лет. Он только что вернулся с войны. Характер мой сформировался под влиянием отца, но очень многое я взял от матери. В частности, ее буйный темперамент. Ее отец был еврей, мать – армянка. Гремучая смесь! Впервые после смерти кремлевского горца отец открыто заговорил о том, что далеко не все военнопленные – предатели родины, как это считалось при Сталине, что многие пострадали несправедливо. Собственно, с этого и началось, может быть, важнейшее из всего, что сделал отец, - возвращение доброго имени сотням тысяч людей. Я знаю, многие фронтовики свое возвращение в гражданское общество, обретение права ходить не пряча глаза считали прежде всего отцовской заслугой. Отец умер в 1976 году от рака. Последние годы у нас был тяжелый конфликт на политической почве. Из-за моего фильма “Ангел”. Но когда врачи объявили диагноз… конфликт ушел, стал неважным. Врачи сказали, что отец проживет не больше четырех месяцев. Ровно столько он и прожил. Недавно нам удалось издать главную книгу отца “Брестская крепость”. Она была под запретом 20 лет. Много раз я с матерью ходил в ЦК и просил издать ее. Но все было безрезультатно. Однажды нам сказали: “Во-первых, в книге дана неверная оценка первого периода войны. Изменить! Во-вторых, все упоминания о пленных надо вычеркнуть”. Но ведь в плену побывали практически все герои “Брестской крепости”! Крепость продолжала воевать даже тогда, когда линия фронта была далеко, за Киевом и под Смоленском. Только недавно книга была издана небольшим благотворительным тиражом. Сейчас мой брат задумал сделать нечто вроде римейка отцовских передач. Он задумал проект о необъявленных войнах, в которых участвовал Советский Союз. А войн этих было сорок две. Практически по всему миру! И где-то живут люди, воевавшие во Вьетнаме, в странах Африки, потерявшие там своих товарищей. Казалось, что мой путь усыпан розами… Отец как-то сказал мне: артист – это не профессия для мужчины. Если уж идти, то не в театр, а в кино, и не актером, а режиссером. Следуя его совету, я в 1958 году пришел во Всесоюзный институт кинематографии (ВГИК) и увидел, что туда поступают взрослые дяди. А мне было семнадцать лет. Однако поступить удалось. И я практически сразу увидел огромный культурный разрыв между собой и требованиями, которые предъявлял ВГИК. Пришлось срочно “засыпать” эту пропасть, много читать. Отец мой был сознательный коммунист, и я вышел из школы готовым Павликом Морозовым. Человеком, вполне способным на подобный “подвиг”. В школе я был секретарем комсомольской организации. И, как “чиновник”, получил единственный на всю школу билет на комсомольский съезд в Кремле. Мы выстроились в линейку, хор в три тысячи голосов грянул “Взвейтесь, кострами, синие ночи…” Я упал в обморок от счастья и очнулся только в больнице. Так что сам съезд я не запомнил. Но ВГИК повлиял на мое мировоззрение, просто не мог не повлиять. И вот я снял фильм “Ангел” по повести Юрия Олеши. Вроде бы нормальный фильм про очень симпатичного красного командира и крестьян, которые пошли в банду Петлюры. Но в картине были немного сдвинуты акценты: гражданская война была показана не как борьба хороших красных с плохими зелеными, а как трагедия для тех и других. Фильм лег на полку на двадцать лет. Отцу, помнится, попытались поставить на вид: дескать, как ты сына воспитываешь. На что он разгневанно сказал: “Пока он жил у меня дома, он был секретарем комсомольской организации. А после вашего ВГИКа он начал снимать такую мерзость”. Его жена и одна баба Фильм “Дневник его жены” можно назвать неким хулиганством. Я знаю, что сам Бунин никого не пускал в свою личную жизнь. Так же, как и я, кстати. Это, пожалуй, единственная общая у нас с ним черта характера. Однажды я рассказал Дуне историю последней бунинской любви. Она тут же загорелась, написала сценарий, предложила Алексею Учителю поставить фильм, а мне – сыграть самого Бунина! Я сказал, что Бунин будет просто в ярости, перевернется в гробу! Но все-таки меня уговорили. Правда, я в свою очередь уговорил съемочную группу съездить на могилу Бунина просить прощения. Что мы и сделали. Я знаю характер Бунина, и полагаю, что он в конце концов действительно нас простил. Хотя бы потому, что фильм удостоен премии российской киноакадемии "Ника" в трех номинациях – лучший фильм года, лучшая мужская роль и лучшая операторская работа. Для Бунина это было бы важно. Мы получили также приз на Международном фестивале в Милане, “Серебряного дельфина” на международном кинофестивале в Трое, приз на международном конкурсе сценариев "Hartley Merrill Prize" в США, приз кинофестиваля "Балтийская звезда" за лучшую мужскую роль второго плана… Так что Бунин остался бы доволен. Ну, а сам я решил на старости лет сменить профессию и стать сценаристом. Скажете, уже поздно? Мои друзья тоже так говорят. И все-таки я решил попробовать. Сейчас работаю над сценарием под названием “Жила-была одна баба”. Это история жизни крестьянки начала XX века. Гремят войны, революции… а в деревне идет своя жизнь. Сколько я еще буду писать сценарий – не знаю, но надеюсь вскоре закончить. В фильме будут около семидесяти персонажей, и среди них – ни одного интеллигентного лица. Все герои – обычные крестьяне, попавшие в жернова истории… Яна МАЕВСКАЯ Подробности Династия Смирновых Сергей Смирнов, отец Андрея, в 60-х годах прошлого века создал цикл радиопередач “В поисках героев Бреста”, который принес ему неслыханную популярность. Благодаря ему стали возвращаться пропавшие без вести — живые и погибшие. За книги “В поисках героев Брестской крепости” и “Брестская крепость” Сергей Смирнов в 1965 году получил Ленинскую премию. Андрей Смирнов родился в Москве в 1941 году, окончил французскую спецшколу имени Ромена Роллана. Был отличником и пионерским лидером, побывал в Париже. Во ВГИКе Андрей Смирнов учился в мастерской Михаила Ромма. В институте он сначала был комсомольским боссом, а потом превратился в отъявленного диссидента. Картину режиссера Андрея Смирнова “Белорусский вокзал” в застойные времена собирались положить на полку, но случайно доставили на дачу к Брежневу, и генсек, посмотрев ее, прослезился. После этого “Белорусский вокзал” выдвинули на Государственную премию. В то время как раз собрался очередной съезд коммунистической партии, и делегатам показали “Белорусский вокзал”. Кто-то из представлявших картину сказал, что ее сняли специально к съезду. И тут на сцену вышел Андрей Смирнов и объявил, что это не имеет ничего общего с реальностью, скорее съезд подоспел к его фильму. После такого “пламенного” выступления о госпремии не могло быть и речи. Благодарим Израильский культурный центр за помощь в подготовке материала


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции