Галопом по Европам

 Юрий БЕЗЕЛЯНСКИЙ, Россия
 24 июля 2007
 6546
Сидишь-сидишь в Москве, роешься в архивах. Игнорируя компьютер, стучишь по пишущей машинке. Застываешь в раздумье. Погружаешься в метафоры. А потом — бац! И галопом скачешь в Европу, на недельку — другую, — не в Комарово, а куда-нибудь во Флоренцию или в Руан. В этом году я предпочел маршрут: Мюнхен — Аугсбург — Инсбрук — Зальцбург — Вена.
Галопный пробег (гавот — слишком медленный танец для XXI века). Быстрый взгляд. Скоротечное общение. Сплошной экстрим чувств. Писать об архитектурных шедеврах увиденных городов бессмысленно. Тут нужны многотомные описания или короткие вздохи-восклицания, которыми переполнены, например, воспоминания Рины Зеленой. В далеком 1944-м она побывала в Иране: «Была в Ашрефете. Очень страдала от красоты… Еще смотрела дворец шаха. Б-же мой!..» Признаюсь, я тоже страдал от красоты и тоже восклицал: «Б-же мой!» И не поспоришь с героиней Фаины Раневской, заявившей: «Красота — это страшная сила!» Во вторую мировую войну в Германии и Австрии многое было разрушено, но потом тщательно и безупречно восстановлено. Это не наши новоделы, построенные, увы, по принципу тяп-ляп. Немцы вообще скрупулезная нация: все делают на совесть. Даже уничтожение евреев поставили на поток (не немцы, а именно нацисты), а теперь уже не нацисты, а немцы каются, по сей день аккуратно отсчитывая евро за причиненное зло. Если вспоминать фашизм, то Мюнхен был его колыбелью. Коричневые молодчики любили собираться в «Хофбройхаусе» — колоссальной пивной, в старинном сводчатом здании неподалеку от ратуши, и прцоветающией более трехсот лет (придворная пивоварня основана в 1589 году). Историческая пивная! Задолго до Адольфа Гитлера горьковатое пиво «хелль Левенброй» потягивал Владимир Ульянов-Ленин. Любили сюда заглядывать и русские художники-эмигранты Василий Кандинский, Иван Билибин, Михаил Добужинский. Вполне вероятно, именно в Мюнхене задумана последняя германская работа Кандинского «Развитие в коричневом» — абстрактное полотно, полное мрачных предчувствий, связанных с приходом фашистов к власти. Ныне Германия не тоталитарная, а весьма демократическая страна. Весьма упорядоченная, спокойная и сытая. А если говорить о популярной мюнхенской пивной, — то и шумная. Немцы попивают пиво из своих любимых огромных кружек (многие из них персональные и хранятся в спецшкафчике) и, раскачиваясь на лавках, подпевают фольклорному ансамблю. Мужчины-танцоры в коротких кожаных штанишках и белых рубашках с подтяжками. На головах — шляпы с перьями. Женщины в баварских костюмах: юбка и передник. И все это движется, бугрится и резвится. Немцы умеют работать, но и умеют «оттягиваться» по полной программе. «Задорно глядят, распуская корсаж, / Мои захмелевшие дамы…», — писал когда-то Генрих Гейне. Мюнхен — крупный культурный центр: многочисленные художественные галереи, театры, музеи, издательства. Есть на что посмотреть и поглазеть. Тысячи людей собираются на Мариенплаце, чтобы услышать бой часов на Новой ратуше и посмотреть рыцарский турнир в исполнении маленьких фигурок. И когда один рыцарь, сраженный, падает с коня, площадь вздрагивает, раздается многотысячное «Ах!..» Еще, как правило, туристы любят отправиться через старинные Изарские Ворота к набережной реки Изар. Инспектор Дерек из популярного телесериала в зеленых водах Изара выловил не один труп, жертву криминальной или любовной разборки. Ну а эстеты непременно посещают небольшой, но очень элегантный замок Нимфенбург. Здесь находится знаменитая галерея красоты Людвига I. Тридцать шесть портретов лучших красавиц Европы, включая Амалию Крюденер, вдохновившую нашего Тютчева на бессмертные стихи: Тут не одно воспоминанье, Тут жизнь заговорила вновь, — И то же в вас очарованье, И та ж в душе моей любовь!.. Среди красавиц, поразивших сердце баварского правителя, была и испанская танцовщица (так она представлялась) Лола Монтес. В Мюнхен она прибыла из Парижа, спасаясь от ареста, и буквально прорвалась сквозь кордон охранников и секретарей к Людвигу I. Король был сражен… О, в Мюнхене происходило много удивительных историй, всех и не расскажешь, тем более — галопом. Недалеко от Мюнхена приютился маленький городок Аугсбург, в котором обрел вторую родину мой давний соавтор по книге «Терра детектива» писатель-детективист Виктор Черняк. Он считает, что эмиграция — спасение. У меня на этот счет иное мнение. Когда-то Аугсбург был столицей Баварии, и здесь процветал знаменитый купеческий и банкирский дом Фуггеров. Якоб Фуггер основал в 1521 году первый в Европе социальный район для бедных, и сегодня в нем в уютных маленьких домах живут люди, платя за жилье чисто символическую плату — 1 евро в месяц. Неслучайно о том времени в литературе сохранилось выражение «век Ф» — золотой век беднейших и малоимущих. А мы с вами, наверное, живем в век «Фу», где бедных сознательно загоняют в угол и изводят. Ну, нет российского Фуггера — еще не родился!.. Инсбрук — прелестный город у подножия австрийских Альп, на него были отпущены считанные часы. Запомнился Инсбрук, прежде всего, музеем императора Максимилиана I, не сумевшего объединить Германию под крылом Габсбургов и прославившегося как «последний рыцарь». При жизни Максимилиан повелел соорудить себе гробницу (Габсбурги всегда думали о вечности). Массивное сооружение из металла и серебра. Гробницу окружают родственники императора, придворные вельможи и дамы. Зальцбург, как и Инсбрук, расположился у Альп, но этот город более знаменит. По существу, это музыкальная Мекка, куда на фестивали приезжают меломаны со всего света. Конечно, есть крепость Хоензальцбург на высоком холме, уникальный Кафедральный собор, монастырь Св. Петра с удивительным задумчивым маленьким кладбищем, есть всемирно известная торговая улица Гетрайдегассе — самая дорогая миля Зальцбурга: магазины, лавочки, рестораны, кафе. Но главное другое — музыка, и, прежде всего, — уроженца Зальцбурга Вольфганга Амадея Моцарта. Моцарт — гармония звуков. Услада слуха. Разговор с небесами. А мы, нынешние, подчас не слышим музыки Моцарта, а только тупо, обывательски интересуемся: «Wer vergiftete Mozart?» — («Кто отравил Моцарта?»). Люди с достатком рвутся в концертные залы Зальцбурга, чтобы послушать «Дон Жуана» и «Свадьбу Фигаро» в исполнении мировых звезд, прежде всего, новоявленной австриячки Анны Нетребко, бывшей «мисс Кубанъ-88». Ну а кто не попал в театр, тем раздолье в магазинах и лавочках. Товары с именем и портретами Моцарта: бюсты и статуэтки, конфеты и ликеры, галстуки и салфетки, сумки и фартуки. И даже трусы с нотными значками моцартовских партитур. XXI век, Моцарт — не только божественная музыка, но и успешная ко ммерция. Из Зальцбурга в Вену. На память приходит песенка Аркадия Северного: Город Вена — прямо хоть куда! Говорят, красивей не бывает. Но Одессу-маму никогда, да! Я на эту Вену не сменяю. Аркадию Северному, как и многим советским людям, не довелось увидеть ни Вену, ни «иностранный Будапешт». Зато теперь! В каждом городке обязательно услышишь русскую речь. Кто проездом, а кто и осел на новой родине и занимается бизнесом. Покупаю апельсиновый сок и сомневаюсь вслух: «Свежий ли?» «Не волнуйтесь, свежайший», — отвечает за стойкой бывший питерец. У Венской оперы стоят зазывалы в париках и камзолах, один из них, явно местный, пытается даже зазывать по-русски. — Вы знаете язык? — Мало-мало. Чуть-чуть. Еле-еле. Но даже в таком варианте приятно. От венской оперы двигаюсь дальше. Знаменитый собор Св. Стефана («Штеффи» — ласково называют его венцы). С зеркальной поверхностью «Дом Хааза». Шенбрунн — венский Версаль. Именно здесь проходил исторический Венский конгресс. Дипломатия чередовалась с вальсами. Русский император Александр I участвовал в заседаниях конгресса. А пирожные, конфеты и прочие сладости венской кухни! Это подлинное кондитерское искусство! Сколько евро пришлось проесть, запивая крепким кофе по-кайзерски. Знаменитое кафе «Захер», где можно полакомиться тортом «Захер» и нежнейшими сливками. Вена — город искусств, и соответственно памятники поставлены «звездам» литературы и музыки: Гете, Шиллеру, целой плеяде композиторов, родившихся или творивших в Австрии, в числе которых Бетховен, Моцарт, Брамс, Гайдн, Штраус, Брукнер. А еще в Вене работали Глюк, Шуберт, Малер, Шенберг, Франц Легар и иные создатели веселых оперетт. «Летучая мышь», «Нищий студент», «Веселая вдова» — вся эта мелодичная веселость разлетелась из Вены по всему свету. А вальсы! И, конечно, тут в памяти всплывает фигура короля вальсов Иоганна Штрауса-отца, в жилах которого текла еврейская кровь. И эту еврейскую кровь пытались спрятать нацисты, чтобы не запрещать искрометную музыку Штрауса. А Штраус-сын! А его знаменитый вальс «Бал юристов», который он с успехом исполнял в России. Доживи он до наших дней, наверняка бы сочинил «Бал чекистов». Вена — благородный и ухоженный город. Прогулки по нему — маленькая награда литератору, добывающему хлеб насущный в тяжелых трудах. Воды голубого Дуная — это метафизически-метафорический гонорар. Бесценная красота. Там, где горы, убегая, В светлой тянутся дали, Пресловутого Дуная Льются вечные струи… Кто это написал? Тютчев. «Нам не дано предугадать…» И кто знает, каким эхом отзовутся в душе каждого увиденные им красоты. Путешествия — батарейки наших переживаний и воспоминаний. Ну а в каком стиле — галопом, в ритме медленного вальса или знойного танго, чарльстона или твиста, или какого-нибудь рока, — будете путешествовать, не суть важно. Главное, вырваться из оков повседневного бытия. И вперед! На Запад!..


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции