Возможно ли «Добрососедство» с Европой?

 Давид Шехтер, Израиль
 24 июля 2007
 6038
Честно говоря, я отправился на пресс-конференцию главы представительства Европейского Содружества в Израиле, посла Рамиро Сибриан-Узала с большой долей скепсиса. Больше года назад, в сентябре 2005-го, я уже побывал на встрече с европослом — тогда посвященной намерению содружества установить связи с русскоязычными израильтянами. Посол много и красиво говорил о том, что «Европейский Союз придает особое значение диалогу с русскоязычной общиной Израиля, одной из самых крупных и влиятельных в стране». И не скупился на комплименты выходцам из СССР: «Поскольку русскоязычные израильтяне являются носителями европейской культуры, мы видим в них европейцев».
Честно говоря, я отправился на пресс-конференцию главы представительства Европейского Содружества в Израиле, посла Рамиро Сибриан-Узала с большой долей скепсиса. Больше года назад, в сентябре 2005-го, я уже побывал на встрече с европослом — тогда посвященной намерению содружества установить связи с русскоязычными израильтянами. Посол много и красиво говорил о том, что «Европейский Союз придает особое значение диалогу с русскоязычной общиной Израиля, одной из самых крупных и влиятельных в стране». И не скупился на комплименты выходцам из СССР: «Поскольку русскоязычные израильтяне являются носителями европейской культуры, мы видим в них европейцев». После той пресс-конференции осталось ощущение, что Европа всерьез намеревается прорубать окно в Израиль вообще и в его русскоязычную общину в частности. Конечно, никто не рассчитывал, что нас захлестнет дождь евро в виде разнообразных культурных, экономических и пр. проектов. Но и того, что произошло на самом деле, не ожидал никто. Ни одного проекта не только не реализовано, но и представлено не было. Вся «прорубка окна» свелась к созданию странички на русском языке официального сайта «Содружества в Израиле» и нескольких приглашений представителей русскоязычных СМИ на пресс-конференции представительства. Роль главного «рубщика» была, по-видимому, возложена на пресс-секретаря Евросоюза Викторию Мартынову. Она добросовестно и активно выполняла свою миссию, регулярно выступая на радио РЭКа и снабжая редакции подробными и добротными отчетами о деятельности Евросоюза. Но — увы! — этим все и ограничилось. И вот нас снова созвали на пресс-конференцию, посвященную плану развития отношений с Израилем. Предвидя вопросы журналистов, Рамиро Сибриан-Узал сразу взял быка за рога, заявив, что нынешний план предусматривает конкретные акции, на которые выделено два миллиона евро. Сумма, конечно, крохотная, но она предназначена для организации семинаров, в ходе которых будут изучены и выработаны конкретные области, в которых Евросоюз и Израиль будут наиболее эффективным образом развивать совместное сотрудничество. Посол отметил, что до сих пор Евросоюз не оказывал никакой помощи Израилю и не вкладывал деньги в нашу страну. Состояние экономики Израиля таково, что по всем критериям он находится в группе наиболее развитых европейских стран. А после вхождения в Евросоюз (ЕС) Болгарии и Румынии израильский среднегодовой доход на душу населения окажется даже более высоким, чем среднеевропейский. Поэтому, пошутил посол, скорей Евросоюзу следовало бы просить помощи у Израиля. Поскольку Израиль не состоит членом сообщества, новый план развития отношений предусматривает его участие в общеевропейских проектах. Скажем, если Израиль приведет свое законодательство по охране окружающей среды в соответствие с европейским, он сможет принять участие в многочисленных программах, реализуемых ЕС. Внеся свою долю, Израиль получит все результаты новых разработок и — как участник программ — специальное финансирование. Примером такого рода успешного сотрудничества может стать участие Израиля с 1991 года в программе по научным исследованиям и разработкам, в рамках которой израильские ученые не только подключаются к общеевропейским научным проектам, но и совместно с европейскими коллегами разрабатывают новые, получая под них финансирование от Евросоюза. Израиль, как и все остальные страны ЕС, платит свою долю за право участия в этой программе, но расходы возвращаются ему сторицей. Ведь израильские ученые получили свободный доступ во все ведущие институты и лаборатории Европы, завязали научные и деловые связи, а цена их — на вес золота, намного перевешивая долевой взнос. В этом-то и состоит главная привлекательность участия в общеевропейских программах, и на таких же принципах Евросоюз намерен строить дальнейшие отношения с Израилем. Впрочем, не только с Израилем. Программа, предложенная вниманию журналистов на пресс-конференции, направлена практически на всех соседей ЕС — как бывших членов «лагеря социализма», так и средиземноморские страны. Цель программы выражает ее название — «Добрососедство». Понимая, что экономическое развитие этих стран будет способствовать не только их укреплению, но и стабильности самого ЕС, программа стремится к их максимальной интеграции на европейском рынке. Что же касается Израиля, то ему придается особое значение, поскольку, по словам посла, он далеко обогнал других участников «Добрососедства». Об этом свидетельствует хотя бы торговый оборот между Израилем и ЕС, достигший 23 млрд. евро в год. Если в 1990-м объем израильского экспорта в Европу составлял 3.626 млрд. евро, то сегодня он почти утроился и составляет 9.7 млрд., занимая 18 строку в списке стран, импортирующих товары из ЕС и 25-ю — среди стран-экспортеров в ЕС. По словам посла, ЕС вполне доволен развитием отношений с Израилем, но стремится к еще более высоким темпам. Поэтому руководство ЕС рассчитывает, что политические круги в Израиле поддержат расширение отношений. Посол подчеркнул, что премьер-министр Эхуд Ольмерт — горячий сторонник укрепления связей с Евросоюзом, и даже заявил, что такое сближение — одна из самых важных задач его кабинета. Но эту позицию премьера не разделяют все партии, входящие в правительство, поэтому было бы весьма отрадно, если бы в этом вопросе Ольмерт опирался на стабильную и широкую коалицию. Для того чтобы взаимная выгода укрепления связей стала понятна всем, программа в течение года должна найти наиболее эффективные сферы сотрудничества. Вот на эти цели и будут потрачены два миллиона евро. Посол сказал, что израильская сторона уже предложила около 10 тем для обсуждения. Отвечая на вопрос: не может ли отсутствие стабильности на Ближнем Востоке и постоянные военные конфликты, инициируемые арабскими соседями против Израиля, отрицательно сказаться на программе? — посол заявил: «Израиль в этом смысле не является чем-то уникальным. На постсоветском пространстве существуют несколько очагов постоянной напряженности — как, например, Закавказье или Молдова, тем не менее, эти страны успешно сотрудничают с Евросоюзом». После завершения пресс-конференции я подошел к многолетнему руководителю пресс-службы представительства Давиду Криссу. Послы приходят и уходят, а этот человек остается на своем месте и, без сомнения, понимает в отношениях между Израилем и ЕС намного больше, чем кто бы то ни было. Я поинтересовался, не является ли нынешний план этаким преддверием к возможному вхождению нашей страны в Евросоюз. Хотя Израиль географически находится в Азии, его с полным основанием можно назвать форпостом европейской цивилизации на этом континенте. А прибытие в страну полутора миллионов выходцев из СССР, подавляющее большинство которых — носители европейской культуры, свяжут нашу страну с Европой еще более тесными и естественными узами. Но Крис весьма скептически отнесся к подобному развитию событий. Вхождение в Евросоюз, наряду с многочисленными преимуществами, сопровождается заметной потерей суверенитета — отсутствием своей валюты, ограничением свободы в принятии политических решений, подчиненности местного законодательства европейскому, в том числе и иммиграционному. Согласится ли Израиль ограничить алию? Да, конечно, во многих смыслах Израиль — это европейское государство. Но расположено оно все-таки не в Европе, и самое главное: даже если, предположим, Евросоюз согласится на принятие его в свои ряды, совершенно не факт, что Израиль захочет этого. Наоборот, все премьер-министры, включая Ольмерта, постоянно повторяют фразу из Торы: «Ам левадо ишкон» («Народ, живущий обособленно»). Весьма сомнительно, что Израиль захочет пожертвовать своей обособленностью, связанной с особой миссией еврейского народа, определенной Торой. А как же быть с особыми отношениями Израиля с США? Захочет ли он пожертвовать ими ради вступления в Евросоюз? Все эти факторы, по мнению Крисса, делают вступление Израиля в Союз весьма маловероятными. Что ж, перспектива замены шекеля на евро, действительно, видится с трудом. Но укрепление связей с Евросоюзом — дело по-настоящему нужное и важное. Хочется верить, что программа «Добрососедство» поможет этому делу и не сведется лишь к пресс-конференциям и разговорам вокруг да около.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!