Череда счастливых случайностей Михаила Гутермана

 Беседовала Мария Михайлова, Россия
 24 июля 2007
 3035
В старинных московских переулках, недалеко от Рождественки, расположилась редакция журнала «Театральная жизнь». Здесь сохранился в неприкосновенности кабинет одного из лучших российских театральных фотографов.
В старинных московских переулках, недалеко от Рождественки, расположилась редакция журнала «Театральная жизнь». Здесь сохранился в неприкосновенности кабинет одного из лучших российских театральных фотографов. Рабочий стол у окна, полки с фотоматериалами: сцены из спектаклей, портреты актеров. Олег Даль, Ольга Яковлева, Николай Волков, Анатолий Эфрос… Стены этой небольшой комнаты сверху донизу исписаны добрыми словами и пожеланиями. Это «панно» соткано актерами за годы работы Михаила Михайловича в журнале. Здесь же начертаны и даты: 1992, 1993, 1994… 2007. — Мои самые счастливые годы жизни! — говорит Михаил Гутерман, глядя на этот уникальный календарь. — Если бы человеку раз в жизни давалась возможность обратиться прямо к Б-гу с единственной, но самой важной просьбой, я бы сказал: «Хочу поработать как можно дольше!» — Михаил Михайлович, сколько вам было лет, когда вы всерьез увлеклись фотографией? — Мне было уже далеко за тридцать. Это был 1976 год. В то время я работал ведущим инженером в области технической информации и стандартизации. — Почему вы стали именно театральным фотографом? — Это произошло достаточно случайно. Поначалу делал жанровые снимки. Но однажды в гололед помог подняться поскользнувшемуся человеку. Им оказался театральный режиссер, который шел в театр на Малой Бронной. Он пригласил пойти вместе с ним, а у меня был с собой фотоаппарат «Зенит». В тот день я познакомился с актерами Львом Круглым и Львом Дуровым, которые предложили снимать их репетиции. С этого все и началось. Так что, театр на Малой Бронной — моя альма-матер, с тех пор снимаю только театр. Мои жанровые фотографии выставлялись только один раз в городе Троицке (1981) в экспозиции «Человек и мир». Из театральных работ там был только портрет Владимира Высоцкого. — Кого вы считаете своим учителем в искусстве фотографии? — На первых порах я довольно часто ходил в музей Пушкина — смотрел на свет и композицию. Безусловно, много смотрел импрессионистов. На примере живописи можно многому научиться. Но есть и человек, которого я раньше даже называл учителем, хотя он моложе меня. Это очень талантливый фотограф Александр Иванишин. Сейчас он работает в журнале «Итоги», а когда-то тоже работал в «Театральной жизни», даже в этой самой комнате, где с 1992 года стал работать и я. Кстати, начиная с этого момента, наступил самый интересный период в моей жизни. Конечно, нельзя зачеркивать все, что было в прошлом, но помнится мне только это. — Расскажите, как пришли в журнал «Театральная жизнь». — В 1992 году на волне перестройки впервые в жизни остался без работы. Чувствовал себя ужасно. Даже съездил на биржу труда, но там сказали: «С такой специальностью вы у нас ничего не найдете». И вдруг в моей квартире раздался телефонный звонок. Это звонил фотограф Сергей Герасимов. Он решил уйти из журнала, но его не отпускали, пока не найдет замену. Через час я был в редакции и писал заявление. Мне был дан такой шанс, и я им воспользовался. С тех пор стал счастливым человеком. Когда занимаешься любимым делом, организм вырабатывает какое-то вещество (это моя собственная теория), которое препятствует усталости и болезням. — Как организован в журнале рабочий процесс? Вы снимаете по заданию редакции? — Снимаю прогоны почти всех московских премьер, поэтому в редакции никаких заданий не дают. Что бы ни спросили, у меня почти все есть. Я помню первую свою обложку журнала — это был портрет Николая Караченцова. — Кто еще попадал в объектив вашей камеры? — В каком-то спектакле снял Анни Жирардо. Есть фотография Жерара Депардье, раннего Евтушенко, Михаила Горбачева в театре. Есть фотографии Визбора, Окуджавы, Василия Аксенова… А портрет Анатолия Эфроса, можно сказать, сыграл важную роль, когда принимали в Союз театральных деятелей. — У вас есть свой профессиональный секрет? — Секрета нет. Все зависит от целого ряда причин. Мне важно, чтобы, глядя на фотографию, не возникал вопрос: «Ну и что?». Поймать конфликт или интересную ситуацию — вот моя задача.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции