ПРОЩАНИЕ СЛАВЯНКИ

 Лев АВЕНАЙС
 24 июля 2007
 3805
Всегда тяжело, очень тяжело, почти невыносимо прощаться с мифом. Но жизнь ставит новые вопросы каждый день и каждый год, и каждый раз на них надо отвечать.
Всегда тяжело, очень тяжело, почти невыносимо прощаться с мифом. Но жизнь ставит новые вопросы каждый день и каждый год, и каждый раз на них надо отвечать. И то, что казалось нормальным и естественным в течение сорока или пятидесяти лет, вдруг перестает «работать», становится обузой для государства и общества. Примеров тому в Израиле – сколько угодно. Пресловутые монополии – электрическая и телефонная компании, национальная авиакомпания «Эл-Ал», автобусные кооперативы. А сейчас дошла наконец очередь и до самого, пожалуй, красивого израильского эпоса – «Сказания о народной армии». В любом туристском ролике или телерепортаже об Израиле непременно присутствовали потрясающей красоты девушки-солдатки и юные израильские парни-мачо, в свободное время в казарме играющие на скрипочке (самолично видел такую программу по «перестроечному» советскому телевидению). Так сказать, национальный колорит. У нас даже порой спорили, что к чему прилагается: армия к стране или страна к армии. Так и говорили: Израиль - это государство при ЦАХАЛе. Армия всегда была главным институтом израильского общества. Конечно, это случилось не от хорошей жизни, но постепенно стало приобретать какой-то самодовлеющий характер. Я помню, как еще лет десять назад в объявлении о приеме на работу секретаршей в редакцию газеты в качестве одного из условий писали: «служившая в армии». Зачем, чтобы отвечать на телефонные звонки, надо было иметь армейский опыт – до сих пор ума не приложу. Армия в Израиле всегда была больше, чем просто армия. Поскольку роль израильской школы в воспитании личности и гражданина, мягко говоря, «оставляет желать», государство чуть ли не со дня своего основания переложило ответственность за воспитание на армию. «Ничего, в армию пойдет, человеком станет». Армия была тем самым пресловутым «плавильным котлом», который переплавлял зеленых репатриантов из всех стран мира в стопроцентных израильтян. Армия доучивала тех, кто не доучился в школе. Армия перевоспитывала хулиганов с криминальным прошлым (и предсказуемым будущим) из районов бедноты в добропорядочных бюргеров. Вспомним хотя бы начальника генштаба Рафаэля Эйтана, которому принадлежит этот замечательный, почти макаренковский проект. Кстати, насколько я понимаю, проект вполне удавшийся. Эти солдаты из кварталов бедноты получили прозвище «птенцов Рафуля». В общем, израильская армия – это «наше все». Мифы об израильской армии, кстати, были очень популярны на постсоветском пространстве, начиная с меню израильского солдата и кончая все той же неукротимой мечтой каждого израильского юноши и каждой девушки послужить в армии. И плевать, что иногда по обочине общественного интереса проходили отдельные публикации о том, что служба в армии тормозит развитие интеллектуального потенциала нации, и поэтому многие талантливые компьютерщики (и не только компьютерщики, но и будущие юристы, врачи и т.д.) норовят «закосить», чтобы не потерять даром три очень ценных для их профессии года. Вдруг всплывали странные цифры, что при всеобщем обязательном призыве и якобы поголовном стремлении служить в армии лишь чуть больше половины молодых израильтян проходят армейскую службу. То тут, то там на страницах печати возникали крамольные мысли, что, дескать, нет никакого здравого смысла (кроме упрямой идеологии народной армии) в том, что умненькие и образованные девушки два года своей недлинной молодости тратят на то, чтобы подавать кофе своим начальникам-офицерам. Но надо же было чем-то занять постоянно растущую - спасибо рождаемости и алие – армию! И вот наконец в самой армии поняли, что народная армия не слишком вписывается в реалии XXI века. И создали комиссию во главе с бывшим начальником управления кадров ЦАХАЛа. И эта комиссия предложила, в сущности, подвести черту под легендарной эпохой народной армии. Черту, которая в реальности уже добрый десяток лет как подведена. Комиссия предложила призывать в армию только тех, кто этой армии нужен. Нужен не для формирования личности или перекладывания бумаг из одной стопки в другую, а для своего основного назначения – защиты родной страны. И так уж сложилось, что при современных технологиях этих самых защитников требуется куда меньше, чем реальных призывников. И израильские капитаны и майоры не большие «баре», сами могут размешать растворимый кофе и сахар в чашке, без прислуги в военной форме. Заодно не будет и пресловутых «сексуальных домогательств» - если бы так было всегда, глядишь, судьба генерала Ицика Мордехая, осужденного за эти самые домогательства во время военной службы, сложилась бы иначе. Выводы комиссии – впрочем, очевидные любому непредвзятому человеку без всякой комиссии – наносят сокрушительный удар по надоевшей демагогии вокруг армейской службы. У нас ведь как? Чуть что – сразу ссылки на армию, прямо мантра какая-то… Вот висит плакат: «Я служил в армии, почему я не могу жениться в своей стране?» Это к дискуссии о введении светских браков в стране. А если не служил, тогда что, можно не разрешать жениться в своей стране? Ультраортодоксы не служат в армии, ату их… А зачем они армии с их регламентом жизни, очень плохо вписывающимся в армейский? Для обороны от ешиботника никакой особой пользы нет, зато проблем армии со специальным кашрутом, удалением женщин из зоны прямой видимости такого «воина» и прочая, и прочая - огромное количество. Но кому какое дело до обороны? Ведь главная цель такого «борца за справедливость» - лишний раз лягнуть религиозных евреев (значительная часть которых, кстати, как раз служит в самых элитных войсках). Правда, предложения комиссии сразу тянут за собой целый хвост проблем, который (я имею в виду хвост), похоже, предлагают, ввиду особой деликатности ситуации, отрубать по кусочку. Действительно, во что же теперь превратится служба в армии – в неприятную повинность или останется делом чести? И кто будет числиться по израильской классификации «фрайером»: невостребованный армией или, наоборот, попавший под гребенку призыва? Вот и предлагается по-прежнему призывать всех… Кого не в армию, того - на так называемую альтернативную службу. Полицейскими или пожарными, сиделками в больницах или санитарами на «скорой помощи»… Лишь бы все были равны, все – «при деле», все отбыли повинность. Но ведь и полицейский, и пожарный – это профессия. Что толку от пожарного, который только к концу срока службы начнет что-то соображать в своем ремесле? А тут как раз демобилизация. И что же он, будет ходить на резервистскую службу пожарным? Ой, погорим, не только в переносном, но и в буквальном смысле! И я не хочу, чтобы сиделкой у постели моих близких была девица, работающая не за деньги или по призванию, а принудительно, и думающая о чем угодно, только не о вверенном ей пациенте. Между тем этот «недопожарный» или «отбывающая срок» сиделка вполне могли бы в это время с блеском учиться в университете любимому делу и уже в ближайшие годы приносить настоящую отдачу обществу. В общем, вопросов много. Ответов мало. Ясно, что демагогии, на которую так горазды наши политики, и пафоса вокруг всех этих предложений будет – до тошноты… Мифы без боя не сдаются. Но ясно и то, что народная армия Израиля уходит в легенду, как ушла в нее «непобедимая и легендарная, в боях познавшая радость побед» советская. И останется обыкновенная армия, которая будет занимать в государственном устройстве подобающее ей место. Как занимают свои места полиция, суд, налоговые службы, система национального страхования, пожарная команды и десятки других государственных структур. Ведь никто же слагает стихи и песни о налоговом чиновнике… А ведь и его служба «и опасна, и трудна…»


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!