Как Григорий Гельфенштейн спас Ленинград

 Лазарь Ратнер, Россия
 8 сентября 2008
 4518

Если бы немцы вошли в Ленинград, они вошли бы и в Москву. А если бы они во-шли в Москву, они и сегодня были бы в Париже.

Франсуа Миттеран, президент Франции в 1981–1995 гг.

Больше десяти лет я езжу по Петербургу, беседую с фронтовиками. Их адреса и телефоны получаю в организации евреев–инвалидов Отечественной войны. Мои собеседники — старики-евреи.

9 мая этого года в небольшой питерской газете «Вечернее время» я прочитал заметку под названием «Ленинград спас 19-летний солдат!» Речь шла о Григории Ильиче Гельфенштейне — члене еврейской ветеранской организации С. Петербурга.

Мы встретились в его тихой просторной квартире на Новочеркасском проспекте. Невысокого роста, коренастый, седые волосы до плеч, живые умные глаза. Беседую с ним и забываю о его возрасте. На вопросы отвечает коротко и четко. Родился в Одессе 3 января 1922 года. В июне 1940-го окончил десятилетку, а через три месяца был призван в армию. Служил в Баку.

– Я по складу ума технарь, — говорит Григорий Ильич. — Попал в радиополк воздушного наблюдения, обнаружения и связи. Оказался в спецвзводе, мы осваивали первый в СССР локатор — «Радиоуловитель самолетов — 2», сокращенно РУС-2. Его создали в Ленинградском физико-техническом институте, у академика А.Ф. Иоффе. Ни немцы, ни японцы до самого конца войны локаторов не имели.

Учился я хорошо и был аттестован как старший оператор. В апреле 1941-го нас перебросили в Ленинградский военный округ, в 72-й отдельный радиобатальон войск ПВО. Стояли в Песочной. Здесь нас и застала война…

27 июня наша часть оказалась под Нарвой, в деревне Логи. Оповещали Ленинград по радио о приближении немецких самолетов. В конце июля нам заменили РУС-2 на локатор типа «Редут». Локаторы были более совершенные, с дальностью обнаружения до 210–220 километров. Новую технику мы осваивали на ходу. Наша радиолокационная станция «Редут-3» работала по радио на Главный командный пункт ПВО Ленинградского фронта и по прямому проводу — на командный пункт ПВО Балтфлота.

На локаторе работали вдвоем. Старший оператор на экране определяет азимут и расстояние до цели, а помощник наносит на карту и передает на пост, обязательно шифром, номер цели, курс, количество самолетов. На локаторе можно было засечь не больше трех самолетов. Но я придумал методику и мог подсчитать любое количество самолетов в группе. Вскоре нам пришлось от Нарвы отступать до поселка Большая Ижора. Немцы получили приказ Гитлера молниеносно ворваться в Ленинград и смести его с лица земли, включая все архитектурные шедевры. Но наступающие с запада немецкие войска уничтожала артиллерия, 472 ствола крупного калибра били из Кронштадта, с кораблей и фортов. Так что с ходу взять Ленинград не удалось. Окружив город, германское командование приняло решение внезапным массированным налетом сотен бомбардировщиков уничтожить всю артиллерию Кронштадта, а затем штурмом овладеть Ленинградом.

 

– А как вам удалось обнаружить вражеские самолеты?

– Немецкое командование ничего не знало о наших локаторах, оно было уверено в полной внезапности налета. Воскресенье 21 сентября пришлось на мое дежурство. Вглядываюсь в экран и вижу большие группы немецких самолетов. Подсчитываю — 230 бомбардировщиков! До них примерно 200 километров, но расстояние быстро сокращается. Эх, думаю, сейчас Ленинграду достанется. Вдруг вижу, над районом Сиверская — Красногвардейск (теперь это Гатчина) они перестраиваются и тремя колоннами летят к Финскому заливу, затем разделились и пошли на остров Котлин, одна колонна с запада, а две с юга. И тут меня осенило: они летят уничтожать Балтфлот и артиллерию! Быстро диктую помощнику все исходные данные, он кодирует и звонит по телефону на пункт ПВО в Кронштадте. Там ничего не знали о наших локаторах (они были засекречены), переспрашивают, сомневаются, а секунды уходят! Я хватаю трубку и без всяких шифровок кричу дежурному офицеру: «На вас летят 250 немецких бомбардировщиков, через двенадцать минут они будут над вами, объявляйте тревогу!» Это подействовало, в Кронштадте завыли сирены. И когда фашисты подлетели, их встретил плотный огонь зениток. «Юнкерсы» частью были рассеяны, частью повреждены, частью сбиты. Вся заранее продуманная немецкая диспозиция была разбита. Стройные ряды бомбардировщиков спутались, бомбы в основном падали в залив. Флот наш понес значительные потери, но артиллерия существенно не пострадала. Когда вскоре немцы предприняли попытку наступления на Ленинград с Пулковских высот, артиллерия Кронштадта снова сорвала их план. Фашисты повторили налет 22 и 23 сентября, но силы у них были уже не те, да и о внезапности не могло быть и речи. Кстати, все три раза «юнкерсы» появлялись над заливом точно в 10 часов 40 минут — в мое дежурство.

Впоследствии стало известно, что налеты совершал Первый воздушный флот Германии, усиленный 8-м ударным авиакорпусом, тем самым, который дотла уничтожил английский город Ковентри. Если бы не наши зенитчики, немецкие асы на своих пикирующих «Юнкерсах-87» прицельным бомбометанием утопили бы все корабли Кронштадта, как через пару месяцев японская авиация утопила внезапным налетом американский флот в Перл-Харборе, на Гавайях.

– Просто у американцев не оказалось такого Григория Гельфенштейна!

– Мне действительно удалось тогда помешать немцам уничтожить флот и артиллерию Кронштадта, предотвратить балтийский Перл-Харбор. А ведь немецких самолетов в тот день было больше и несли они гораздо больше бомб, чем потом в Перл-Харборе японская авиация…

23 сентября в Большую Ижору приехал командующий Балтийским флотом адмирал Владимир Филиппович Трибуц. Осмотрев радиолокационную станцию, он сказал: «Покажите мне этого старшего оператора».

Я прибыл в полной уверенности, что сейчас получу по всей строгости военного времени за пренебрежение шифровкой, за то, что орал по телефону открытым текстом. «Знаешь, что ты сделал?!» — строго спросил адмирал. Я молчал. «Молодой еще, со временем поймешь, что спас ты не только флот и Кронштадт, ты Ленинград спас. Это подвиг! Получишь Героя!» — Трибуц обнял меня и трижды поцеловал. Звезду я, конечно, не получил…

– Что, фамилия не геройская?

– Да нет, не в этом дело. Просто началась блокада, голод, не до наград было… Да и вообще, вся эта история со звездным налетом на Кронштадт была долгие годы засекречена. Видимо, гибель линкоров «Марат» и «Октябрьская революция», а также лидера «Минск» и еще нескольких кораблей наши власти сочли своим поражением, об этом же орал и Геббельс. Но Гитлер был в бешенстве, он понимал, что это его поражение и, возможно, начало конца… А без награды я не остался. Вот, смотрите.

На экране его компьютера появилась страница «Почетные граждане Большой Ижоры». Среди них портрет моего собеседника и подпись: «Гельфенштейн Григорий Ильич, оператор радара, впервые в истории российской радиолокации предупредивший советские войска о налете фашистской авиации».

– А где вы воевали потом?

– Все время на Ленинградском фронте. В 1942-м на несколько месяцев выезжал на Волховский фронт, служил старшим оператором на «Редуте-9», а затем по вызову командования батальона вернулся в Ленинград, в блокаду. Наводил истребители на самолеты немцев. Окончил войну под Выборгом.

 

…По дороге домой я вспомнил слова Григория Ильича: «Во время войны было три точки возврата, три города, о которые споткнулся гитлеровский вермахт. Это Ленинград, Москва и Сталинград. Если бы немцы взяли Ленинград, они соединились бы с финнами, и армия «Север» всей своей мощью навалилась бы на Москву. Исход войны был бы трагичным». Этого не случилось, возможно, и потому, что оператор локатора Григорий Гельфенштейн проявил мастерство и сообразительность, сорвав внезапность налета вражеской армады.



Комментарии:

  • 7 июля 2017

    Лев Левин

    Еврейских фамилий очень мало. В основном у евреев немецкие фамилии.

  • 2 ноября 2010

    Гость

    а фамилия немецкая или еврейская?

  • 5 сентября 2010

    Гость

    Исраэль. Кто бы сомневался, Григорий! А ведь "евреи воевали на ташкентском фронте". Герой для вас, Григорий, слишком мелко! Герой - это мясник Жуков! Кто не был на Зееловских высотах, тот не поймёт, как на этих холмах, (а не высотах) можно было положить двести тысяч солдат! Такое мог сделать только великий "Герой и Стратег"!

  • 29 августа 2010

    Американец

    Только что прочитал. Из Америки, спасибо Вам Григорий, надеюсь вы жывы и здоровы. Долгих Вам лет!
    Спасибо Вам Лазарь и "Алеф" за статью!

  • 20 февраля 2009

    Гость

    Да, это я Григорий Гельфенштейн!
    Спасибо Лазарю Борисовичу Ратнеру за внимание и за статью обо мне! Желаю ему долгих лет, здороаья и благополучия! Желаю ему и дальнейшиз творчкскиз удач!Его самоотверженный и неустанный труд - это великий ПОДВИГ!
    Спасибо и журналу "Алеф" за публикацию!
    Григорий Гельфенштейн 20.02.2009 г.

  • 19 ноября 2008

    Гостьанатолий г мой дядя лютоев д и был военным и

    е локаторе и вети же дни

  • 26 сентября 2008

    Гость

    Спасибо!


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!