Портрет французского еврея

 Арон ПЕЙСАХОВ, Израиль
 2 октября 2008
 4855

23 июля в Израиль репатриировались 450 евреев из Франции. Самолет прибыл в аэропорт имени Бен-Гуриона, где новых репатриантов приветствовали председатель Еврейского агентства Зеэв Бельский, министр абсорбции Эли Афлалу и представитель фонда AMI Пьер Беснану.

Алия сейчас невелика даже из стран бывшего СССР, а уж из стран Запада в Израиль едут так мало евреев, что каждый «олимовский самолет» — событие чуть ли не государственной важности. Все оценки относительны: в 1990 году приехали почти 200 тысяч новых репатриантов, и газеты писали: «Скоро приедет еще больше». Сейчас приехали 450 французских евреев, и это воспринимается, как выдающееся событие. Газеты пишут: «Алия из Франции растет», «Французские евреи покидают Францию», и у читателя может возникнуть представление о том, что еще несколько лет — и во Франции не останется ни одного еврея.

Конечно, это не совсем так. То, что алия из Франции растет, верно. Но при нынешнем темпе роста понадобится лет сто, чтобы все французские евреи переселились в Израиль. В 2008 году, по-видимому, израильтянами станут около 3 тысяч евреев из Франции.

Журналисты писали: основная причина алии — растущий во Франции антисемитизм. Но если поговорить с каждым репатриантом (некоторые журналисты так и сделали), картина окажется более сложной. Конечно, у каждой семьи есть свои личные причины для того, чтобы покинуть Францию. Рост антисемитизма в число причин тоже входит, но гораздо чаще называют, например, потерю работы главой семьи, невозможность прожить на пособие, низкую оплату труда, бедность, страх за будущее детей… В общем, примерно то же самое, что говорили в начале девяностых репатрианты из бывшего СССР, за что «русскую» алию тогда назвали «колбасной».

«Французы» в этом смысле мало чем отличаются от «русских». Однако такого массового исхода из Франции, какой был почти два десятилетия назад из стран бывшего СССР, ожидать не приходится. «Да, — говорят французские евреи, — бывают случаи, когда избивают еврея за то, что он носит кипу, но это не настолько часто происходит, чтобы религиозный еврей боялся пройти по Парижу. К тому же, — добавляют они, — после того как президентом стал Николя Саркози, борьба с антисемитизмом усилилась, и происшествий на националистической почве стало меньше».

***

Сколько евреев во Франции? Вряд ли это можно сказать точно. Руководители еврейских общин называют разные числа — от 550 до 600 тысяч человек. Официальные статистические данные: в 1970 году во Франции проживали 530 тысяч евреев, в 2005 году их число уменьшилось до 494 тысяч, и, если тенденция сохранится, то в 2020 году во Франции будут жить 482 тысячи евреев. Сейчас (это уже по израильским данным) в Израиле проживают около 80 тысяч евреев, имеющих двойное франко-израильское гражданство.

Далеко не только репатриация в Израиль является причиной столь резкого уменьшения числа евреев во Франции. Популяция уменьшается по той же причине, по какой могут со временем исчезнуть еврейские общины в любой другой стране: из-за ассимиляции. Около 40% браков в общине — смешанные. Во Франции неплохо развита система ежедневных еврейских школ, но посещают эти школы не более 40% еврейских детей. Французские евреи любят бывать в Израиле, но не торопятся переезжать. Более 70% французских евреев хотя бы раз посещали Израиль и сохранили об этой поездке самые теплые воспоминания. В 2004 году, когда из Франции репатриировались 2003 человека, Израиль посетили в качестве туристов больше 257 тысяч французских евреев — чуть ли не половина всей еврейской общины.

Как показывает статистика, в Израиль переезжают из Франции люди небогатые, но та же статистика утверждает, что евреи во Франции и живут в среднем небогато. 60% французских евреев обитают в рабочих пригородах Парижа.

Шмуэль Тригано, преподаватель социологии в одном из парижских университетов, а также редактор журналов

Марсель — вторая большая еврейская агломерация во Франции. Там евреи также живут в пригородах. Как и в Париже, еврейское население Марселя бедное, много безработных и малоимущих. Следующие большие еврейские общины — в Лионе и Страсбурге».

Где много евреев, там больше и проявлений антисемитизма. К тому же рабочие пригороды Парижа, как отмечает и Тригано, именно то место, где поселяются мусульмане, выходцы из стран Северной Африки. Неудивительно, что в сообщениях об антисемитских акциях чаще всего звучат именно эти названия — пригороды Парижа, Страсбург, Марсель…

***

Еврейскую жизнь нужно как-то направлять и контролировать, и этим во Франции занимаются в основном три организации: Центральная консистория евреев Франции и Алжира (Consistoire Central Israelite de France et d’Algerie), Совет евреев Франции (Conseil Representaif des Juifs de France — CRIF) и Социальный еврейский фонд (Fods Social Juif Unife — FSJU). Эти три организации взаимно дополняют друг друга. Так, консистория занимается религиозной деятельностью, FSJU — решением социальных проблем, а CRIF является головной среди французских еврейских организаций.

Обратимся опять к книге Тригано: «По числу членов консистория — самая большая. Она существует со времен Наполеона и основанного им Синедриона. В то время все евреи были обязаны принадлежать к консистории. У нее было центральное и региональные представительства…

Консистория признает членами всех, кто вносит вклад в течение года, независимо от величины. Это могут быть деньги, даже небольшие, или запись детей на еврейские курсы, или плата за посещение свадьбы. Тогда человек становится членом консистории и получает право голосовать на выборах. Впрочем, это право не делает человека очень активным. На выборах в Парижскую консисторию голосовали не более 6 тысяч человек из 33 тысяч членов».

Фонд FSJU — главная еврейская организация, занимающаяся социальной деятельностью. Основным источником денег в фонде являются пожертвования (цдака). Пожертвования идут на поддержку нуждающихся евреев во Франции: безработных, инвалидов, семей с одним кормильцем и так далее. Раньше большая часть пожертвований уходила в Израиль, сейчас остается во Франции.

Pardes и Controverses, пишет в своей книге «Будущее евреев во Франции»: «Евреи, которые живут в более опасных городских пригородах, хотят переехать в 16-й округ Парижа или в западные пригороды, такие как Нейи-Сур-Сен. Там больше буржуа и менее опасно для евреев, поскольку в этих районах относительно мало иммигрантов из арабской Северной Африки. Северные и восточные пригороды Парижа — более пролетарские, а южные — где-то посредине.

CRIF  — объединение еврейских общественных организаций. Но консистория, например, членом CRIF не является. Когда правительству Франции нужно сказать что-то евреям, оно обычно обращается к CRIF.

Часть еврейской общины критикует CRIF, причем с нескольких направлений. Например, молчание CRIF во время антисемитских выступлений 2001 года понизило его статус как представителя общины. Со временем CRIF стал организацией, подобной Антидиффамационной лиге в США.

И потому лишь 40% французских евреев связывают себя с одной из этих трех организаций. Большинство — 60% — вообще не считают, что еврейские организации играют в их жизни хоть какую-то роль. Обычно (во всяком случае, в прежние времена) еврейская жизнь сосредоточивалась в синагогах, но сейчас лишь около 15% французских евреев регулярно посещают синагоги. Большинство евреев Франции бывают в синагоге только по случаю какого-то торжества: свадьбы, бар-мицвы…

В Париже и его пригородах функционируют 20 еврейских школ с полным ежедневным циклом обучения. Родители вольны выбирать — послать своего ребенка в еврейскую школу или в обычную. И три четверти семей выбирают для своих чад обычную школу, а еврейскую посещает лишь четверть детей школьного возраста.

Руководители еврейских общин говорят об этом с печалью, но так ли все печально, если сравнить с другими странами? В России, к примеру, вообще редко какая еврейская семья предпочтет образование в еврейской школе. Нужно еще учесть, что во Франции выходит около 40 еврейских еженедельных и ежемесячных изданий и существует большое число еврейских юношеских движений и организаций. Во Франции открыта (в 1985 году) самая большая еврейская библиотека в Европе.

Да, синагоги посещают не так много евреев, но нужно учесть, что число евреев-ультраортодоксов во Франции сильно возросло (особенно начиная с восьмидесятых годов прошлого века). Особенно активен ХАБАД, имеющий в Париже около 20 синагог. Любавичские хасиды организуют для детей летние лагеря, проводят публичные религиозные мероприятия, привлекая к ним все больше евреев, например, публичные церемонии зажигания свечей в дни Хануки.

Предыдущий президент Парижской консистории Моше Коэн предложил хабадникам войти в состав консистории, и они согласились, но это было, скорее, формальное согласие, поскольку любавичские хасиды не приняли требований кашрута, принятых в консистории, и использовали свои.

Есть у французских евреев проблема, какой нет во многих других странах. Дело в том, что во Франции многие общественные организации финансируются государством. Между тем, кто платит, тот и музыку заказывает, не так ли?

Многие синагоги являются историческими памятниками и потому получают государственные субсидии. Отделение CRIF в Марселе, например, получает 79% финансирования от центрального и регионального правительств. Государство финансирует многие еврейские школы, и потому преподавание там ведется согласно национальным интересам Франции, а не еврейской общины. Для преподавания собственно еврейских материалов остается всего шесть часов в неделю. Некоторые школы, принадлежащие ХАБАДу, с этим не согласны и потому денег не получают.

***

Еще одна проблема французских евреев (впрочем, не только их) — усиливающиеся противоречия между светским и религиозным населением. Многие светские евреи заявляют о своем неприятии религиозного фундаментализма и в каком-то смысле сравнивают еврейский фундаментализм с мусульманским. Кто такие, с их точки зрения, еврейские фундаменталисты? Это израильские поселенцы и ультрарелигиозные евреи (харедим). Иными словами, светские евреи Франции часто выступают, по сути, против собственной же самоидентификации — конечно, это ослабляет общину. Впрочем, многие светские евреи выступают против общины и непосредственно. Между тем, по мнению Тригано, «еврейская община при демократическом режиме — а вовсе не гетто — должна присутствовать во всех социальных срезах».

С этим нельзя не согласиться.

Фото Александра ЛОКШИНА



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции