Коллекция личностей

 Александр ЕШАНОВ, Россия
 13 ноября 2008
 4465
В Москве 1 сентября 1970 года родился Николай Григорьевич Пропирный.

Что это я?! Можно ли так — о Коленьке, о Коленьке Пропирном?! Даже спустя 38 лет с момента его славного появления на свет о нем просится — Коленька. Понимаю, конечно, понимаю: сегодня он при чинах и регалиях, хотя и молод. Все это так. Но ни время, ни обстоятельства не смогли пригасить его внутренний свет, доброту и чуткость.

Настоящие знатоки жизни утверждают: хороший человек — не профессия. Ясно, куда они клонят, но, даже промолчав, спорить с ними совершенно бесполезно, про себя думаю: сегодня уже профессия. И — довольно редкая. С Коленькой мы познакомились в декабре 1997 года в Пурим. В тот год мне посчастливилось поставить в Цирке на проспекте Вернадского «Пуримшпиль», в основу которого положена была история Эстер, ее дяди Мордехая и царя Ахашвероша. На банкете после спектакля очень молодой человек, с которым мы еще не были знакомы, неожиданно предложил: не могли бы вы для нашей газеты рассказать, как создавать праздники. И представился — Николай Пропирный, главный редактор «Международной еврейской газеты».

Мы встретились на Фрунзенской набережной в редакции газеты, и, помню, у нас состоялась прекрасная беседа. Говорили о природе смешного, о скоморохах, об истории и традициях еврейского средневекового театра, вспоминали известных пуримшпилеров того времени. С Колей было очень интересно. Он не интервью брал, а завязывал диалог. Но больше всего, пожалуй, запомнилось его умение слушать. Это было не услужливое поддакивание интервьюера, но пытливое вслушивание и вглядывание в собеседника. И это побуждало к поиску слов и смыслов.

Потом мы нередко встречались. Однажды встретил Коленьку на Тверском бульваре. Он был не один. Поэтому мы лишь вежливо раскланялись и разошлись. Но ту встречу хорошо запомнил.

Это было ранней осенью, когда еще тепло. Коля был причесан и одет с какой-то невероятной для нашей московской толпы элегантностью. И в руках у него был зонт-трость. Во всем его облике была праздность и поэзия. Это не то чтобы удивило, скорее — порадовало. Тогда не знал еще, что Коленька пишет стихи, к этому еще вернусь. Не знал, что он родился в самом центре Москвы и этим очень гордится.

Школу он окончил, как сейчас принято говорить, «центровую». В Москве английскую спецшколу № 20 знали хорошо. Оттуда вышли многие известные в стране люди.

Но с особым азартом Коля вспоминает своего директора, Палехина Антона Петровича, историка по образованию:

— Обычно в 8 утра он стоял у входа в школу и приветствовал каждого ученика: «Здравствуйте, здравствуйте». А ровно в 21:05, когда начиналась программа «Время», — смотреть ее было тяжело и бессмысленно, — я в это время, как правило, выгуливал свою собаку и видел, как Антон Петрович закрывал на замок ворота нашей школы и шел домой, через дорогу от школы. Он был ее душой и хозяином. Как-то он зашел к нам на урок и говорит: «Пропирный, пойдете сейчас со мной собирать рябину». Молодая учительница возмутилась: «Антон Петрович, вы не понимаете, у нас урок химии». На что он совершенно спокойным голосом ей ответил: «Галина Николаевна, это вы не понимаете — химия была, есть и будет, а рябина не сегодня-завтра осыплется».

В цикле стихов за 2005–2008 годы у Коли есть строчки:

…голодные, истерзанные люди

застыли, окруженные зверьем.

– Что будет, мама? Мы уже умрем?

– Закрой глаза, сыночек.

Ничего не будет.

Это стихотворение Николая о Кодымском яре (город Кодыма, что в 250 км от Одессы), в котором в первые месяцы войны погибли прадед и прабабушка Коленьки.

Та трагедия давно не давала ему покоя, поэтому он, учась еще в МГПИ им. Ленина, начал работать в воскресной школе при хоральной синагоге. Хотелось больше узнать, все пощупать собственными руками. В голове не укладывалось, за что люди уничтожают людей. Ни прадед, ни прабабка ни с кем не воевали, партизанами тоже не были… За что же с ними поступили с такой жестокостью?!

Отворите двери, слышите — стучат,

Дайте приют неприкаянным душам!

Мы ошиблись рожденьем на век —

кто — вперед, кто — назад…

Впрочем, я не в обиде.

Могло быть и хуже.

Боль не ушла. Что-то надо делать!..

У молодого человека, — а Коленька, безусловно, молодой, — все впереди.

Он привык через ступеньки не прыгать. В «Еврейской газете» в 1992 году он начинал, по его же собственному выражению, с полевого журналиста, с блокнотиком и ручкой, но уже через пять лет стал главным редактором. Сейчас он делает газету «Еврейские новости», пишет стихи, потому что не может их не писать, рисует, потому что так хочет рука. И помогает людям. Кто-то должен это делать?!

 

На фотографии: Николай Пропирный. Москва, 2008



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции