БЛИЗНЕЦЫ В ОБЪЯТИЯХ АНГЕЛА СМЕРТИ

 Леонид МЛЕЧИН
 24 июля 2007
 42600
Вождь немецкого народа Адольф Гитлер требовал, чтобы каждый немец представил документальные свидетельства чистоты своего происхождения. Но сам практически ничего не сообщал о собственных предках.
Вождь немецкого народа Адольф Гитлер требовал, чтобы каждый немец представил документальные свидетельства чистоты своего происхождения. Но сам практически ничего не сообщал о собственных предках. Между тем бывший генерал-губернатор оккупированных польских областей Ганс Франк, повешенный после войны по приговору нюрнбергского трибунала, утверждал что отец Гитлера был наполовину евреем, а сам фюрер на четверть. Близнецы в объятьях Ангела смерти Записка Франка заставила историков вновь исследовать генеалогическое древо Адольфа Гитлера. Выяснилось, что отец будущего фюрера Алоиз Шикльгрубер был признан сыном мужа своей матери, подручного мельника Иоганна Георга Гитлера только после его смерти. Историки находят только одну причину этому. Отцом Алоиза в реальности был другой человек, брат мельника Иоганн Непомук Гюттлер. Тот был женат, что не помешало ему обзавестись любовницей, которая родила ребенка. И он уговорил своего холостого брата вступить в брак с этой женщиной. А после его смерти избавил сорокалетнего сына от клейма незаконнорожденного. Возможно, темные пятна в собственной семейной истории обострили болезненный интерес Гитлера к чистоте крови. 28 июня 1933 года имперский министр внутренних дел Вильгельм Фрик, выступая перед экспертным советом по вопросам расовой политики, говорил об опасности низкой рождаемости. Немецкие женщины рожают меньше, чем нужно для процветания и развития государства. Упадок семьи – следствие пагубной политики демократов и либералов. Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер и руководитель партийной канцелярии Мартин Борман подготовили новое законодательство о браке и семье. Они исходили из того, что после войны три-четыре миллиона немецких женщин останутся без мужей, но во имя интересов государства они должны рожать. Борман считал необходимым предоставить «порядочным, волевым, физически и психически здоровым мужчинам» право вступить в брак не с одной, а с двумя женщинами. Гиммлер предлагал браки, в которых пять лет не было детей, насильственно расторгать: «Все замужние или незамужние женщины, если у них нет четверых детей, обязаны до достижения тридцати пяти лет родить этих детей от безупречных в расовом отношении немецких мужчин. Являются эти мужчины женатыми или нет, значения не имеет». Но желателен был не каждый немецкий ребенок. Больные и слабые рассматривались как балласт. «Если бы в Германии, – откровенно говорил Гитлер, – ежегодно рождался миллион детей и семьсот-восемьсот тысяч самых слабых сразу уничтожались, то конечным результатом стало бы укрепление нации». Нашлись молодые, честолюбивые ученые и медики, которые жаждали участия в крупных проектах, разработанных партийным аппаратом. Они воспринимали такого рода поручения как возможность выдвинуться. ѕЭтот человек вошел в историю как один из символов нацистского рейха. Его улыбка и мягкие манеры заставили узников концлагеря Освенцим называть его «Ангелом смерти». В памяти жертв он остался именно таким: аккуратный пробор, темно-зеленая форма выглажена, эсэсовская фуражка сдвинута набок, ноги в сапогах слегка расставлены. Большой палец на ремне с кобурой. Иногда Менгеле улыбался и насвистывал опереточный мотив. Это он встречал эшелоны с новыми узниками и приказывал им идти либо налево, либо направо. Налево – смерть, направо – жизнь. Врач из концлагеря Освенцим Йозеф Менгеле распоряжался судьбами людей совершенно бесстрастно. Огонек интереса загорался в его глазах, когда он видел близнецов. Доктор Менгеле был генетиком. Свои научные занятия он продолжал и в Освенциме. Менгеле отправлял близнецов на операционный стол и во имя науки разделывал их как чудесный подопытный материал. Его ошибочно считают главным врачом лагеря. На самом деле он был старшим врачом женских бараков. Менгеле начал с того, что остановил эпидемию тифа. Он отправил тысячу с лишним цыган, среди которых обнаружились заболевшие, в газовую камеру. В конце 1943 года в другом блоке вновь появился тиф. В газовую камеру был отправлен весь блок – шестьсот женщин. Приемкой эшелонов Менгеле занимался с явным удовольствием. «Близнецы!» – это слово могли слышать от него прибывшие узники. Партия поставила перед наукой задачу – поднять рождаемость. Одним из путей считалось искусственное увеличение числа двоен и троен. Разумеется, только в том случае, если потомство будет арийским – голубоглазым и светловолосым. Менгеле стал выяснять, нельзя ли изменять цвет глаз. Отобрал тридцать шесть детей, делал им болезненные уколы. После опытов детей, ослепших и ненужных, отправили в газовую камеру. Результаты опытов пересылались в Берлин научному руководителю Менгеле. Он вводил близнецам возбудители различных болезней, ампутировал отдельные органы – чаще всего без анестезии. Он хотел увидеть разницу в реакции близнецов. Менгеле обратил внимание на двух братьев, один из которых чудесно пел, а у другого не было голоса. Менгеле вырезал обоим голосовые связки, чтобы понять, в чем различие. Однажды Менгеле сам убил четырнадцать пар близнецов-цыган, готовясь к исследованию их внутренних органов. Он ввел им в сердце хлороформ. Жене он говорил, что рассматривает работу в Освенциме как службу на передовой. На самом деле его интересовала только научная карьера. В разгар войны в Освенциме устроили научную конференцию. Главным докладчиком был Йозеф Менгеле. Тема доклада: «Примеры работы в сфере антропологии и наследственной биологии в условиях концентрационного лагеря». В конце 1944 года настроение Менгеле стало ухудшаться. Он понял, что война проиграна. 17 января 1945 года под грохот артиллерии наступающей Советской армии Менгеле покинул Освенцим – за десять дней до того, как туда вошли советские солдаты. Менгеле бежал на запад вместе с отступающими частями. Он выбросил документы и сменил мундир офицера СС на китель офицера вермахта. Когда Менгеле оказался в плену, его спасло то, что у него не было обычной для эсэсовцев татуировки – им под мышку наносили группу крови. В свое время он убедил начальство, что в татуировке нет смысла: профессиональный врач в любом случае сделает элементарный анализ крови, прежде чем начинать переливание. Впрочем, его жена говорила, что Менгеле просто не захотел портить татуировкой свою гладкую кожу. Йозеф Менгеле был включен в список военных преступников. Но в послевоенной неразберихе ему удалось ускользнуть. Он решил бежать в Латинскую Америку. Жена отказалась последовать за ним, она нашла себе другого мужчину. Богатые родственники дали ему денег и помогли раздобыть фальшивые документы. Он перебрался в Аргентину. Первые годы Менгеле жил совершенно свободно. Все изменилось в мае 1960 года, когда оперативная группа израильской разведки захватила в Аргентине Адольфа Эйхмана, который отвечал в аппарате главного управления имперской безопасности за уничтожение евреев. Испуганный Менгеле перебрался в Парагвай, оттуда бежал в Бразилию. Неуклюжесть германского правосудия и нерасторопность латиноамериканских полицейских помогли появлению легенды о Менгеле. В фильмах и книгах он предстал неуязвимым человеком, у которого полно денег, оружия и телохранителей. В действительности Менгеле чувствовал себя скверно. Когда он узнал, что Адольфа Эйхмана по приговору суда повесили в Иерусалиме, его охватил ужас. Он выходил на улицу только в окружении целой стаи собак. Он построил высокую наблюдательную вышку и часами наблюдал за окрестностями, ожидая, когда за ним придут израильтяне. Он даже не подозревал, что Мосад, занятый противоборством с арабскими спецслужбами, его и не ищет. Последние годы его жизни прошли в полном одиночестве в ожидании неизбежной кары. Йозеф Менгеле умер в феврале 1979 года. Его сыну Рольфу было двенадцать лет, когда его в швейцарских Альпах познакомили с «дядей Фрицем». В шестнадцать лет Рольфа сочли достаточно взрослым, чтобы открыть ему главную тайну семейства: мифический «дядя Фриц» – на самом деле, его отец, Йозеф Менгеле. Рольф говорил потом: «Я всегда считал, что мой отец погиб в России. Когда мне сказали, что мой отец жив, что он – доктор из Освенцима, я почувствовал себя отвратительно». Менгеле пытался убедить сына в том, что евреи не такие, как остальные люди, что в них есть что-то ненормальное и опасное. Но тщетно: узнав о смерти отца, Рольф Менгеле испытал облегчение. Это было решением его моральных проблем. Он понимал, что отца не выбирают, но его преследовали видения Освенцима. Официальная эсэсовская фотография Менгеле Череп Менгеле, подвергшийся судебно-медицинской экспертизе в 1985 году для идентификации с личностью Ангела смерти менгеле пытался убедить сына в том, что евреи не такие, как остальные люди, что в них есть что-то ненормальное и опасное. Но тщетно: узнав о смерти отца, Рольф Менгеле испытал облегчение. Он понимал, что отца не выбирают, но его преследовали видения Освенцима. Йозеф Менгеле с сыном Рольфом, Сан-Паулу, Бразилия, 1977 год


Комментарии:

  • 16 июня 2018

    Ярослав

    Покойся с миром

  • 27 октября 2017

    НАТА

    ГОРИ В АДУ, СУКА!!!!


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!