Евгений Маргулис и его «университеты»

 Татьяна ЛАРИНА
 1 ноября 2009
 4059

Ночной эфир радиостанции «Русская служба новостей» (РСН 107.0) и ведущего программы Игоря Сандлера посетил Евгений Маргулис — одна из самых загадочных фигур отечественной рок-музыки. Он успевает работать сразу в трех рок-группах: «Машина времени», «Воскресение» и «Шанхай». За многие годы сценической деятельности музыкант приобрел народную любовь и популярность, однако при этом не заразился звездной болезнью и по-прежнему обаятелен, скромен, почти застенчив. Игорю Сандлеру и полуночным слушателям он поведал много интересного…

Три аккорда и три народных выражения

Творческая биография Евгения Маргулиса началось в 1970-х. Даже еще раньше. В 1962 году он услышал песню «Can by me love» и другие композиции «Битлз», и они, по его собственному выражению, «свернули ему чердак по полной программе». К музыке он потянулся где-то в классе восьмом. Мотивация была железной. «Гитару взял из чувства зависти, потому что был маленький, черненький, ушастый и кривоногий, — вспоминает Евгений, — а девчонки на таких не особо обращали внимание». Гитаристы тогда были в цене, и Маргулис понял, что нужно для поднятия авторитета. Трем зверским аккордам его научил сосед. Гораздо раньше — еще в детском саду — будущий музыкант получил первые уроки «разговорной речи». В то время в их детском саду рабочие красили ограду и объяснялись между собой исключительно на «производственном» сленге. «Когда я научился этому богатству русского языка, то все это выкатил своей маме Брониславе Марковне, она была преподавателем русского языка и литературы. Я ей сказал: «Мама, сейчас я тебе расскажу что-то новое». И мама тихо присела у забора…» — поделился Евгений Шулимович.
 

Набор бухарского еврея

Знакомство с Андреем Макаревичем произошло так. Друг Маргулиса работал в Москонцерте у артиста по имени Кола-Бельды (шестидесятники помнят его хит «Мы поедем, мы помчимся…»). Тот был обласкан властью, и, как яркому представителю советских нацменьшинств, ему была предоставлена звуковая аппаратура. Эту аппаратуру некто Костя, друг Евгения, сдавал в аренду всяким «подонкам» типа «Машины времени» за 10 рублей в час. Перетаскивание этой аппаратуры Костик за пятерку доверил молодому Жене Маргулису. На этой почве — таскания звуковой аппаратуры Кола-Бельды — и состоялось знакомство 19-летнего Евгения и 22-летнего Макаревича. А спустя год, в 1975-м, когда из «Машины времени» ушел Александр Кутиков, на место бас-гитариста пригласили Маргулиса.
Все складывалось не так гладко. Выступать на профессиональной сцене молодым музыкантам не давали, так как у них не было специального музыкального образования, и они «чесали» по подмосковным клубам, где собиралось по 500 человек, в основном одни и те же лица. При этом администраторы понимали, что на этих парнях можно заработать, так как молодым музыкантам платили сущие копейки. А они приезжали в какой-нибудь большой город, например в Харьков, на пять дней, давали по четыре концерта в день, а потом — стандартный джентльменский набор, или, по выражению Евгения Шулимовича, «набор бухарского еврея»: портвейн, девчонки… Зажигали, одним словом.
 

Ташкентский цирк, чечено-ингушская филармония. Далее — со всеми остановками

Потом были группы «Воскресенье», «Аракс». А в 1982 году все прекратилось — «Аракс» закрыли. Властям не нравилось, чем занимаются молодые музыканты, и Министерство культуры выпустило приказ, запрещающий им появляться на советской эстраде. Полтора года Евгений Маргулис мыкался без работы, пока его не пригласил в свой коллектив уже тогда популярный эстрадный певец и композитор Юрий Антонов. Он посоветовал Жене сначала поработать в ташкентском цирке, а потом — в чечено-ингушской филармонии, где не читали министерских пасквильных циркуляров. Там Евгений Шулимович проработал полтора года, и там же, в Чечено-Ингушетии, Юрий Антонов получил свое первое звание — заслуженного артиста республики. К слову, и Иосиф Кобзон тоже с этого начинал.
 

О музыкальных пристрастиях, Рее Чарльзе и блюз

– Мне нравятся музыканты, которые из традиционных четырех букв «ж», «о», «п», «а» могут собрать слово «счастье», — говорит Евгений. — Для меня учителем в этом смысле является Рэй Чарльз*, который не зацикливался на трех аккордах, а всегда придумывал нечто большее. Если разобрать структуру блюза, получится абсолютный шансон типа «Я сижу в тюрьме, падла прокурор…» Я люблю блюзовую основу, но в блюзовые артисты себя не записывал. Вот мое отношение к блюзу: «Блюз — это грусть, тоска, девушка ушла…» А я очень ироничный человек и пою о хорошем настроении и дорогом алкоголе…
 

Записала Татьяна ЛАРИНА, Россия


____________
* Рэй Чарльз (полное имя Рэй Чарльз Робинсон, 1930–2004) — американский музыкант, автор более 70 студийных альбомов, один из известнейших в мире исполнителей музыки в стилях соул, джаз и ритм-энд-блюз. Был награжден 17 премиями «Грэмми».
 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!