Петербургский раритет

 Майя ФОЛКИНШТЕЙН
 11 декабря 2009
 3718

Изиль Заблудовский: 65 лет на сцене Подобным актерским долголетием дано похвастаться разве что мастерам столичного Малого театра. И это достойно восхищения. А уж если принять во внимание тот факт, что в трудовой книжке Изиля Захаровича значится единственная запись: «артист Большого драматического театра», то обозначенную в подзаголовке к настоящей статье дату можно смело отнести к разряду исключительных, раритетных. Хотя в труппу Большого драматического Заблудовский официально входит с осени 1947-го, все же на нынешний, 2009-й, как раз и выпадает знаменательный юбилей. Потому что во вспомогательный состав БДТ Изиль Заблудовский попал, едва переступив порог Студии при Большом драматическом театре, 2 сентября 1944-го.  

К слову, тот год и без данного события был отнюдь не рядовым для Изиля Захаровича, подарившим Заблудовскому лучший, по собственному признанию артиста (сделанному им в беседе с Андреем Толубеевым, опубликованной в 2008-м в книге Толубеева «В поисках Стржельчика»), день в его биографии — 27 января 1944-го. Именно тогда была снята блокада Ленинграда. Города, где 10 июля 1927-го в семье питерских интеллигентов (папа Заблудовского Захар Богданович был инженером-металлургом, мама Цивия Филипповна — преподавательницей немецкого языка) он родился. В соответствии с политическими взглядами родителей и той противоречивой эпохой был назван Изилем, что расшифровывается как «исполняй заветы Ильича». Пережил блокадные тяготы, потерю отца (погибшего в 1941-м в народном ополчении под Колпино) и потрясения послевоенной поры (в 1952-м по была уволена из Планового института мать Изиля Захаровича), состоявшись впоследствии как незаурядная творческая личность. И личность, судя по всему, счастливая.
Даже несмотря на то, что в его солидном послужном списке совсем немного центральных ролей, да и давно заслуженное им звание народного получил в 2009-м, а бенефисную роль Самсона Вырина в поставленном Игорем Лариным пушкинском «Станционном смотрителе» — только накануне восьмидесятилетия, в 2006-м. Но, тем не менее, Изиль Захарович своей актерской судьбой действительно доволен.
Иначе не сыграл бы столь органично в спектакле «Костюмер» Р. Харвуда (в режиссуре Николая Пинигина, 2002) роль Джеффри Торнтона — скромного артиста некоей гастрольной труппы, для которого сама возможность выхода на сцену уже олицетворяла удачу. Ведь он тоже умеет получать удовлетворение от самого процесса занятия актерской профессией, с охотой берясь за любую по объему роль, каждую из которых Заблудовский, сумевший вопреки солидному возрасту сохранить и стройную пластичную фигуру, и четкую эталонную дикцию, и главное — внутренний азарт, способен наделить живым дыханием.
К примеру, слугу Арбенина с его несколькими репликами из выпущенного Темуром Чхеидзе лермонтовского «Маскарада» (2003) превратить в самое близкое и преданное Арбенину существо. Комическую ролевую «партитуру» дона Роберто из предложенной Николаем Пинигиным версии пьесы Э. де Филиппо (2000) неожиданно обогатить теплыми, пастельными красками. Доктора Штейница, санитарного советника Матиаса Клаузена в драме «Перед заходом солнца» Г. Гауптмана (в режиссуре Григория Козлова, 2000), сыграть сдержанно, благородно. А в «Супругах Карениных» по мотивам романа Л.Н. Толстого (1980) согласно воле режиссера и сочинителя литературной основы спектакля Розы Сироты быть и Лицом от автора, и непосредственно Карениным.
Хотелось бы отметить и тонкое, чуткое партнерство Изиля Захаровича с Людмилой Чурсиной (Анна Каренина). Он вообще на редкость тактичен во всем. В интервью никого ничему не учит. Зато с удовольствием вспоминает о людях, в той или иной степени повлиявших на его становление. В том числе о преподавателях Студии при БДТ: Исайе Соломоновиче Зонне, Евгении Константиновне Лепковской. Естественно — о многолетнем художественном лидере Большого драматического театра Георгии Александровиче Товстоногове (имя которого с 1992-го носит БДТ), с ним, как он сам говорит, работал «до обидного мало». И, конечно, — о Розе Абрамовне Сироте, сотрудничеству с ней Изиль Захарович обязан пониманием целого ряда существенных профессиональных нюансов. Такая деликатность — большая редкость среди артистов.
Заблудовский и на сцене-то при всем своем природном артистизме не стремится к откровенному лицедейству, предпочитая ему постепенное, мягкое «погружение» в роль. Вероятно, поэтому Изиля Захаровича так любит публика. Недаром пребывание артиста на театральных подмостках она неизменно сопровождает сосредоточенной тишиной, а уход за кулисы — аплодисментами.
 

Майя ФОЛКИНШТЕЙН, Россия
На фото – сцена из спектакля «Станционный смотритель».



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!