Петербургский раритет

 Майя ФОЛКИНШТЕЙН
 11 декабря 2009
 4304

Изиль Заблудовский: 65 лет на сцене Подобным актерским долголетием дано похвастаться разве что мастерам столичного Малого театра. И это достойно восхищения. А уж если принять во внимание тот факт, что в трудовой книжке Изиля Захаровича значится единственная запись: «артист Большого драматического театра», то обозначенную в подзаголовке к настоящей статье дату можно смело отнести к разряду исключительных, раритетных. Хотя в труппу Большого драматического Заблудовский официально входит с осени 1947-го, все же на нынешний, 2009-й, как раз и выпадает знаменательный юбилей. Потому что во вспомогательный состав БДТ Изиль Заблудовский попал, едва переступив порог Студии при Большом драматическом театре, 2 сентября 1944-го.  

К слову, тот год и без данного события был отнюдь не рядовым для Изиля Захаровича, подарившим Заблудовскому лучший, по собственному признанию артиста (сделанному им в беседе с Андреем Толубеевым, опубликованной в 2008-м в книге Толубеева «В поисках Стржельчика»), день в его биографии — 27 января 1944-го. Именно тогда была снята блокада Ленинграда. Города, где 10 июля 1927-го в семье питерских интеллигентов (папа Заблудовского Захар Богданович был инженером-металлургом, мама Цивия Филипповна — преподавательницей немецкого языка) он родился. В соответствии с политическими взглядами родителей и той противоречивой эпохой был назван Изилем, что расшифровывается как «исполняй заветы Ильича». Пережил блокадные тяготы, потерю отца (погибшего в 1941-м в народном ополчении под Колпино) и потрясения послевоенной поры (в 1952-м по была уволена из Планового института мать Изиля Захаровича), состоявшись впоследствии как незаурядная творческая личность. И личность, судя по всему, счастливая.
Даже несмотря на то, что в его солидном послужном списке совсем немного центральных ролей, да и давно заслуженное им звание народного получил в 2009-м, а бенефисную роль Самсона Вырина в поставленном Игорем Лариным пушкинском «Станционном смотрителе» — только накануне восьмидесятилетия, в 2006-м. Но, тем не менее, Изиль Захарович своей актерской судьбой действительно доволен.
Иначе не сыграл бы столь органично в спектакле «Костюмер» Р. Харвуда (в режиссуре Николая Пинигина, 2002) роль Джеффри Торнтона — скромного артиста некоей гастрольной труппы, для которого сама возможность выхода на сцену уже олицетворяла удачу. Ведь он тоже умеет получать удовлетворение от самого процесса занятия актерской профессией, с охотой берясь за любую по объему роль, каждую из которых Заблудовский, сумевший вопреки солидному возрасту сохранить и стройную пластичную фигуру, и четкую эталонную дикцию, и главное — внутренний азарт, способен наделить живым дыханием.
К примеру, слугу Арбенина с его несколькими репликами из выпущенного Темуром Чхеидзе лермонтовского «Маскарада» (2003) превратить в самое близкое и преданное Арбенину существо. Комическую ролевую «партитуру» дона Роберто из предложенной Николаем Пинигиным версии пьесы Э. де Филиппо (2000) неожиданно обогатить теплыми, пастельными красками. Доктора Штейница, санитарного советника Матиаса Клаузена в драме «Перед заходом солнца» Г. Гауптмана (в режиссуре Григория Козлова, 2000), сыграть сдержанно, благородно. А в «Супругах Карениных» по мотивам романа Л.Н. Толстого (1980) согласно воле режиссера и сочинителя литературной основы спектакля Розы Сироты быть и Лицом от автора, и непосредственно Карениным.
Хотелось бы отметить и тонкое, чуткое партнерство Изиля Захаровича с Людмилой Чурсиной (Анна Каренина). Он вообще на редкость тактичен во всем. В интервью никого ничему не учит. Зато с удовольствием вспоминает о людях, в той или иной степени повлиявших на его становление. В том числе о преподавателях Студии при БДТ: Исайе Соломоновиче Зонне, Евгении Константиновне Лепковской. Естественно — о многолетнем художественном лидере Большого драматического театра Георгии Александровиче Товстоногове (имя которого с 1992-го носит БДТ), с ним, как он сам говорит, работал «до обидного мало». И, конечно, — о Розе Абрамовне Сироте, сотрудничеству с ней Изиль Захарович обязан пониманием целого ряда существенных профессиональных нюансов. Такая деликатность — большая редкость среди артистов.
Заблудовский и на сцене-то при всем своем природном артистизме не стремится к откровенному лицедейству, предпочитая ему постепенное, мягкое «погружение» в роль. Вероятно, поэтому Изиля Захаровича так любит публика. Недаром пребывание артиста на театральных подмостках она неизменно сопровождает сосредоточенной тишиной, а уход за кулисы — аплодисментами.
 

Майя ФОЛКИНШТЕЙН, Россия
На фото – сцена из спектакля «Станционный смотритель».



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции