Игорь Рабинер: «Мой путь в спортивную журналистику начался с «Вечерней Одессы»

 Мария Михайлова
 11 декабря 2009
 8794

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию эксклюзивное интервью известного спортивного журналиста, ведущего обозревателя газеты «Спорт-экспресс», автора футбольных бестселлеров Игоря Рабинера.  

– Игорь, как вы стали спортивным журналистом?
– Не последнюю роль в этом сыграли мои родители. Начну с того, что они — одесситы. А Одесса и футбол в то время были понятиями абсолютно тождественными. Мой папа — страстный болельщик. Болельщиками были оба моих деда и мой дядя, известный поэт-песенник Игорь Шаферан, автор таких знаменитых песен, как «Ромашки спрятались», «Мы желаем счастья вам», «Листья желтые». А когда в семье все одесситы и все поклоняются футболу, то у ребенка нет ни единого шанса избежать этой страсти. И лет с шести я тоже стал болельщиком, а с десяти стал читать все, что писали в то время о футболе. Годам к 13 у меня уже сформировалось четкое желание стать футбольным журналистом. В ведущем одесском издании «Вечерняя Одесса» главным редактором был журналист Борис Деревянко, который потрясающе писал о футболе под псевдонимом Андрей Ясень. Его очерки о футболе и одесской команде «Черноморец» бабушка с дедушкой мне специально присылали в Москву. И я мечтал когда-нибудь тоже научиться так писать. А однажды я даже отправил в эту газету эмоциональное письмо о том, что болельщики «Черноморца» есть и в Москве. И каково же было мое изумление, когда фрагмент моего письма опубликовали в «Вечерней Одессе»! Так что, можно сказать, с этой истории и начался мой путь в спортивную журналистику.
– А вам самому не хотелось стать футболистом?
– Я в футбол и в детстве играл, и до сих пор играю, но на любительском уровне. В детстве я хотел пойти заниматься футболом профессионально. Мы с отцом, помимо «Черноморца», болели за московский «Спартак», и я мечтал пойти в спартаковскую школу. Но отец мне отсоветовал. Он сказал, что из тех, кто идет в спортшколу, в большой футбол пробиваются единицы, остальные же остаются у разбитого корыта. А если я так люблю футбол и спорт, то найду себя в нем в какой-то другой ипостаси. Так и произошло.
Я пошел в школу юного спортивного журналиста, которая была образована при «Комсомольской правде» и журнале «Журналист», там познакомился со своим будущим главным редактором в газете «Спорт-экспресс» Владимиром Михайловичем Кучмием — светлая ему память. Этот человек 15 лет учил меня уму-разуму и сыграл решающую роль в моем становлении как журналиста. Должен сказать спасибо и его заместителю Владимиру Гескину, и лучшему футбольному обозревателю в истории нашей журналистики Льву Филатову, и известному педагогу и психологу Владимиру Шахиджаняну. Далеко не факт, что без их уроков я стал бы тем, кем стал.
В моей жизни были и школа юного журналиста при журфаке МГУ, и, собственно, сам журфак. Когда я поступил в университет, у меня не было никаких сомнений, какая специализация мне необходима. Никакая политика или экономика меня не привлекали. Я хотел писать о спорте, именно о футболе. Наверное, я отношусь к числу тех счастливых людей, которые совмещают хобби с профессией.
– Ваши родители связаны с миром журналистики?
– Ни отец, Яков Петрович, ни мама, Полина Давыдовна, напрямую не связаны с журналистикой. Тем не менее отец является одним из главных для меня авторитетов в профессиональной области. Он многогранно одаренный человек, в том числе и в литературном жанре. Когда я пишу те или иные главы своих книг, я, прежде чем переслать их в издательство, отправляю их на вычитку своему отцу, в Калифорнию, где сейчас живут родители. Очень доверяю вкусу моего отца. У меня получается два редактора: один в издательстве, другой — папа.
А мама, Полина Давыдовна, можно сказать, тоже имеет отношение к творческому миру как сестра знаменитого поэта, которого знала вся страна. Вдвойне это можно сказать о маме Шаферана, моей бабушке, которая прожила 101 год и до последних дней была в светлом разуме, обладала потрясающим чувством юмора: рассказывала массу анекдотов и историй из дореволюционной жизни. Представляете, в двадцати метрах от нее как-то на параде в Одессе на коне гарцевал Николай II!
– Вы пишете только о футболе?
– Конечно, не только о футболе, но в первую очередь о нем. Ведь это то, о чем я мечтал с детства. Но когда я несколько лет жил в Америке и продолжал писать для газеты «Спорт-экспресс», в которой работаю с 1994 года, гораздо больше писал о хоккее. Потому что футбол в США развит слабо, тем более что для российского болельщика было интересно читать о Национальной хоккейной лиге, где к тому времени выступали абсолютно все ведущие российские хоккеисты. Тогда я познакомился со всеми нашими энхаэловцами, и с тех пор езжу на все зимние Олимпиады, где освещаю хоккейные соревнования. Первый раз я был в Нагано в 1998 году, затем в Солт-Лейк-Сити в 2002 году и в Турине в 2006 году. Надеюсь в феврале 2010 года поехать в Ванкувер. Кстати, именно хоккейным олимпийским турнирам посвящена моя новая книга «Хоккейное безумие: от Нагано до Ванкувера», которая выходит в свет в декабре.
– Как удается писать о тех видах спорта, в которых глубоко не разбираешься?
– Тут главное — исходить не от сугубо спортивных деталей, а от людей, от судеб, от личностей. Понять человека, почувствовать, что способствовало его олимпийской победе или неудаче, важнее, чем описать голы, очки и секунды. Думаю, для читателей, не обладающих глубоким знанием большинства олимпийских дисциплин, главный интерес представляют именно люди.
– Вы знаете, что недавно вышла книга Евгения Евтушенко «Моя футболиада»?
– Я читал интервью поэта газете «Спорт-экспресс» и считаю знаменательным явлением, что вышла целая книга стихов о футболе. Это важно для популяризации этого вида спорта, тем более когда речь идет о таком громком имени, как Евгений Евтушенко.
– У вас есть свои кумиры в спорте?
– Поклоняться кумирам, наверное, свойственно все-таки человеку в детском или юношеском возрасте, а не в 36 лет. Хотя недавно мне посчастливилось вручить подарок Диего Марадоне, на которого я в детстве смотрел как на б-жество. Это было на пресс-конференции после товарищеского матча сборных России и Аргентины. Когда мне предоставили слово, я подарил ему расписное блюдо с изображением голубя мира и аргентинского флага, специально изготовленное художниками для знаменитого футболиста. Подарок ему понравился, и он пожал мне руку. К счастью, нашлись фотографы, которые запечатлели этот исторический для меня момент. И я был счастлив, как ребенок, потому что сфотографироваться с Марадоной и пожать ему руку мне казалось в детстве абсолютно недостижимой фантастикой, которую все-таки удалось реализовать!
– Вы больше всего пишете о «Спартаке»?
– Я болел за «Спартак» с шестилетнего возраста. И первые мои две книги были посвящены «красно-белым». Но пишу я, конечно, обо всех командах. Тем более что сейчас, после выхода моей книги «Как убивали «Спартак» — 2», по личному распоряжению владельца «Спартака», вице-президента компании «Лукойл» Леонида Федуна, мне как журналисту уже второй год закрыт доступ на матчи этой команды.
– А в мире спорта у вас сложились с кем-то дружеские отношения?
– Естественно, когда ты в профессии находишься 20 лет, то отношения у тебя складываются с кем-то дружеские, с кем-то — наоборот. А иногда даже вражда неожиданно превращается в дружбу. Такая поразительная перемена произошла в моих отношениях с Валерием Газзаевым, знаменитым футбольным тренером. Мы были врагами, я его очень жестко критиковал на страницах газеты «Спорт-экспресс», даже назвал «тренером для внутреннего пользования». Мы полтора года не разговаривали. А потом, когда команда Газзаева уверенно шла к победе в Кубке УЕФА, я через газету перед ним публично извинился за свое высказывание. У нас восстановились дипломатические отношения. А в прошлом году, после победы ЦСКА в Питере над «Зенитом» со счетом 3:1, я написал: «С какой стати Газзаев должен уходить, если команда так здорово заиграла в футбол?» Газзаев от меня не ожидал такой поддержки. А после сезона мы с ним сделали большое интервью, и с этого момента у нас завязались отношения, которые я бы назвал глубоким взаимным уважением. Он даже пригласил меня на свой 55-летний юбилей.
– В какой степени, на ваш взгляд, от тренера зависит успех команды?
– Владелец «Спартака» Леонид Федун любит повторять в своих интервью, что доля тренера в успехе команды — не более 10 процентов. Это колоссальная ошибка! На самом деле роль тренера гораздо важнее. Огромное значение имеет поведение тренера, его умение настроить команду на матч, объяснить, по какой тактической схеме нужно играть и как использовать слабые и нейтрализовать сильные стороны соперника. Мы это видим на примере сборной России. Кем она была до Хиддинка, и кем стала при нем! Это ярчайший пример того, как большой тренер, настоящий психолог, большой тактик и стратег может воздействовать на спортсменов.
– Вы хорошо знакомы с Гусом Хиддинком?
– У меня с ним сложились очень хорошие отношения. Мы часто видимся, общаемся, делаем обширные и глубокие интервью, беседуем и неформально. Благодаря этой личности в нашем футболе произошел огромный профессиональный прорыв. Если бы не он, то, думаю, мы не были бы сейчас бронзовыми призерами чемпионата Европы, а оставались в четвертой десятке мирового рейтинга.
– Сейчас он одновременно тренирует и «Челси»?
– На протяжении четырех месяцев он совмещал работу в «Челси» и в сборной России. А сейчас и как минимум до середины 2010 года будет тренировать только нашу сборную. Он человек слова и с самого начала сказал, что будет трудиться в двух командах одновременно только до конца сезона. В тот период, когда он работал в «Челси», эта команда набрала большее количество очков, чем любая другая английская команда. Они выиграли Кубок Англии, старейший футбольный турнир на планете. Болельщики были от Хиддинка без ума, игроки чуть ли не на коленях умоляли его остаться в «Челси», но он сказал, что дал слово Российскому футбольному союзу.
– Чему посвящена ваша новая книга «Правда о «Зените»?
– Я очень горд тем, что предисловие к этой книге согласился написать Александр Яковлевич Розенбаум, болельщик «Зенита» с многолетним стажем и один из кумиров моего детства, на песнях которого я вырос и которые люблю по сей день. Эта книга написана, можно сказать, в пику очень многим так называемым «произведениям», которые вышли в С.-Петербурге после победы «Зенита» в Кубке УЕФА и в Суперкубке Европы. Я сделал совершенно другую работу. Большую часть книги посвятил периоду «догазпромовскому». С большим интересом изучил историю команды, начиная с первого большого успеха советского уровня — с чемпионата Советского Союза 1984 года. Говорил с очень многими людьми, которые были причастны к тому успеху. В книге есть страницы о середине 1980-х и о том, как в 1987 году, в разгар перестройки, футболисты написали письмо против своего тренера Павла Садырина. Я рассказываю и о безнадеге начала 1990-х, и об экономическом подъеме последних лет, когда начали расти цены на нефть и газ, и как это отразилось на футболе. И, безусловно, я написал о том, как главная газовая монополия взяла «Зенит» и привела к большому европейскому успеху. Но содержанием своей книги я хотел подчеркнуть, что «Зенит» не с «Газпрома» начинался и не «Газпромом» закончится. Так получилось, что я начинал писать книгу о футболе, а она для меня переросла в книгу о жизни и России.
 

Мария МИХАЙЛОВА, Россия
Фото Елены МИХАЙЛОВОЙ



Комментарии:

  • 2 февраля 2016

    Leningrader@inbox.ru

    Вышла книга Футбол. Аннотированная книжная библиография. Описано 2250 изданий с аннотациями и иллюстрациями. Страниц 496. Цена книги с пересылкой в Москву - 1800 рублей. Думаю, что она для Рабинера и всех футбольных болельщиков будет интересна!

  • 9 апреля 2014

    Гость

    Вообще, Рабинер отличался крайней болтливостью не по теме. Никогда не забуду его дурацкий (иначе не скажешь) репортаж по мотивам бездарного вылета наших футболистов из ЧЕ. Полрепортажа была болтовня про то что жизнь не кончается и подождём следующие 4 года и под конец целый лист трёпа про красивое фото жён футболистов...


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!