ПЕРЕСМЕШНИК

 Александр Крюков
 24 июля 2007
 3991
Меир Шалев – один из самых популярных в Израиле прозаиков. В 2002 году в Москве был издан сборник его историко-литературных эссе «Библия сегодня». Осенью того же года писатель приезжал на два дня в Москву для презентации этой книги. В начале 2003 году в Санкт-Петербурге вышел в свет роман «Эсав». «Алеф» впервые публикует на русском языке детское сатирическое стихотворение Меира Шалева.
Меир Шалев – один из самых популярных в Израиле прозаиков. В 2002 году в Москве был издан сборник его историко-литературных эссе «Библия сегодня». Осенью того же года писатель приезжал на два дня в Москву для презентации этой книги. В начале 2003 году в Санкт-Петербурге вышел в свет роман «Эсав». «Алеф» впервые публикует на русском языке детское сатирическое стихотворение Меира Шалева. «Хищный микроб» Однажды в природе (недавно совсем), Микроб появился, на горе нам всем. То был не насморк, не желтуха, Не коклюш, не краснуха. То хищник был ужасный, Как лев или тигр опасный. Любой, кто его видел, на месте замирал И сразу падал в обморок, сознание терял. Какие зубы, когти, каких размеров пасть! Не приведи нам Б-же хоть раз в нее попасть. При зверском аппетите все съесть готов был он, Как шесть волков голодных, как тигр, как дракон. Целый день он ел без меры, Уничтожить мог, к примеру: Стаю рыб, десяток куриц, Пять ковров и пару улиц, Стул и колбасу, Книги, лук, козу, Лошадей, арбуз, пальто, Огурец, бифштекс, манто, Масло, дыню, краба, Редьку, хлеб и жабу – Ничего не пропускал, На десерт матрац жевал. Но что же, вы спросите, дети, Любил он более всего на этом свете, Больше, чем барана, лосося и фазана? Более всего злодей Обожал глотать людей. Увидев, что в Европе уж всех он ликвидировал, Микроб-злодей тотчас в Израиль эмигрировал. Какая же в Израиле судьба его ждала? Мы скажем, дети, прямо: горька она была. Сначала в Тель-Авиве микроб наш обитал: «В таком красивом городе еще я не бывал». Примеривался к жертвам, облизывая губы, Но, укусив лишь первый раз, уже сломал два зуба. Микроб не знал секрета: и в дождик и в жару В Израиле все ходят с пистолетом на боку. После трапезы второй живот ему схватило, Дело в том, что, не помыв, слопал он банкира. После третьего обеда у него запор: Обжора съел чиновника, а это перебор. После пятого обеда микроб рассвирепел: «Да разве это мясо? У вас тут беспредел! Тель-Авив я не люблю, всем хочу сказать, Еду я в Иерусалим счастья попытать». В квартале Меа Шеарим ему кричат: «Злодей! Ей-богу, не кошерно заглатывать людей!» Демонстрант с плакатом у него в горле встал, Поселенец в теплой куртке тоже там застрял. Микроб пытался проглотить «Хамаса» активистов. Вызывают для него «скорой помощи» специалистов. Квартал правительства Кирья: вроде бы здесь мило. Съел микроб двух-трех министров – вдруг его стошнило. Едва он душу не отдал за следующим обедом – Подсунули инспекторов, прикрытых винегретом. А вечером на круглый стол злодей был приглашен, И что теперь его «съедят», того не ведал он. «Израиль – это не по мне» – микроб наш прошептал, Приполз ночью к Стене Плача, молился и рыдал. Несчастный и голодный, униженный вообще, Бежал он из Израиля на утренней заре. Вовек таких злодеев, обжор и лиходеев Нет, не было, не будет у нас в Святой земле.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!