Грани творчества Ривки Беларевой

 Ольга БИАНТОВСКАЯ
 29 января 2010
 5793

Ривка Беларева – постоянный автор «Алефа», ведет рубрику «Мамэ лошн». Природа щедро наградила ее: художник-график, живописец, искусствовед, журналист, переводчик. С 31 января по 30 марта 2010 года в Московском еврейском центре социального обеспечения «Шаарей Цедек» проходит выставка графики Ривки Беларевой. Источники творчества Ривки — это не только ТАНАХ, письменная Тора, но и Тора устная: Талмуд, Мидраш, каббала и литература хасидизма. В ее работах текст воедино сливается с художественными образами, в которых она выражает личностное отношение к еврейской традиции…

С 31 января по 30 марта 2010 года в Московском еврейском центре социального обеспечения «Шаарей Цедек» проходит выставка графики Ривки Беларевой.
Картины Ривки Беларевой — это интереснейшая игра стилей, художественных техник, смыслов, контуров, орнаментов, воображения, текстов и образов. О каждой из перечисленных составляющих стоит сказать отдельно и подробно. Для начала следует представить Ривку Белареву как многогранную личность: художника-графика и живописца, искусствоведа, журналиста, переводчика. Ривка сотрудничает с различными интернет- и печатными изданиями: публикует иллюстрации к майсам — хасидским историям, а также к недельным главам Торы, пишет статьи, участвует в поэтических проектах, в частности — ведет рубрику «Мамэ лошн» в журнале «Алеф».
Источники творчества Ривки — это не только ТАНАХ, письменная Тора, но и Тора устная: Талмуд, Мидраш, каббала и литература хасидизма. В ее работах текст воедино сливается с художественными образами, в которых она выражает личностное отношение к еврейской традиции. Сюжеты ее картин в большинстве своем заимствованы из перечисленных еврейских источников. С одних работ на нас смотрят библейские персонажи — Йехудит, Рахель и Леа, Йосеф и жена Потифара, с других — основатель хасидизма Баал Шем Тов, Дедушка из Шполы и реб Шмуэль Мункес. Кроме того, зритель встретится с героями сказки Раби Нахмана из Браслава (серия работ «Пропавшая царевна») и чарующими персонажами собственной мифологии художника — выдуманными ею спящими часовщиками, пастухами, рыбаками, а также «обычными» евреями из «старой синагоги», глядящими с картины сквозь заросли иван-чая.
Будучи основанными на тексте, работы Ривки выступают в роли своеобразных визуальных заметок-зарисовок на полях, и в то же время это самостоятельные, самоценные графические работы. Рисунки или заметки на полях книги в их традиционном понимании обычно выступают в роли сопровождения, дополнения к тексту. Однако персонажи картин Ривки Беларевой нередко сами окружены текстом, присутствие текста в иллюстрации отводит главную роль именно образам. Клубок смыслов, который зрителю предлагается распутать — что первое, что второе: текст в тексте, или иллюстрация к тексту, или текст, поясняющий картину, или все перечисленное вместе? Текст — и ключ к изображению, и его фон, и своеобразные «заметки к рисункам».
Мы подходим к другой важной роли текста в творчестве Ривки — композиционной. В некоторых случаях фигуры работ практически переплетаются, сливаются со строками, текст обтекает собой фигуру («Пропавшая царевна»), иногда текстовые вставки образуют собой блоки, призванные уравновесить композицию («Бабка Мирл»), порой сама фигура становится текстом или, если угодно, текст концентрируется в фигуре («Голем»). Декоративная роль текстовых вставок выражается в том, что буквы усиливают орнаментальность изображения и подчеркивают его графичность.
Безусловно, главное — это смысловая роль текста. Использование букв в изображении имеет каббалистические корни. А каббала, скрытая часть Торы, — это ключевой источник истинного знания в хасидизме. Текстовые вставки, «парящие» над фигурами персонажей, строки и даже отдельные буквы, словно невзначай «разбросанные» по краям рисунка, акцентируют эмоциональную нагрузку изображения, фиксируют смысл сцены. Так, например, в работе «Узкий мост» буквы сконцентрированы вокруг праведника, дающего духовные силы остальным двум персонажам и ведущего их по узкому мосту, который Раби Нахман из Браслава сравнивает с нашим миром. Буквы, оформленные в виде текстовых вставок, имеют символическое значение — выражают страх, гнев, беспокойство, мудрость, уверенность, иные эмоции персонажей картин.
Стилистика работ Ривки разнообразна — так же, как и применяемые ею художественные техники. Художник создает и плоскостные изображения с высокой долей декоративности и орнаментальности, когда персонажи словно парят в однотонной пустоте (а посторонние предметы обозначены лишь краткими штрихами), и более объемные фигуры, написанные в «точечной» технике, и строгие графичные образы, построенные на взаимодействии контуров и светотеневых контрастов. Цвета, используемые Ривкой, — от почти прозрачных нежно-розовых и светло-зеленых до сочных, пастозных оранжевых или фиолетовых. Иные работы похожи на аппликации и коллажи. Для творчества Ривки характерен синтез техник — она применяет тушь, акварель, карандаш, гуашь, темперу.
Отдельная серия работ Ривки Беларевой посвящена изображению персонажей, «застигнутых» в состоянии сна. Не просто спящих и видящих сны, а именно застигнутых, потому что в их снах зрителю становятся доступными их страхи, волнения и недосмотры. Например, часовщик видит во сне, как барашек жует часовые колесики, а курица клюет мелкие винтики; из буфета спящего машгиаха вылетают мотыльки и стрекозы, выползают улитки и прочие нечистые животные, запрещенные законом в пищу. Эти работы очаровывают своей сказочностью, невинностью и загадочностью, ведь сны всегда таинственны, и в то же время зритель верит, что «промахи» персонажей случились лишь во сне. Смысл этих милых картин о снах, скорее всего, — в важности постоянного духовного бодрствования, бдительности в своем призвании и требовательности к самому себе.
Если говорить о художественных влияниях на искусство Ривки, то можно назвать сюрреалистов, художников круга объединения «Мир искусства», живопись и графику эпохи модерна, а также, в значительной степени, иллюминированные манускрипты еврейского Средневековья. Кроме того, нужно упомянуть о еврейском художнике Мауриции Минковском, чьим творческим наследием Ривка восхищается.
В статье остались неохваченными такие важные черты и мотивы работ Ривки, как грациозность и изящность, легкая ирония и умиление, радость и грусть, медитативность и сосредоточение. Часто ли вам снятся сны? Умеете ли вы видеть образы сквозь текст и наоборот? Хватает ли в вашей жизни ярких красок и нежных полутонов? Если хотя бы на один из этих вопросов вы ответили «нет», значит, творчество Ривки Беларевой — для вас.
 

Ольга БИАНТОВСКАЯ, искусствовед, Россия

Адрес: ул. Образцова, 11, стр. 2
Проезд: м. «Менделеевская»,
трамвай 19, ост «Ул. Образцова»
Тел.: 627-71-21
Часы работы:
вс. — чтв. с 9.00 до 19.00,
пт. с 9.00 до 14.00, сб. — выходной

 



Комментарии:

  • 7 февраля 2010

    Cветлана, Киев

    Спасибо за интересную и познавательную статью! Узнала много нового.


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!