Сема и Серый Волк

 Материалы сети интернет
 29 января 2010
 6136

Возле леса, возле речки жил один еврей в местечке  Со своей супругой Ривой, жил, как Б-г ему судил.  И у этой пары дома подрастал сыночек Сема,  Он всегда, зимой и летом, в красной кипочке ходил.  В красной кипочке шелковой, сам начитанный, толковый,  Материнскою любовью и вниманием согрет. Ой, дэр татэ мит ди бэйнэр, ой, а ингэлэ а шэйнэр,  То есть, форменный красавец — хоть пиши с него портрет.

А за лесом, на опушке, в однобедрумной избушке,
У глухого буерака, где растет чертополох,
Проживала баба Роза — жертва остеохондроза, 
По анкете, между прочим — Роза Львовна Шляпентох. 
Ой, у бабушки-старушки ни укропа, ни петрушки,
Никаких деликатесов, только хлебушка кусок.
Были гуси, были шкварки, а теперь — одни припарки, 
Все, как в песне: «Здравствуй, поле, я твой тонкий колосок»! 

Но зато у мамы Ривы — куры, гуси, вишни, сливы,
Гоголь-моголь для сыночка — он на все горазд и спор:
В красной кипочке гуляет и на скрипочке играет,
И не просто «Чижик-пыжик» — гамму ля-бемоль мажор!
И когда утихла гамма, говорит сыночку мама:
«Надо бабушку уважить, как ведется на Руси.
Положи смычок на полку и бери, сынок, кошелку
И кошерные продукты бабе Розе отнеси».

А в кошелку мама Рива уложила все красиво:
Фаршированную рыбу с хреном в баночке от шпрот,
Яйца свежие в мешочке и гусиный жир в горшочке,
Деруны на постном масле и, конечно же, компот.

Вот идет по лесу Сема, и тропа ему знакома.
Помощь бабушке-старушке — вот его священный долг!
В красной кипочке из шелка он идет, в руке кошелка,
Ничего не замечает, а ему навстречу — Волк.
Волк Иванович Свиридов — из матерых инвалидов,
Пострадал уже однажды, обмануть его хитро:
Он был ранен в ягодицу, потому что съел девицу
В красной шапочке из сказки Шарля, кажется, Перро.

Волк сперва стоит на стреме, а потом подходит к Семе,
Говорит: «Шолом алейхем! Что за шухер? Тихо, ша!
Ты куда идешь, пархатый, и чего несешь из хаты?» 
И ему на это Сема отвечает не спеша:
«Мне смешны твои угрозы! Я несу для бабы Розы
Фаршированную рыбу с хреном в баночке от шпрот, 
Яйца свежие в мешочке и гусиный жир в горшочке,
Деруны на постном масле и, конечно же, компот».

В предвкушеньи пищи сладкой облизнулся Волк украдкой, 
Говорит он: «Бабе Розе эти яства не нужны.
Я всю жизнь по лесу рыщу, обожаю вашу пищу,
Фаршированную рыбу и особо — деруны.
А компот, в конечном счете, посильней, чем «Фауст» Гете, 
Так что нечего мне баки забивать своей мурой».
«Ни за что я злому Волку не отдам свою кошелку!» — 
отвечает Волку Сема — в красной кипочке герой. 

«Ты, приятель, из аидов, ну а я — из инвалидов, 
Мне положена диета на гусином на жиру!
Что ж ты, красная ермолка, обижаешь злого Волка? 
Я сейчас пойду и с ходу твою бабушку сожру.
Не пойми меня превратно — понесешь тогда обратно 
Фаршированную рыбу с хреном в баночке от шпрот, 
Яйца свежие в мешочке и гусиный жир в горшочке, 
Деруны на постном масле и, конечно же, компот».

«Ты мне бабушку не трогай — покараю мерой строгой!» — 
Красной кипочкой качая, Сема Волку говорит.
«Что ж я, вместо бабы Розы должен есть кору с березы?» —
Очень нагло отвечает этот злобный инвалид
И помчался на опушку кушать бабушку-старушку,
По анкете, между прочим, Розу Львовну Шляпентох.
Волк — он тоже знанье копит, у него громадный опыт
Поедания старушек всех народов и эпох!

В это время Роза Львовна (так зовут ее условно)
На трехногом табурете восседает у окна.
В однобедрумной избушке нет ни крошки, ни горбушки,
Оттого-то баба Роза, как собака, голодна.
Принести ей должен внучек много разных вкусных штучек —
Фаршированную рыбу с хреном в баночке от шпрот,
Яйца свежие в мешочке и гусиный жир в горшочке,
Деруны на постном масле и, конечно же, компот.

А пока что баба Роза в состоянии психоза:
Голод, знаете, не тетка, все померкло, мир умолк,
Головная боль, икота... Вдруг стучится в двери кто-то.
«Кто там?» — спрашивает Роза, а в ответ ей: «Это Волк!» 
«Удивительное дело — я б сейчас и Волка съела!» —
Так подумала старушка, открывает Волку дверь.
Тот сидит в смиренной позе, говорит он бабе Розе:
«Ты меня бы в дом пустила. Не пугайся — чай, не зверь!»

А в мозгу у злого Волка бьется мысль такого толка:
«Мол, сожру ее, старушку, буду к мольбам глух и нем,
Сам оденусь бабой Розой, и с такой метаморфозой
Стану ждать внучонка Сему, и его я тоже съем.
Съем и красную ермолку, и с продуктами кошелку —
Фаршированную рыбу с хреном в баночке от шпрот,
Яйца свежие в мешочке и гусиный жир в горшочке,
Деруны на постном масле и, конечно же, компот».

«Ходят, бабка, злые слухи, что помрем мы с голодухи», —
Волк своею гнусной мордой бабе Розе тычет в бок.
«Ты была бы человеком — поскребла бы по сусекам,
Может быть, нашла чего бы, испекли бы колобок».
Но старушка Роза Львовна смотрит прямо, дышит ровно.
Ой, сегодня будет кто-то бабе Розе на обед!
Вот она подходит к Волку и берет его за холку,
А потом как рот разинет — ам! И все, и Волка нет.

Волк как пища — безыскусный, некошерный и невкусный,
Если нет альтернативы — утоляет аппетит,
Возникает сытость, дрема... Зохен вэй, а где же Сема?
Cема все еще по лесу в красной кипочке бежит.
Он бежит, роняя слезы, и несет для бабы Розы
Фаршированную рыбу с хреном в баночке от шпрот,
Яйца свежие в мешочке и гусиный жир в горшочке,
Деруны на постном масле и, конечно же, компот.

Cема ежится с опаской — он знаком с народной сказкой,
Где несложная интрига разрешается в конце:
Вот приходит он в избушку, Волк уже сожрал старушку
И лежит под одеялом в бабы-Розином чепце.
И пойдут, пойдут вопросы, как назойливые осы:
Почему глаза большие? Почему большой живот?
Почему большие уши? Ой, спасите наши души,
Сколько можно этой сказкой без конца дурить народ?

Но глядит — жива старушка! Где моя большая кружка?
В нашей сказке, кроме Волка, всем героям повезло!
Здесь пора остановиться. Будем петь и веселиться,
Алэ соным афцалухес, то есть — всем врагам назло!
Прекратим глотать лекарства, будем есть сплошные яства — 
Фаршированную рыбу с хреном в баночке от шпрот,
Яйца свежие в мешочке и гусиный жир в горшочке,
Деруны на постном масле и, конечно же, компот!

 

По материалам интернет-сайтов
 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции