Ассимиляция

 Марк Кабаков
 1 апреля 2010
 3282

Я слышал это слово с самого детства, но не до конца осознавал его смысл… Я столкнулся с этим понятием при рождении. У евреев было принято называть первенца по имени умершего деда. Поэтому мне полагалось стать Хаимом. Хаимом?! Для отца, питомца Петербургского университета, и мамы, которая в свое время училась в Петербургской консерватории, это имя звучало, по меньшей мере, дико. Мама уже давно стала из Хавы Анной, а отец из Вольфа превратился в Володю. Выход нашли быстро. Хаим на иврите «жизнь», жизнь по латыни «вита», словом, сын будет Виталием.

Виталием я звался два года. По истечении этого срока меня отправили к бабушке в Минск. Бабушка возмутилась: «Никакого Виталия! Он Мордух!» (Мордухом звали деда с отцовской стороны.) Меня быстро переписали, но едва я приехал опять к родителям, как стал Марком. Было это в 1928 году. Таким образом, с ассимиляцией я познакомился на практике.
До чего же рвались тогда образованные евреи слиться в братском объятии с народом-гегемоном! А на уровне бытовом... «Пархатый», «жидовская морда», «абраша» были едва ли не первыми словами, которые я услышал на улице. И не где-нибудь — в Москве.
Но, несмотря на популярность ассимиляции, в «своем кругу» все оставалось прежним: говорили на идише, читали «Дер Эмес», в субботу зажигали свечи...
Разрушение еврейской культуры началось после войны, когда Иосиф Первый решил спустить на советских евреев своих цепных псов. Тогда только Б-г избавил нас от депортации (это в лучшем случае).
Мой двоюродный брат рос вполне современным светским парнем, по окончании Московского автодорожного института был распределен на завод имени Калинина конструктором и проработал там почти полвека. Уволился он, будучи генеральным директором Объединения машиностроительных заводов имени Калинина. Он показал себя удивительно умелым администратором. В 1990-е годы, когда на предприятиях, случалось, месяцами не выдавали зарплаты, не было случая, чтобы его рабочие не получали в положенные сроки заработанное. Он вводил в строй едва ли не ежегодно новые многоэтажки, а сам жил — и, кстати, живет до сих пор — в скромной двухкомнатной квартире.
Но когда пришло к нему осознание того, что он еврей, когда он начал собирать библиотеку, которая стала одной из крупнейших в Москве домашних библиотек на еврейскую тему?
– Все дело в теме, — отвечает брат, улыбаясь. — Сначала меня заинтересовало, откуда вообще взялись евреи. Возник этот вопрос в середине 1980-х. Уже тогда у букинистов можно было кое-что купить. Так появились первые книги. Потом возникло другое: иудаизм, его основы, происхождение. И еще: темы, как цепочки, одна вытягивает другую. Сейчас в моей библиотеке полторы тысячи книг.
У моей двоюродной сестры есть сын Гриша и дочь Аня. Их отец до недавнего времени был нашим представителем в МАГАТЭ — физик Смирнитский. Аня — солистка еврейского ансамбля и, как принято в любом клезмерском коллективе, поет на идише. А Гриша после второго курса института репатриировался в Израиль и сейчас служит там в армии.
Среди еврейской образованной молодежи России (а необразованной, по-моему, нет вообще) ширится желание возвратиться к вере предков, к еврейской традиции, культуре. Но вектор этих настроений направлен не в общину, он нацелен на Исход.
Антисемит Сталин и его последователи поработали на славу. За какие-то десять лет они уничтожили в трех крупнейших странах Восточной Европы — России, Украине и Белоруссии — еврейскую культуру и все еврейские учебные заведения. В Минске, например, сделали то, до чего не додумались гитлеровцы: в начале 1960-х перепахали бульдозерами городское еврейское кладбище. В Прибалтике постарались сами прибалты: во время войны они уничтожили носителей культуры на идише.
И тем не менее. В начале XX века мог кто-либо серьезно подумать о воссоздании Израиля, о возрождении иврита? Но это уже реальность. Может быть, и с идишем произойдет чудо, и язык, на котором писал Шолом-Алейхем, пел Александрович и говорил Михоэлс, опять зазвучит в России?..
И мы забудем, что такое ассимиляция.

Марк КАБАКОВ, Россия

Разговор
Уже неделя, как они
Ушли на дно морское.
Ты не поверишь,
Я все дни
Не нахожу покоя.
Ведь если б я не заболел,
То был бы вместе с ними!

Полярный день едва горел
Над сопками седыми;
Спешил на выход
Катер «МО»*,
Зенитки воздух рвали...
Он через десять дней всего
Погиб в Лиинахамари.

Марк КАБАКОВ
15 июля 1944 г.

______
* «МО» — охотник за подводными лодками.
 

 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции