Изображение героя

 Александр Ешанов
 1 апреля 2010
 2586

Гек возвращается домой... Ему 60 лет. Ищет Тома. Из других блужданий приходит Том. Находит Гека. Они вспоминают старое время… Из дневника Марка Твена

Начну с его личных «показаний». Тем более что одна из книг моего героя — мы еще о них поговорим — называется «Мои показания». Там, в главе «Две жизни», он написал: «…18 августа 2001 года моя жизнь разделилась на две равные половины. Первая прошла в Петербурге, который тогда назывался Ленинградом. Вторая — в Амстердаме». Теперь свяжем в единый узел города и даты, одновременно отдавая должное своеобразному юмору автора: «…ленинградский вариант голландской защиты удивительным образом сплел в себе оба места моего проживания». Могу предположить, что не все читатели поймут, что это за «ленинградский вариант голландской защиты», но уверен, что поклонники древней и мудрой игры легко догадаются, что речь идет о шахматах. Теперь — о датах. Нетрудно подсчитать, что, когда окончилась первая половина его жизни, ленинградская, — 18 августа 1972 года он вылетел в Голландию — ему было двадцать девять. Страну покидал мастер по шахматам, который в турнирах играл нечасто, но уже несколько лет был тренером самого Михаила Таля. Звали его Гена Сосонко.
И спустя всего четыре года, в 1976 году, в Амстердаме проживал человек, который стал международным гроссмейстером, победителем нескольких самых престижных международных турниров и бессменным капитаном сборной Нидерландов. Звали его почти так же — Генна Сосонко.
За разъяснением вынужден обратиться к «показаниям» самого героя, так как наши обычные представления о том, кто кого красит — место человека или человек место — здесь неуместны. Как всегда, слегка подшучивая над нами, он объясняет это так: «Когда я оказался в Голландии, мое имя стало звучать как «Хейна» — в нидерландском языке вообще есть склонность к горловым хриплым звукам. Пару лет я это терпел, пока не решил для твердости и правильности произношения добавить еще одно «н», тем более что с одним ли, с двумя ли «н» — было крайне маловероятно, что имя это когда-нибудь вообще будет напечатано по-русски. Получилось по-другому. Но менять что-либо сейчас уже поздно, тем более что Генна, живущий в Амстердаме, только очень отдаленно напоминает Гену, уехавшего более трех десятков лет тому назад из Советского Союза».
Заключительная часть его «показаний» вступает в некоторое противоречие с его же утверждением, сделанным на страницах первой его книги «Я знал Капабланку», вышедшей в России в 2001 году: «Персей знал, что если собака после долгих усилий рвет наконец свою привязь и убегает, то на шее у нее болтается большой обрывок цепи». Несомненно, Генна Сосонко прекрасно чувствует связь времен и, подводя итог своим противоречивым «показаниям», сам же заключает: «Хотя голландская половина моей жизни резко отличается от первой, проведенной в России, она покоится на ней, как слон на черепахе в индийской притче, и их невозможно отделить друг от друга — так же, как невозможно услышать хлопок только одной ладони».
Уже в Голландии он болезненно ощущал многие отголоски советского режима. Но самым сильным ударом стал запрет, не позволивший ему проститься с матерью.
В 1966 году с Сосонко меня познакомил в Ленинграде его товарищ — Витя Адлер, сильный мастер, с которым мы играли за одну студенческую команду. С Геной мы тогда жили по соседству, посещали шахматный клуб, поэтому встречались часто, но всегда случайно. О чем говорили, абсолютно не помню. Но, как ни странно, «на чердаке моей памяти» сохранились детали и аромат тех встреч. Помню живость его мимики, быстрый, как ласточкин полет, взгляд. Подчеркнутый такт, искренний интерес к собеседнику, а главное — мощную энергию его любознательности. Но в декабре 1968 года я из Ленинграда уехал. И наша следующая встреча, последняя перед его эмиграцией, абсолютно случайная, но чрезвычайно для меня памятная, произошла в Москве в 1970 году. На турнире, где Гена выступал в качестве секунданта Михаила Таля. Тогда, благодаря его чуткости и душевной щедрости, в печать попала первая сделанная мной фотография, — портрет чемпиона мира Бориса Спасского.
Теперь, с 2004 года, ежегодно видимся с Генной Сосонко на турнирах в Москве. Иногда не случайно.
P.S. Хочу просить у читателей снисхождения ввиду обилия цитат. Тем более, что допустил это умышленно. Хотелось поделиться с вами той радостью, которую испытываю, читая и перечитывая замечательные книги Генны Сосонко. Его воспоминания о шахматных колоссах (Ботвинник, Левенфиш, Таль, Капабланка, Геллер, Сало Флор и др.) — это глубокое проникновение в психологию и в историю борьбы мощнейших интеллектов на фоне Времени. Автору удалось то, что получается не у многих — писать объективно. Некоторых его героев мне доводилось неоднократно видеть, кого-то неплохо знать, а с одним из них посчастливилось сыграть одну турнирную партию — с Алвисом Витолиньшем в Риге в августе 1964 года. Уверен, что шахматисты и те, кто шахматами увлечен, и без меня давно знают этого автора. Каждый, кто прочтет его эссе, откроет для себя огромный, исключительно интересный и не всегда постижимый мир шахмат.

Александр ЕШАНОВ, Россия
 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции