«Под Бранденбургскими воротами»

 Семен Киперман
 4 мая 2010
 3679

Идут гвардейцы по Берлину И вспоминают Сталинград... Е. Долматовский Воскресный день 22 июня 1941 года. Студент филологического факультета Киевского университета Иосиф Вул намеревался посвятить его подготовке к последнему государственному экзамену. Но ночью город бомбили немецкие самолеты. Германия напала на Советский Союз.

На следующий день госэкзамен, после которого все направились в военкомат, все же состоялся. В военкомате всем вручили повестки на призыв, а Иосифа отправили домой — признали белобилетником по зрению. Он был мобилизован и назначен членом штаба по эвакуации. Сутками находился на вокзале, обеспечивая отправку эшелонов с людьми. С ужасом думал о родных, оставшихся в Липовцах — местечке, что находились в 40 км от Винницы. Пытался отпроситься, чтобы успеть их вывезти, но его не отпускали. Когда собрался, движение на запад гражданским перекрыли. Как штабисту, разрешили вместе с родственниками эвакуироваться с одним из последних эшелонов. 
Весь этот скорбный путь на восток длился 10 дней, после которых всех высадили в Мордовии. Иосифа с родными определили в село Ачадово.
Здесь он начал работать в школе учителем, завучем, преподавал русский язык и литературу, историю, немецкий язык. Учащиеся, коллектив приняли молодого учителя очень тепло. Ведь он был единственным на весь район обладателем университетского диплома.
Но Иосифа Вула угнетало его положение. Ученики-выпускники получали повестки на призыв, а он, молодой, здоровый, «окопался» в тылу. Пошел в военкомат и написал заявление: так, мол, и так, хоть имеет «белый билет», но просится добровольцем на фронт.
Ответ был уклончивый: когда надо будет, мы сами вызовем. Не дожидаясь вызова, Вул наведывался в военкомат. И снова писал заявления с просьбой направить на фронт добровольцем. И наконец 24 октября 1942 года прямо с урока его вызвали в район, и он, в чем был, уехал с попутной подводой.
Военная служба началась довольно типично для белобилетника того времени. Признанный нестроевым, сначала служил писарем, затем последовал перевод в Казань на ремонтно-танковый завод. В штабе запасного полка посмотрели личное дело — «образование: Киевский государственный университет» — и назначили писарем по комплектации маршевых рот. На фронт еженедельно уходило несколько маршевых рот. Вул тайно вписал себя в список одной из таких рот и в тот же день уже ехал в теплушке с маршевиками в Сталинград.
Но там немцев уже добивали, и их эшелон повернули на Донбасс. В пути не раз подвергались бомбардировкам. В Донбассе проходил массовый прием новобранцев из только что освобожденных от немцев областей. Вула назначили комсоргом формируемого батальона, с которым он прошел Донбасс, участвовал в освобождении Запорожья, Николаева, Одессы. Порой совершали пешие переходы по 50–60 километров в день. В 1943 году комсорг И. Вул был награжден медалью «За боевые заслуги».
В одном из боев Вул лишился очков и так, подслеповатым, провоевал до конца войны. Весной 1944 года как образованный и проверенный в боях боец был направлен на трехмесячные офицерские курсы. После окончания учебы в звании младшего лейтенанта был назначен комсоргом полка. На выпуск приехал командарм 5-й ударной армии генерал Николай Берзарин и лично вручал офицерские погоны.
Комсорг полка никогда не находился ни в штабе, ни на командном пункте, ни в полковых тылах. Ведь «объект его деятельности» — молодые солдаты и офицеры — были в батальонах и ротах. Вот и комсорг вместе с солдатами окапывался и шел в атаку, а в длительных переходах, идя замыкающим, подбирал слабых и отстающих, подбадривал падающих духом. Идет бой, шквальный немецкий огонь, роты залегли, офицеров частично выбило. И тут комсорг, согласно неписаным законам, идет в роту и первым поднимает бойцов за собой в атаку. Один из боевых эпизодов 416-й стрелковой дивизии, в составе которой воевал полк И. Вула, связан с прорывом вражеской обороны в районе польского города Бялобжеги, где немцы сосредоточили большие силы танков и пехоты. Запомнились бои за крепость Кюстрин. Пленные позже говорили, что Гитлер объявил крепость «воротами в Берлин», и немецкое командование, придавая огромное значение обороне крепости, даже учредило специальную медаль для ее защитников. В ожесточенных боях полк понес большие потери. Кто-то даже сообщил в штаб полка, что лейтенант Вул убит пулеметной очередью. Но пронесло. За участие в боях за Кюстрин Иосиф был награжден орденом Красной Звезды.
Этот первый орден, как и первые офицерские погоны, на сборе комсоргов полков Пятой ударной армии вручал командарм, генерал-лейтенант Николай Берзарин. К удивлению Вула командарм напомнил ему об их первой встрече, заметив: «А вы уже лейтенант, поздравляю!»
16 января 1945 года стало памятным днем в боевой жизни советских войск, готовящихся к штурму Берлина. На рассвете началась знаменитая «прожекторная» атака. Бои за Берлин были тяжелыми. Только за пять дней с 16 по 21 апреля выбыло из строя 50 процентов личного состава полка. Был контужен и Вул. Но от медсанбата или госпиталя отказался и трое суток, опекаемый товарищами, отлеживался в подвале медицинского пункта полковой медроты. 30 апреля над рейхстагом было водружено красное знамя. Но остатки берлинского гарнизона продолжали упорно сопротивляться. Немного набравшись сил, И. Вул вместе со штурмовой группой отправился в последний поход — через улицу Унтер-дер-Линден к Бранденбургским воротам. На рассвете 1 мая полк продолжал вести бои против эсэсовцев, засевших в окруженном правительственном квартале в районе дворца кайзера Вильгельма. Перед штурмом комбат обратил к Вулу: «Ну, комсорг, пусть твои комсомольцы пример покажут».
Перед выступлением была выделена штурмовая комсомольская группа, которая должна была водрузить флаг над дворцом. Бойцов 1-го батальона повели на штурм комбат Алексей Решенев и комсорг Иосиф Вул. Сквозь вражеский огонь группа бойцов и офицеров ворвалась в здание и закрепила знамя в торце здания. Спустя некоторое время из дворца потянулись эсэсовцы с поднятыми руками. Дворец был последним препятствием на пути к Бранденбургским воротам. Белые флаги появились в окнах уцелевших домов. В это время берлинский гарнизон получил приказ о капитуляции. А над площадью раздалось мощное «Ура!».
Вот как пишет об этом сражении в книге «Весна Победы» член военного совета 5-й ударной армии генерал-лейтенант Ф.Е. Боков: «Ранним утром 2 мая воины 1373-го полка 416-й стрелковой дивизии вышли на площадь Паризенплац. Хотя засевшие в разных местах площади и у самых Бранденбургских ворот гитлеровцы отчаянно сражались, но это была уже агония... Вскоре наши воины водрузили победное красное знамя над искромсанными осколками Бранденбургскими воротами. Политработники постоянно были там, где решался успех боя. Мужественно сражались бок о бок с бойцами заместитель батальона по политической части майор Д. Дежурнов, парторг батальона лейтенант С. Халилов, комсорг полка лейтенант И. Вул и многие другие».
Вскоре после боя решили собрать митинг, который должен был открыть комсорг полка И. Вул. В это время по разбитой улице подъехали на «виллисе» два офицера. Один из них представился Вулу: «Корреспондент армейской газеты майор Долматовский». Узнав, что идет митинг в честь Победы, Евгений Долматовский попросил слово: «Я прочитаю стихотворение, которое назвал «Под Бранденбургскими воротами». Оно мною только написано». Это был первый мирный митинг в Берлине. А офицер, приехавший вместе с Евгением Долматовским, известный фронтовой фотокорреспондент Евгений Халдей, запечатлел этот митинг. Эта фотография есть в «Энциклопедии Великой Отечественной войны». На снимке справа Иосиф Вул. За участие в боях за Берлин доблестный офицер удостоен ордена Отечественной войны I степени. Ему было присвоено звание старшего лейтенанта. Позже он был награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За взятие Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией» и многими другими.
Первый год после войны И. Вул служил в Германии. Экстерном окончил пехотное училище. Был политработником на Кавказе, потом в Киевском военном округе, дослужился до звания подполковника. После 20-летней армейской службы ушел на «гражданку». Вместе с женой и двумя дочерьми поселился во Львове. Работал учителем, завучем в сельской школе, методистом Областного института учителей.
В Израиль репатриировался в марте 1991 года. По инициативе И. Вула, любителя литературы, в Хайфе была создана литературная студия «Анахну» («Мы»), которая работает и поныне. И. Вул пять лет возглавлял Хайфский окружной комитет ветеранов войны, является членом центрального совета Союза ветеранов войны, он автор нескольких книг. Иосиф с гордостью говорит, что у него три внука и четыре правнука, которым жить, строить и защищать свою Родину — Израиль.

Семен КИПЕРМАН, Хайфа, Израиль
Фоторепродукции: Илья ГЕРШБЕРГ
Фото Евгения ХАЛДЕЯ

 



Комментарии:

  • 10 мая 2010

    Гость

    Простите, это не наши ролственнки, просто однофамильцы. Большой Вам привет от Семена Кипермана из Хайфы.

  • 8 мая 2010

    Гость NATALIA

    Семен, спасибо за Ваш прекрасный рассказ. А у меня личный вопрос. Моя мама в девичестве Киперман Сара, ее родители Гинда Ефимовна и Натан Киперман - все они из Житомира. Мама в 14 лет потеряла родителей в эвакуации под Саратовом (деревня Шёндорф)спасла ее от голода и холода семья ее тети, жившей в то время вГорьком. Тетя Лиза Ферштандикер. Семен, родные моей мамы ам не знакомы. Моя мама умерла 4 года назад уже в Израиле.В 1991 году она и ее дети прилетели в Израиль из Житомира и стали репатриантами.
    Семен, родные моей мамы ВАМ не знакомы?


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции