Хупа на границе

 Янкл Магид
 25 июля 2010
 3443

В Торе мы читали о том, с какой тщательностью праотцы подбирали себе жен, с каким уважением относились к самому институту еврейского брака. Зачем Тора так подробно останавливается на, казалось бы, вовсе незначительных и неважных для нас, жителей XX века, деталях выбора невесты и свадеб, произошедших тысячи лет назад? Ответ содержится в Талмуде: «Деяния отцов — пример для сыновей». Найти, выбрать свою половину необычайно важно, пожалуй, это самый важный выбор, который совершают мужчина и женщина в своей жизни. От того, что происходит внутри семьи, напрямую зависят все остальные сферы деятельности человека. И если эта семья с самого начала руководствуется еврейскими принципами, то она строится на широком и крепком фундаменте.

Недавно на границе Израиля с Иорданией состоялась необычная хупа — еврейская свадьба. Когда жених надевал невесте на палец кольцо, он вовсе не сиял от радости. Скорее, на его лице можно было заметить явные признаки беспокойства за то, что в этот момент… кто-то увидит его вместе с молодой женой. Эти опасения были не напрасны — жених с невестой живут во враждебной Израилю мусульманской стране. Для того чтобы встать под свадебный балдахин, молодой паре пришлось с помощью главного раввина Израиля Йоны Мецгера осуществить самую настоящую секретную операцию. В ходе этой операции, детали которой были словно заимствованы из романов Джона Ле Карре, еврейской паре, стремившейся во что бы то ни стало сочетаться именно еврейским браком, потребовалось втайне установить связь с израильским верховным раввинатом, переправить туда свои документы, а потом ухитриться так поставить хупу, чтобы их нога не ступила на землю «сионистского образования».
Главный раввин Израиля Йона Мецгер, приложивший немало усилий для того, чтобы эта хупа все же состоялась, сказал, завершив свадебный обряд: «Еврей выражает свою идентификацию посредством религии — это самый главный вывод, к которому я пришел во всей этой истории. Я видел связь этой пары с еврейской традицией, слышал от них рассказы о заброшенной синагоге в их родном городе, о молитвах, которые они читают в память одного из умерших родителей. Их хупа — еще одно доказательство того, что, как бы ни пытались отобрать у еврея его культурную и национальную идентификацию, она все равно прорывается через все запреты и через все границы».
Жених и невеста родились и выросли в мусульманской стране, в которой многие десятилетия царит ненависть к Израилю, а ее руководители отказываются от каких-либо контактов с «сионистским образованием». Тем не менее молодые люди хотели во что бы то ни стало поставить хупу, то есть начать совместную жизнь по законам своего народа. Сделать это в своей стране они не могли из-за отсутствия раввина, а приезд в Израиль был для них и вовсе смертельно опасным. Поэтому они решили добраться до Иордании, рассчитывая, что ее близость с Израилем, и не только географическая, позволит какому-нибудь раввину спокойно добраться до Аммана и сочетать их еврейским браком.
На связь с не просто раввином, а с главным раввином Израиля Мецгером они вышли случайно. Знакомый еврей, живущий в другой стране, как-то встретился с Мецгером и рассказал ему о еврейских юноше и девушке, обитающих за «занавесом ненависти», но не представляющих совместной жизни без еврейского бракосочетания.
После того как рав Мецгер получил заверения, что речь не идет о коэне и разведенной женщине (брак между ними запрещен по еврейскому закону), он активно включился в работу. Рав Мецгер предложил, чтобы юноша и девушка приехали в Иерусалим на один день — поставили хупу и сразу же покинули город. Но жених и невеста, намного лучше раввина понимавшие, в какой стране они живут, отказались. Печать в паспорте, поставленная на израильском пограничном КПП, могла превратиться для них в источник очень больших неприятностей. В конце концов стороны нашли компромисс — свадьба состоится в Иордании.
Если кто-то думает, что необычность ситуации отменила проверки, которые проводит раввинат перед каждой хупой, то он глубоко заблуждается. Жениху и невесте пришлось тайно переправить раву Мецгеру документы, свидетельствующие об их еврейском происхождении и о том, что они не состоят и раньше не состояли в браке. Ответственность раввина, ставящего хупу, велика — именно он отвечает за то, чтобы в еврейском народе не появились «мамзеры», то есть дети, рожденные в незаконном браке. Рав Мецгер не удовлетворился только ктубот родителей жениха и невесты (еврейским брачным свидетельством) и официальными документами страны их проживания, подтверждающими, что оба холосты. Главный раввин хотел получить и устное свидетельство человека, лично знающего жениха и невесту. Эта, казалось бы, невероятная проблема разрешилась на удивление легко. Такой человек быстро отыскался, причем в Израиле.
Когда все проверки были закончены, оставалось назначить дату церемонии. В соответствии с планом операции «Свадьба», жених и невеста, приехав в иорданскую столицу, должны снять номер в отеле. На следующий день в Амман по какому-нибудь официальному поводу, не имеющему никакого касательства к предстоящей хупе, должен был прибыть рав Мецгер. А вместе с ним несколько его помощников, которые с самим женихом и сотрудником израильского посольства, посвященным в тайну операции, составили бы миньян — десять мужчин, необходимых для свадебной церемонии. Этот сотрудник, консул Даниэль Нево, обеспечивал координацию всего мероприятия на территории Хашемитского королевства. Меир Розенталь — глава канцелярии рава Мецгера, позаботился обо всех необходимых для церемонии деталях — самой хупе, то есть балдахине, ктубе*, серебряном кубке для произнесения свадебных благословений и даже о кошерном вине. Все было готово, и в исламскую страну, естественно, окольными путями, передали: выезжайте. Операция «Свадьба» началась.
Молодая пара прибыла в Амман, сняла комнату в гостинице и с нетерпением ожидала звонка от связного. И тут, как это всегда происходит в романах Ле Карре, внезапно случилось нечто непредвиденное, поставившее под угрозу всю операцию. Но в данном случае речь шла не о прихоти автора, стремящегося сделать свой роман как можно более интересным и постоянно держащим читателя в напряжении, — речь шла о живых людях и об их судьбах. В последний момент иорданские власти почему-то отказались разрешить главному раввину Израиля посетить Иорданию.
Выхода не было, и рав Мецгер предложил жениху с невестой приехать к мосту Алленби — контрольно-пропускному пункту на иорданской границе, чтобы провести церемонию там. Он договорился с начальником израильского КПП — хупа пройдет на нескольких метрах нейтральной территории. Поэтому паспортам молодоженов не грозит появление зловещей израильской печати. Более того, их нога даже не ступит на израильскую землю. Несмотря на все эти предосторожности, жениху и невесте потребовалось несколько часов, чтобы осознать: если они хотят вернуться домой мужем и женой по еврейскому закону, другого выхода, кроме поездки на мост Алленби, у них попросту нет.
Когда жених и невеста оказались на нейтральной территории, их встретили аплодисментами десятки сотрудников израильского КПП. Молодая пара была очень растрогана, но не скрывала своих опасений. Свадебная церемония не заняла много времени, но была переполнена эмоциями. Многие сотрудницы КПП плакали, когда жених по традиции разбил бокал и произнес фразу: «Если я забуду тебя, Иерусалим, пусть отсохнет правая рука моя, пусть прилипнет язык мой к гортани, если не поставлю Иерусалим во главу веселия моего».
Руководитель одного из отделений КПП, Дани Струмза, после хупы подошел к молодоженам и вручил им маленькую книжечку «Теилим» («Псалмы»). «Эту книжку 27 лет назад подарила мне моя мать. Она побывала со мной во многих передрягах и несколько раз спасала мне жизнь. Пусть теперь она защищает вас», — сказал он, обнимая жениха. Сразу же после хупы молодожены вернулись в Амман и улетели в свою мусульманскую страну. Операция «Свадьба» успешно завершилась.
«Я поставил много хуп, но это была самая трогательная, — сказал рав Йона Мецгер. — И она еще раз доказала: еврейскую душу нельзя уничтожить, и эта душа — одна у нас всех, в какой части Земли ни жил бы еврей — в жаркой Африке или заснеженной России».

Янкл Магид, Израиль
__
*Ктуба – еврейский брачный договор, неотъемлемая часть традиционного еврейского брака. В нем перечисляются обязанности мужа по отношению к жене. Ктуба передается на хранение невесте.
 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции