О грубости сердца

 Янкл Магид
 7 августа 2010
 3045

Перечитывая толстенный том комментариев на Пятикнижие, я обнаружил доселе неизвестное мне толкование одной фразы из главы «Жизнь Сарры». Вернее, не всей фразы, а одного слова. А еще точнее — одной буквы этого слова. Узнав о смерти Сарры, Авраам пришел из Беэр-Шевы в Хеврон, купил участок земли и похоронил жену. Перед похоронами он оплакивал ее. В слове «оплакивал» одна из букв по традиции пишется меньшим размером, чем другие. Сарра умерла, когда узнала о том, для чего муж повел их сына на гору Мориа. Комментарий усматривал в такой реакции Сарры недостаток упования на милость Всевышнего, и поэтому Авраам хоть и сокрушался о покойнице, но не плакал. И Тора сообщает нам об этом уменьшением размера буквы.  

Я отложил книжку в сторону и долго размышлял. Сердце мое не понимало этот комментарий. Ведь Авраам прожил с Саррой долгую жизнь, прошел вместе множество испытаний, вместе радовался и горевал, в конце концов — любил ее на протяжении ста лет! Неужели у него не нашлось ни одной слезинки оплакать жену? Нет, я понимал, что к праведникам совсем иной счет, но все-таки — ни одной слезинки?!
В это время звякнул компьютер: электронная почта принесла письмо из Москвы. Мой друг прислал рекламный проспектик фильма «Россия с ножом в спине». Подзаголовок уточнял имя злодея, воткнувшего нож в спину гигантской державе. «Это фильм о губительном еврейском засилье в современной России. Фильм о еврейском фашизме и целенаправленном геноциде русского народа, о дьявольском, сатанинском культе талмудического иудаизма, о его страшном человеконенавистническом вероучении». Заканчивалась листовка призывом: «Господи, благослови», а дальше шли фамилии участников картины: архиепископа, протоирея, доктора юридических наук, известного писателя, членов Государственной думы.
Я отвернулся от компьютера и вдруг, по ассоциации с недавним чтением, вспомнил эпизод из жизни Бабеля, рассказанный Паустовским.
«Он снял очки и вытер глаза рукавом заштопанного серенького пиджака. “Я не выбирал себе национальности, — неожиданно сказал он прерывающимся голосом. — Я еврей, жид. Временами, мне кажется, что я могу понять все. Но одного я никогда не пойму — причину той черной подлости, которую так скучно зовут антисемитизмом”».
Мне вдруг показалось, что я понял, почему не плакал Авраам. Пророк, основатель нашего народа, хотел показать своим потомкам, как вести себя в эмоционально тяжелых ситуациях. Не один и не два раза за долгую историю найдутся возводящие напраслину подлецы-завистники. Нужно не раздражаться и не плакать, а сохранять спокойствие духа и делать свое дело. Объяснить лживость наветов и оправдаться перед клеветниками невозможно, ведь ненависть (на иврите «сина») к евреям берет начало на горе Синай. Всевышний выделил нас из всех народов, показав, кто действительно близок к Нему и реально влияет на судьбы мира. Зависть, тяжелое черное чувство, порождает ненависть и злобу, не поддающиеся ни пониманию, ни объяснению.
Я снова открыл том комментариев и принялся читать дальше. Прочитав толкование Виленского Гаона, я замер — сначала от изумления, а потом от стыда. Когда сталкиваешься с истиной, сразу понимаешь, насколько смешны собственные попытки или старания других малограмотных людей дать объяснение Святому Писанию.
Гаон произвел элементарный подсчет. Жертвоприношение Ицхака состоялось в Йом Кипур* на горе Мория в Иерусалиме. Оттуда Авраам с сыном пришли в Беэр-Шеву. Это примерно полтора дня пути. Получив в Беэр-Шеве известие о смерти Сарры, Авраам вернулся в Хеврон. Еще полтора дня. Получается, что в Хевроне он оказался в канун Суккот**, а Суккот, как известно, отменяет траур***. Маленькая буквочка намекает на то, что у Авраама просто не было времени для полного оплакивания покойной, ему пришлось сделать это за один-два дня вместо положенных семи.
Пришедшее мне в голову объяснение поступков праотца на фоне комментария Гаона выглядело по-детски наивным. Оно нравилось мне эмоционально, но не выдерживало проверки в холодном свете разума. «Может быть, — подумал я, — и первый комментарий, не совпадающий с моим сердцем, потому и кажется далеким, что мое сердце так же далеко от сердца Авраама, как мой разум от разума Гаона? Возможно, отношения между Авраамом и Саррой находились за пределами понятных нам отношений. Ведь наши близкие к животному началу любовь и ненависть совсем не похожи на связь между людьми, напрямую беседующими со Всевышним. И нечего обвинять комментаторов в жестокости и проливать слезы «о страшном человеконенавистническом вероучении». Если и стоит о чем сокрушаться и плакать, то лишь о грубости наших сердец и приземленности разума.

Янкл МАГИД, Израиль
_______
* Йом Кипур приходится на 10 тишрея.
** Суккот приходится на 15 тишрея.
*** В дни еврейских праздников траур отменяется.



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции