Благотворитель

 Борис Львовский
 7 августа 2010
 4418

Борис Горбис — личность в русскоязычной Америке приметная. Известный адвокат, яркий общественный деятель, радиоведущий, филантроп и меценат. Борис создал музей «Израиль — Америка» — уникальное собрание, насчитывающее свыше 9 тысяч предметов искусства Святой земли 1930–1960-х годов (скульптур, бронзовых менор, пасхальных тарелок, графических работ, редких книг с автографами, плакатов, фотографий и т.д.), которое разместилось в нескольких комнатах его юридического офиса на бульваре Уилшир Большого Лос-Анджелеса и открыто для посетителей пять дней в неделю. И, надо сказать, от посетителей нет отбоя.

Хотя Борис Зиновьевич воспитывался в обыкновенной советской еврейской семье (а это означало, что родители его были интернационалистами, атеистами, не знали ни национальных традиций, ни языка идиш), иудейская старина ассоциировалась у него с услышанными в детстве семейными преданиями. Его дед Рафаил был провизором и не расставался с Торой, напечатанной диковинными древнееврейскими буквами, так напоминавшими Борису жучков: казалось, когда Книга закрывается, эти жучки вылезают наружу и вот-вот расползутся в разные стороны.
От пращуров с материнской стороны хранится невероятная история о деде, враче Исааке Сагаловиче. Рассказывали, что однажды во время одесского погрома 1905 года за ним с криками «Хватай жида!» погналась свора вооруженных молодчиков. Исаак, спасаясь от громил, нырнул в знакомый трактир, сел за стол и с самым невозмутимым видом стал ждать преследователей. Когда те явились, чтобы расправиться с нехристем, он объявил, что к грязным жидам никакого отношения не имеет, а перед ними — граф Алексей Хованский собственной персоной и что негоже ему, знатной особе, сносить такие оскорбления от каких-то там «чумазых». Подозвав к себе трактирщика, он бросил: «Урезонь хоть ты их, Прошка!» — на что половой услужливо засеменил и подобострастно закивал: «Как будет угодно вашему сиятельству!» Кончилось дело тем, что погромщики перед Исааком Сагаловичем еще и извинились. Самое интересное в этой истории то, что трактирщика на самом деле звали не Прошка, а Зяма.
Родители внушали Борису, что следует почитать предков, уважать отца и мать, сострадать бедным, и сами неуклонно следовали этим заповедям (не зная при этом, что они завещаны Торой). Ни учеба, ни профессия нашего героя не были национально ориентированы, да и не могли быть таковыми в условиях СССР. Учась в Одесском университете, он постигает английский и немецкий языки и увлекается общими проблемами языкознания. Его привлекло новаторское в тогдашней филологии учение об универсальной грамматике — наборе правил и принципов, присущих каждому человеческому языку.
Горбис опубликовал четыре научные статьи. Одну из них, «Психолингвистика и порождающая лексикография», напечатали в престижном сборнике «Тетради переводчика». После окончания института Борис напряженно занимался наукой и подготовил диссертацию «Психолингвистические основы обучения иностранным языкам». Однако, несмотря на одобрение этой работы авторитетными учеными, представить ее к защите не удалось. Его не допустили даже до сдачи кандидатского минимума!
Рассказ о том, как Борис получал вызов из Израиля, достоин пера заправского юмориста. Было это в 1972 году, когда отъезжавших было еще не так много и власть имущие, да и «все честные советские граждане в едином порыве гневно осуждали изменников Родины», а на границе этих самых «предателей» обыскивали с таким тщанием, что и иголку не провезешь. Когда наш герой попросил своего приятеля организовать заветный вызов, тот предложил Борису принести обыкновенные мужские трусы. Друзья извлекли из них резинку и специальными чернилами написали на ней паспортные данные Горбиса, после чего резинка была благополучно водворена на место. В этих самых трусах должен был пройти таможенный кордон отбывавший на ПМЖ в Израиль неизвестный Борису соплеменник. Тем не менее Горбис получил возможность покинуть страну только в 1975 году.
Путь эмигранта пролегал тогда через Рим и Вену. Оказавшись за границей, Горбис сразу же согласился на лестное предложение выступить на лингвистической конференции с докладом на немецком языке. При этом он ощущал стойкий комплекс полноценности по поводу собственных знаний. И доклад читал громко, уверенно, чеканя каждое немецкое слово. Каково же было его удивление, когда после выступления к нему подошел пожилой австрияк и восторженно изрек: «На каком прекрасном идише вы говорили!» Стоит ли пояснять, что идиша Борис отродясь не знал, а немецкому языку его обучали в стране развитого антисемитизма. Этот курьезный случай стал одной из причин, по которым Горбис отказался от приглашения преподавать в Австрии.
По приезде в США наш герой занялся переводами. Это было время, когда полным ходом шла «разрядка»: в космос полетели «Союз» и «Аполлон», обнимались Брежнев с Никсоном, а в Москве начало возводиться новое здание американского посольства. Для его строительства и понадобились многочисленные циркуляры, инструкции, нормативные акты на русском языке. Для подготовки этих «тысяч тонн словесной руды» Борис создал переводческую фирму RETCO, которая готовила всю необходимую документацию. Потрудиться пришлось немало, но и оплатили работу неплохо. Наш герой обеспечил себе несколько лет безбедной жизни и смог получить американское образование.
Судьба нашла его в зале игровых автоматов в одном из университетских комплексов Калифорнии. Увидев, как Горбис ловко орудует рычагами игральной машины, присутствовавший там игрок полушутя-полусерьезно присоветовал ему: «Иди-ка ты, парень, в юриспруденцию! Из тех, кто классно играет, получаются хорошие адвокаты». Борис к этим словам прислушался — преодолел многотрудные тесты и был зачислен на юридическое отделение. И стал не просто студентом-отличником — в нем открылась особая организаторская жилка, выдававшая яркий общественный темперамент. Два года подряд его избирали президентом Общества международного права Беркли. Так что Горбису суждено было стать первым русскоязычным адвокатом в США нового призыва.
Борис начинает работать в самой крупной международной юридической фирме мира Graham & James. Впоследствии он открывает и собственный юридический офис. Одновременно он включается в правозащитную деятельность в рамках Совета в защиту советских евреев Северной Калифорнии, возглавлявшегося Региной Вальдман. Борис стал ее помощником. Переводил выступления, координировал программы, давал консультации. В актив Горбису можно записать прием в 1979 году в США Елены Боннэр, а также сопровождение Авиталь — жены томившегося тогда в советском лагере Натана Щаранского. Она исколесила тогда всю Америку, и ее слова доносил до американской аудитории именно Борис.
В 1982 году состоялся политический трибунал «Натан Щаранский против СССР», инициированный правозащитными организациями США. Интересы Щаранского на этом процессе представлял знаменитый адвокат Ален Дершовиц, а вот позицию СССР, отказавшегося от участия в трибунале, предложили озвучить Горбису. И Борис блистательно справился с этой задачей. Он первым делом заявил отвод обвинению, сказав, что все это судилище — грубый фарс и вмешательство во внутренние дела суверенного государства, граждане которого являются его собственностью. А когда председательствующий пояснил, что трибунал намерен дать лишь оценку происходящего, стал излагать логику рассуждений советских лидеров. Указав на принципиальные мотивы преследования Щаранского — альянс с диссидентами, стремящимися изменить существующий общественный строй, Горбис обнажил их идеологическую и внеправовую сущность. В итоге политика авторитарного СССР была признана аморальной и бесчеловечной, противоречащей даже советскому законодательству.
Именно в Америке Борис в полной мере ощутил собственное еврейство и обратился к иудейской традиции и своим национально-духовным корням. Он стал заметным деятелем Американского еврейского комитета и других еврейских общественных организаций. На радио KMNB Лос-Анджелеса он неизменно участвует в остродискуссионной программе «Третий угол» (вышло уже более 200 передач!).
Одержимый заботами о кооперации еврейских общин и организаций по всему миру, он особенно увлечен идеей содружества евреев Израиля и США. Рукотворным памятником этой идеи и стал созданный им музей «Америка — Израиль». Борис видит цель музея в сборе доказательств особых отношений между Америкой и Израилем. Он называет их «отношениями любви», особым языком, на котором американцы и израильтяне разговаривали друг с другом вплоть до заката XX века. Утверждая, что невозможно выстраивать будущее, не проявив понимания и уважения к прошлому, Борис по крохам собирает вещественные доказательства существования «каналов поддержки» Израиля американцами — от правительственных до частных, от системного сбора средств до цены собственной жизни. И цена эта, по мысли Горбиса, неизменна, поскольку сама человеческая жизнь — бесценна!

Борис Львовский, США
 



Комментарии:

  • 13 декабря 2023

    анатолий левентон

    всё про горбиса ПРАВДА


  • 13 декабря 2023

    анатолий левентон

    таки да всё1

  • 13 декабря 2023

    анатолий левентон

    тсаки да вс

  • 9 сентября 2023

    анатолий левентон бывший ТАМ Непомнящий

    Боря откликнесь


  • 9 сентября 2023

    анатолий левентон бывший непомнящий

    как говорится комментарии излишни боря горбис истинный благотворитель и я об этом кричу на весь свет


  • 9 сентября 2023

    анатолий левентон бывший непомнящий

    я прочёл текст бориса львовского и нашёл что всё сказанное о борисе горбисе чистейшей воды Правда именно благодаря Борису я оказался здесь в блгословенной Калифорнии Каждодневно я благодарю Господа что 0Н надоумил Бориса Горбиса прислать мне и моей семье вызов в Америку



Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции