И все-таки мир — такой узкий мост…

 Леонид Сорока
 17 сентября 2010
 2556

Началась эта история с того, что в небольшой городок в Галилее, в котором я живу, приехал к своей двоюродной сестре Майе Лумельской мой старый товарищ, киевский журналист и писатель-сатирик Михаил Френкель. 

Сестра пригласила его на семейное торжество — свадьбу своего сына. В просторном доме Майи в это день было много гостей. Я попросил у хозяйки на пару часов умыкнуть своего друга. Она не возражала. Но уйти с ним сразу мне не удалось.
Бросились в глаза гости, говорившие между собой на испанском языке.
– Кто такие? — с журналистской бесцеремонностью спросил я у Майи.
– Ой, Леня, это потрясающая история. Это наши родственники из Буэнос-Айреса.
– Уже интересно, — отметил я.
– Если хотите, могу рассказать, кто они и как они нашлись.
И вот что я узнал.
Так получилось, что из многодетной семьи, в которой росли родители Майи и Миши (папа Майи и Мишина мама были родными братом и сестрой), в 1922 году эмигрировали в Аргентину брат и сестра их родителей, Фроим и Циля Эйвины. Уехали, и след их, казалось, простыл навсегда.
Строительство коммунизма, коллективизация, голод, расстрелы, страшная война — огромная эпоха пролегла между тем днем и нынешним.
Отец Майи прошел всю войну. После окончания войны какое-то время был комендантом в германском городке Нойен Штеттен. Там, кстати, Майя и родилась. Но к необычной биографии этого человека мы еще вернемся.
А пока — продолжение аргентинской истории. Какими-то сложными маршрутами в 1953 году родственникам из Аргентины удалось переслать письмо в Киев, где уже в то время жила семья отца Майи. Письмо было полно полунамеков, и многие вещи были зашифрованы — тогда вполне можно было загреметь в тюрьму за связь с заграницей. Само чтение этого письма было обставлено по всем правилам конспирации. Собрались на квартире Мишиной бабушки, на улице Менжинского. Но все равно в компетентных органах узнали о письме — дворничиха Ксения настучала, что видела конверт с иностранными марками в почтовом ящике этих евреев.
Обошлось, правда, без серьезных последствий. Тем более что вождь народов недавно загнулся. Но все равно ответить тогда обнаружившейся родне побоялись.
А конверт того письма Майе удалось сберечь и привезти с собой в Израиль. Просто как реликвию. Ведь больше чем полвека прошло с той поры. Однако что-то ей не давало покоя — а если, а вдруг… Уже живя в Израиле, Майя нашла женщину, умеющую писать на идише (говорить Майя сама умеет), и продиктовала ей письмо по сохранившемуся на конверте адресу. Как говорится, «на деревню дедушке». Безо всякой надежды на ответ. Но, о чудо, ответ пришел!
Подписан он был так: Селина, дочь Цили. То есть это была дочь уехавшей в 1922 году папиной сестры. К письму была приложена фотография мужчины. И написано — это Тэдди, сын Фроима. Того самого, тоже эмигрировавшего тогда брата отца Майи. И этот Тэдди оказался так похож на отца Майи, что она просто вздрогнула от удивления.
Майя вытаскивает из альбома эту фотографию, прикладывает к ней фото отца, чтобы я сам мог убедиться в этом. Сам Тэдди сидел в это время на балконе и пытался общаться с ее мужем. Мы тоже с ним перекинулись парой фраз на моем деревянном английском.
А Майя снова позвала меня, на этот раз, чтобы сказать кое-что важное про отца.
– Папа с боями дошел до Берлина. Командовал его дивизией генерал Джанджигава, которого Сталин знал хорошо лично. И, самое главное, папа участвовал в освобождении Освенцима. Он рассказывал мне, что там произошел такой эпизод: когда солдаты подошли к воротам лагеря, за железными прутьями скопились оставшиеся в живых полускелеты. Они что-то кричали. Солдаты не могли понять, что они кричат, и попросили папу послушать: «Вроде по-вашему лопочут, товарищ подполковник, подойдите».
Когда он прислушался, то разобрал, что они кричат на идише: «Не приближайтесь к нам. У нас тиф».
– Но вам же интересно, что было дальше с Аргентиной, — продолжает Майя. — Дальше было вот что. Моя племянница Наталья Ривелис живет в Чикаго. Я узнала, что она собирается по своим делам в Аргентину. Доця, стала я умолять ее по телефону, запиши адрес и повидайся там с нашими родными.
Наташа выполнила поручение. Нашла родню, встретилась с ними. Они съехались на встречу с ней, и все были очень растроганы. Рассказ об израильской родне вызвал у них настоящий фурор.
Родственники там самые разные. Тэдди, который так похож на отца Майи, владелец компании по продаже недвижимости. А одна из кузин, Селина, та самая, что первой ответила на письмо, — актриса. Она играет в Буэнос-Айресе в еврейском драматическом театре. Когда они впервые созвонились, Селина спела Майе по телефону «Тум-балалайку».
Вторая кузина — аргентинская Уланова. Она была известной балериной, а сейчас хореограф в театре балета в Буэнос-Айресе.
Мы стали созваниваться. И когда у моего сына Миши (его тоже зовут Мишей) наметилась свадьба, я послала в Аргентину новообретенным родственникам приглашение. Думала, просто жест вежливости. Но на мое удивление и на мою радость, они откликнулись и сообщили: «Мы едем!» Как видите, слово сдержали, вот они перед вами.
Гости, не очень понимая, о чем мы говорим, вежливо улыбались. А Майя захотела рассказать про жениха — своего сына.
– Мишенька уже отслужил в армии. Служба у него была непростая. Мы немало ночей тревожных пережили. Он пошел в боевые части. Оказывался в непростых ситуациях в Газе и Хевроне. А после демобилизации отрабатывал на бензоколонке свои обязательные после армии полгода для получения «подарка на учебу» от армии. Там он и познакомился с симпатичной девушкой Авинор. Она тоже недавно отслужила в армии и по тем же причинам пошла на эту работу. Они подружилась и полюбили друг друга. Ее родители — марокканские евреи. Отец родился в Марракеше, мама уже тут. Бабушка из семьи турецких евреев, бежавших в свое время из Испании. Вот такой дружный коллектив собрался под одной крышей на свадьбе. И всем было радостно, все желали счастья молодым.
Леонид СОРОКА, Израиль
 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции