Когда смех — дело семейное

 Фрэдди Зорин
 17 сентября 2010
 3965

Знал я, что мой дедушка Шимон, инвалид Первой мировой, был одним из шестнадцати детей в семье. Его отец Гирша не помнил сыновей и дочерей по именам, и когда надо было позвать их со двора к столу, он выходил на крыльцо и громко выкрикивал: «Эй, обедать!» От деда я впервые услышал короткую историю, которая потом не раз возвращалась ко мне, но уже в качестве анекдота: когда Гирша однажды обратился к раввину с просьбой посодействовать ему в поисках работы, ибо на нем жена и шестнадцать душ, мудрый ребе спросил: «А что ты ЕЩЕ умеешь делать?..»  

Дед Шимон выучился типографскому делу, достиг вершин профессионального мастерства. Печатал он и на идише, знал и язык Торы. Что же касается разговоров на идише, то они звучали в нашем доме, пока живы были дедушка и бабушка. На мамэ-лошн они переходили с русского в двух случаях: если хотели скрыть суть обсуждаемого от остальных членов семьи и если надвигались тревожные времена. И спасибо той, не существующей уже стране хотя бы за то, что она, пусть даже подобным способом, не давала людям окончательно забыть свой родной язык. К слову, годы, прожитые при коммунистическом режиме, дед мой своеобразно подытожил такой, скорее всего, и не им самим придуманной шуткой: в год сорокалетия образования СССР проводится всесоюзная перепись населения. Заходят сотрудники статистического бюро с анкетой к некому пенсионеру и начинают диалог:
– Вам сколько лет, дедушка?
– 32!
– А вы шутник, хотя и старый, — вам, небось, 72, если не больше...
– А вы что, ЭТИ сорок тоже считаете?..
Имя моего отца Натана, в дань светлой о нем памяти, является частью моего радиопсевдонима. Отцовскую юность опалила Великая Отечественная. Молодой лейтенант руководил армейской самодеятельностью. Вместе с фронтовыми друзьями-артистами выступал на передовой, исполняя сольно или в дуэте частушки собственного сочинения, которые били по врагу не хуже артиллерийских батарей. В послевоенное время стал известным журналистом, был удостоен звания заслуженного работника культуры и престижной премии «Золотое перо». На Азербайджанском радио он редактировал, в частности, сатирический журнал «Пчела», готовил юмористические программы, его рассказы на злободневные темы публиковались в знаменитом тогда «Крокодиле».
Порой случается так, что профессиональные юмористы при близком с ними знакомстве оказываются людьми неразговорчивыми и вообще довольно скучными. Отец мой был не из их числа: любил слушать и рассказывать анекдоты, разыгрывать друзей и знакомых, сочинять в связи со знаменательными семейными датами шуточные посвящения. Вспоминается, как к нему, снискавшему уважение ветерану, посылали на собеседование вознамерившихся пополнить партийные списки. Как-то один из них принес с собой стандартное заявление о желании находиться в первых рядах строителей коммунизма. Папа, пребывавший в этот момент в веселом настроении, наклонился к посетителю и доверительно прошептал на ухо: «Понимаешь, первые ряды уже заняты, но есть 28-е место в 97-м ряду. Пойди и подумай, — может, устроит...» А другого «новобранца», личные качества которого были хорошо известны, отец напутствовал словами: «Валяй! Партия и не такие удары переносила...»
Остроумие его успели оценить и те, с кем отца свела судьба после репатриации в Израиль, и в первую очередь новые знакомые по клубу ветеранов в городе Ришон ле-Цион. В последние свои дни, находясь в больнице с инфарктом, он, среди прочего, произнес: «Реаниматоры — это те, кто не дают человеку спокойно умереть».
Короче говоря, рос я в семье, где юмор ценили и обходиться без него, как без света, просто не могли. Семейные традиции эти стараюсь продолжать. Титул чемпиона всесоюзного Клуба веселых и находчивых, завоеванный некогда в составе бакинской сборной, и нынешние, достаточно регулярные публикации в юмористических изданиях, а также участие в вечерах смеха говорят, должно быть, о том, что в определенной степени это удается. Правда, один из друзей нашего дома, драматический актер, еще много лет назад заметил, что в моих глазах отражена вековая скорбь народа-скитальца. Но, выходит, одно вполне уживается с другим. Тем более что и сегодня мы смеемся порою сквозь слезы...
Фрэдди ЗОРИН
(Фрэдди БЕН-НАТАН)
Из книги «Шутки ради, о...»,
удостоенной премии Союза
русскоязычных писателей Израиля

 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции