Как Авраам Борщевский воплотил мечту в жизнь

 Эстер Полевая
 2 февраля 2011
 3601

Небольшая заметка о Царь-мезузе, попавшей в Книгу рекордов Гиннесса, вызвала широкий отклик у наших читателей. А московская выставка его манускриптов в Еврейском культурном центре только подогрела интерес к создателю этих произведений. Наш специальный корреспондент встретилась с Авраамом Борщевским и узнала интересные подробности его биографии, творчества и о дальнейшей судьбе Царь-мезузы.

Авраам Борщевский — человек уникальной профессии. Он художник-каллиграф. На дорогом пергаменте из кожи пишет священные тексты, которые испокон веков по еврейской традиции переписывают вручную. Конечно же, он человек глубоко религиозный. В своей области Авраам очень знаменит. Одна из его работ, Царь-мезуза, стала единственным произведением современной каллиграфии в Книге рекордов Гиннесса. Произведения Борщевского хранятся в музеях и частных коллекциях более чем в 30 странах мира. Его работы можно увидеть на выставках во многих городах. В Еврейском культурном центре в Москве прошли персональная фотовыставка манускриптов Авраама Борщевского и его мастер-класс, которые были организованы «Джойнтом».
Авраам живет в Иерусалиме, а я в Москве. Но, благодаря скайпу, мы прекрасно пообщались, и мне удалось многое узнать об этом интересном человеке.

– Вы получили художественное образование на архитектурном факультете Ленинградского инженерно-строительного института. Как получилось, что вы связали свою жизнь с Торой и каллиграфией?
– Еще в Ленинграде я увлекся ивритом. Начал посещать синагогу и полулегальные занятия по Торе, открывая для себя ее волшебный мир. Потом была учеба в ешиве раввина М. Корица при ленинградской синагоге, а после репатриации семьи в Израиль — в иерусалимской ешиве «Швут Ами». Там я получил классическое еврейское образование, которое дало возможность обучаться заветной профессии переписчика иудейских текстов у лучших израильских мастеров. Каллиграфия стала для меня синтезом еврейской традиции и искусства.
– Удивительно! Человек, учившийся на архитектурном факультете, вдруг становится переписчиком сакральных текстов. Думали ли вы когда-нибудь, что придете к этому?
– Как это ни покажется странным, но именно об этом я мечтал еще с детства, хотя не мог даже представить, что рисовать буквы может быть профессией, но именно это я любил больше всего на свете. Однако я понимал, что есть инженеры, врачи, ученые, а «рисовальщика букв» — нет. И я остановился на архитектуре как области искусства, где смогу реализовывать полученные от Творца таланты. Удивительно, но каббала видит в еврейских буквах те первоэлементы, из которых, как из кирпичиков, построена Вселенная. Неожиданно в 2008 году я снова оказался в городе на Неве, но уже как участник Международной выставки каллиграфии, проходившей в залах Академии художеств на Университетской набережной.
– Как вы думаете, зачем современному человеку каллиграфия? Когда есть компьютеры, когда любой шрифт можно набрать компьютерным способом, не особенно утруждаясь? Какой в этом смысл?
– Если современный человек равнодушен к красоте и его интересует только утилитарное, то каллиграфия ему не нужна. Каллиграфия была оттеснена уже с появлением печатных машинок, так же как изобретение фотографии в свое время заставило задуматься о смысле живописи. Но появление технических средств только острее ставит вопрос: что же такое искусство? Да, техника позволяет все больше и больше, но искусство ничто не сможет заменить, ведь это — проявление творческой природы человеческой души.
– Чем для вас является сакральная каллиграфия? И почему для занятий ею нужно быть верующим человеком?
– Эта работа — больше чем искусство, она не только радует глаз, но и доносит свет и слово Б-га. Использование сусального золота и дорогих красок лишь подчеркивает значимость написанных на пергаменте слов.
– Расскажите, пожалуйста, о том, как создавалась ваша Царь-мезуза, которая, как мне известно, занесена в Книгу рекордов Гиннесса.
– Я решил создать шедевр сакральной каллиграфии, в котором смог бы воплотить глубокие знания, полученные за пять лет обучения. Я избрал для этого мезузу, потому что она не только символ еврейского дома, но и символ иудейской каллиграфии вообще. Это самый распространенный в мире манускрипт более чем с трехтысячелетней историей, ведь каждый еврейский дом имеет его на косяках дверей. Написанная в 2004 году мезуза небывалых размеров была признана шедевром национальной еврейской каллиграфии в Израиле и вошла в «Книгу кошерных рекордов».
– Как мезуза попала в Книгу рекордов Гиннесса?
– Канонические требования к мезузе крайне щепетильны — в тексте должно быть 713 букв, строгие графические стандарты каждой буквы не зависят от ее размеров. Редакция Книги рекордов Гиннесса скрупулезно рассмотрела предоставленные свидетельства и документы и даже открыла новый раздел «Самая большая мезуза». Появление этой мезузы освещали израильские и мировые СМИ. И хотя прошло уже более шести лет, о Царь-мезузе журналисты не забывают. Вот и вы тоже вспомнили.
– А каковы размеры вашей мезузы?
– С футляром она имеет 1 метр и 10 сантиметров в высоту. Пергамент, который находится внутри, — 94 на 76 сантиметров. Это примерно в 70 раз больше по площади, чем стандартная мезуза. Из рук Главного армейского раввина России Аарона Гуревича Царь-мезузу принял на хранение Алексей Шабуров – директор Современного Музея каллиграфии в Москве. Музей открыт ежедневно и Царь-мезуза доступна всем посетителям. Факсимильная копия пергамента в натуральную величину установлена в вестибюле столичного Еврейского культурного центра.
– Вам не обидно, что вы стали знамениты только после того, как вышли за размеры обычной мезузы? Ведь до этого вы тоже создавали прекрасные работы, которыми восхищались ценители иудаики и еврейской каллиграфии.
– Вы попали в точку. До написания мезузы о моих работах были публикации в газетах, выходили сюжеты на ТВ, но появление Царь-мезузы затмило все остальное. В следующем году Современный музей каллиграфии планирует представить Царь-мезузу на Международной выставке сакральной каллиграфии в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже.
–За сколько приобрели Царь-мезузу, если не секрет?
– Стоимость этой уникальной мезузы было трудно определить. Я предложил вычислить сумму числовых значений всех ее букв. Так получилось число 51 361. Такая сумма в долларах, сопоставимая с ценой целого свитка Торы высокого качества, и была уплачена за право обладать этим символом еврейской культуры. Таким образом, Царь-мезуза установила еще один мировой рекорд, став самой дорогой мезузой в мире.
– И кто ее приобрел?
– Один российский еврей — ценитель каллиграфии.
– Я прочла, что ваши работы находятся более чем в 30 странах мира, даже в Ватикане. Кто ваши покупатели?
– Мои работы востребованы в качестве эксклюзивных еврейских подарков. Заказчики в основном живут в Америке, Израиле, Европе и странах бывшего Советского Союза. В этом году лауреатом Межрелигиозной премии имени пророка Исайи стал кардинал Вальтер Каспер. Так пергамент с моей каллиграфией из Иерусалима через Вашингтон оказался в Ватикане.
Заказывают и крупные организации, и отдельные люди — посетители моей иерусалимской Студии сакральной каллиграфии и веб-сайта, понимающие, что древняя еврейская культура — это прежде всего культура слова. Цитаты из Торы, псалмы, изречения наших пророков и мудрецов — излюбленные подарки, особенно когда речь заходит о том, что подарить тому, у кого, казалось бы, все есть. Дарят вечное, дарят несущее благословение слово Б-жье.
– Ну, что ж, остается только пожелать вам дальнейших творческих успехов. Ведь редко можно встретить человека, который так точно сумел воплотить в жизнь свою детскую мечту.

Эстер ПОЛЕВАЯ, Россия
 

 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!