Поэтический разговор

 Николай Пропирный
 4 мая 2011
 2844

Сирень и соловьи, немного водки, И можно жить… И даже можно жить. Неясную печаль ночей коротких С тоской осенней ночи не сравнить.  

Прием иссяк. В последнюю минуту
Нетрезвый гость, ворча, бредет домой.
Я отдаюсь привычному маршруту:
Бульвар, направо, дальше — по прямой…

И — чем не чудо? — посреди столицы
Капеллу скрыла черная листва…
И вслед еще: разбуженные птицей
Рождаются забытые слова:

Про особняк в резной оправе сада,
Про пену густо пахнущих цветов,
Про опьяненья смутную отраду,
Про трели сумасшедших соловьев…

…Весенний морок смыт
замолкшим пеньем,
Но все же Клото затянула в нить
Пять рюмок водки, соловья в сирени…
И можно жить…
И можно дальше жить.
 

Биробиджан
Не горный лев, но гордый царь тайги
Украсил местный герб. Не Иордана
Поток ленивый — две других реки
Определили путь Биробиджана.
Евреи здесь не в большинстве, зато
Воспеты в бронзе — конно и со скрипкой,
И черных досок идиш золотой
Читает классик бронзовый с улыбкой.

Здесь производит хлебное вино
Еврейская семья — молва отчасти
Права. Но, право слово, не грешно
Выпаивать народ
«Еврейским счастьем»!

Проект не задался, но город жив!
А вместе с ним название и миф.
 

Яффа
Все началось, когда с утеса снял
Сын Зевса злополучную царевну.
О, Греция, начало всех начал, —
И здесь тобою напиталась древность…

На пядь земли пять раз по пять веков,
Историю прессуя, пали грузом.
На эти камни щедро лили кровь
Мамлюки, крестоносцы и французы.

Теперь — не цитадель, но сувенир,
В дыму харчевен скрылись бастионы.
Вдоль набережной — вечный рыбный пир,
Как месть Левиафану за Иону.

…Взойду к собору, сытно пообедав,
И вновь гляжу на скалы Андромеды.

Кодыма. 
Потерянный мир

В желтой пыли у вокзала
снуют пеструшки,
Облако яблони над загородкой редкой,
В чахлом пруду за храмом
орут лягушки…
Здравствуй, потерянный мир
неведомых предков!
Ломким асфальтом пройду
и стоптанной глиной,
Прячась от шумного центра в тени акаций.
Если бы только знать, за какие вины
Вам суждено было здесь оказаться…

Страхом хмельным по горящей
земле гонимы
Здесь схоронились, спасаясь
от худшей доли,
Или мечты о горнем Иерусалиме
Вам указали путь на холмы Подолья?..

Белые хаты презревших века окраин,
Дальше сквозь зелень белеют
костьми мацевы…
Знаю одно: вы здесь не нашли рая,
И за то, что нашли, заплатили
полную цену.

Под сенью немых имен,
под плитой убогой
На дне оврага рубец в пелене соцветий.
Вот он — последний холм
на вашей дороге,
На странном пути длиною
в двадцать столетий.

Ваша история здесь — закрытая тема:
Нет ни следа следов, ни эха стенаний.
Только надгробья, как голем,
лишенный шема,
Мрачно застыли на страже
воспоминаний.

Шаргород
Мацев усталых пыльная резьба
Сквозь высохшую траву серебрится:
Олень и лев, медведь и голубица,
И вдруг — подобье царского герба…

Давно евреи скорбной вереницей
Нейдут сюда, к отеческим гробам —
Местечко чисто вымела судьба:
Иные — здесь, живые — за границей.

Из синагоги, послужившей фортом,
Несет плодово-выгодным. С комфортом
В ней разместился соковый завод.

Уходит память из-под крыш кургузых,
И только след от сорванной мезузы
Забыть о прежней жизни не дает…

Одноклассникам
Ни горечи, ни печали,
Хоть в усмешке
завязла грусть...
Я чего-то не смог в начале,
А потом решил — ну и пусть!

Даже если в безумной были
Вдруг часы разбегутся вспять,
Вновь мы станем
такими, как были,
И другими не можем стать.

По евклидовым параллельным,
Отправляясь копить долги,
Мы считали —
молодо-зелено —
Их дарами, а дар — береги!
А теперь — вдруг —
откуда-то сорок...
Впрочем, цифра — не есть итог.
С высотою тончает морок,
И пейзаж меняется в срок.

Жизнь не сыграна, даже если
Опустел в день спектакля зал.
Вроде был такой —
Лобачевский,
И чего-то там доказал...

Содержаньем (спасибо, не формой!)
Каждый день на другой похож,
И привычка сделалась нормой
(что неплохо?) И все ж... и все ж...

Николай ПРОПИРНЫЙ, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции