Заметки феминиста

 Лев Авенайс
 23 июня 2011
 2575

Я не знаю, бывают ли мужчины-феминисты, но если бывают, то я — именно такой. Потому что поддерживаю права женщин. И в первую очередь, право женщин оставаться женщинами. Я также не знаю, бывают ли женщины шовинистками, в смысле приверженками женского шовинизма. Действительно, почему мужской шовинизм бывает, а о женском стыдливо умалчивают?  

Конечно, статью о женщинах положено приурочивать к Международному женскому дню, который они тоже отвоевали у мужчин в суровой феминистской борьбе. Но поскольку я — феминист, то у меня есть, что сказать о женщинах, не только раз в году, а практически всегда. И сейчас накопилось несколько «информационных поводов». Накапливалось, накапливалось и накопилось! Точнее — накипело!
Да, я поддерживаю святое право женщин наравне с мужчинами тягать штангу, бить друг другу морду на ринге, управлять самолетом F-16, быть сталеваркой или лесорубкой. Хотя «проверяльщик правописания» в моем компьютере подчеркивает мне эти слова и говорит, что таких профессий нет. Нет? Значит, теперь будут! Лет 50 назад максимальной дистанцией для бега среди женщин было 800 метров, о женщинах в боксе, борьбе, прыжках с шестом, да и в футболе не было и речи. Теперь же они запросто бегут марафон и даже участвуют в соревнованиях по триатлону, где надо бегать, плавать и крутить педали, да так, что 90 процентов мужчин откинут копыта раньше, чем доберутся до финиша. А чемпионка мира по боксу в свободное от мордобоя время позирует для мужских глянцевых журналов. То есть она одновременно и феминистка, и ненавидимый феминистками «сексуальный объект».
Зрелище чемпионата по женской классической борьбе невольно заставляет меня вспомнить трепетные пушкинские строки: «Узрю ли русской Терпсихоры душой исполненный полет?» А чемпионат мира по женскому футболу наверняка вдохновил бы Александра Сергеевича на строчку: «…И быстрой ножкой мячик бьет».
Феминистки в борьбе за равноправие наступают широким фронтом. Они подсчитывают процент реклам, в которых используется красивая внешность женщин, и требуют их запрета. Интересно, что рекламы, в которых фигурируют мускулистые красавцы-мачо, они запретить не требуют, хотя мужское тело в них тоже явно является «сексуальным объектом»… И о создании организаций мужчин, протестующих против реклам с обнаженными мужскими торсами, я тоже пока не слышал.
Кстати, придумав сталеварок и лесорубок, я немногим погрешил против тенденций. Например, самая популярная феминистка и одновременно известная тележурналистка давно добивается изменения основ языка иврит, который предусматривает при наличии смешанного общества мужчин и женщин употреблять глагол в мужском роде множественного числа. А эта «филологиня» добивается женского рода или хотя бы в соответствии с большинством. То есть если речь идет о двух женщинах и одном мужчине — говорить об этой группе в женском роде, а если наоборот — в мужском. Слава Б-гу, в русском языке таких проблем нет. Но что-то логичное в этом требовании лидера (лидерши?) феминисток есть… Однако как пересчитать по половому признаку многотысячную толпу на митинге? Хлопот не оберешься!
Но вот что интересно: борясь за равноправие в одних сферах, наши дамы почему-то требуют (и не без успеха) преференций для себя в других вопросах.
Несколько месяцев назад по требованию феминисток Высший суд справедливости Израиля постановил включить в одну из комиссий по расследованию действий военного спецназа… женщину. Оказывается, есть в Израиле закон, по которому в каждой комиссии обязательно должна быть женщина. Что же такое специфически женское было в задачах этой комиссии, что без женщины нельзя было обойтись? Увы, женщину для этой почтенной комиссии так и не нашли. Но вовсе не потому, что не было достойных женщин-юристов. У нас и председатель Верховного суда — женщина. Причем назначили ее на эту должность по профессиональному, а не по половому признаку. Так что вопрос здесь был не в том, что достойных женщин-юристов у нас нет. В конце концов можно было бы найти и не очень достойную, если единственным требованием к кандидату был пол. Но именно поэтому все женщины-юристы отказались быть в этой комиссии в качестве женщин, а не просто юристов. Помните, у Галича: «Как мать, — говорю, — и как женщина…»?
И правильно, по-моему, эти дамы поступили. Будь я женщиной и юристом, я бы тоже отказался. Недаром даже министр юстиции Израиля назвал это решение Высшего суда справедливости «унижающим представительниц прекрасного пола». Хотя суд не виноват, он вынес вердикт в соответствии с буквой закона. А вот закон этот продвинули как раз женщины — сторонники равноправия. Равноправия ли?
На мой взгляд мужского феминиста, таких унижающих женщин законов и решений об утверждении равноправия через «корректирующую дискриминацию» в Израиле немало. Например, есть закон, гласящий, что в предвыборных списках в кнесет в каждой десятке кандидатов должно быть два забронированных места для женщин. Бронированная женщина — это звучит гордо. И круто. Так и представляешь себе Жанну Д’Арк, закованную в металлические доспехи. Хотя вот что любопытно: Голда Меир стала главой правительства не по броне, и Ангелу Меркель выбрали канцлером не по женской квоте, и Маргарет Тетчер стала премьер-министром (и каким!) тоже не в силу того, что носила юбку, а не брюки. Так что совершенно непонятно: зачем женщин в кнесет надо вводить по броне? В конце концов, многие наши женщины ничуть не глупее мужчин, особенно тех мужчин, которые заседают в кнесете. А глупые женщины нам в кнесете не нужны — ни по броне, ни без нее. Наши «госпожи депутаты» без всякой брони мужиков в угол загонят и с трибуны заклеймят. И я их всех искренне люблю без всякой квоты!
Недавно вопрос о «половых назначениях» снова стал на повестку дня. Министр обороны рекомендовал начальнику Генштаба назначить на пост начальника Управления личного состава ЦАХАЛа женщину. Если такое назначение состоится, то она станет первой женщиной — «полным генералом» (до сих пор женщины дослуживались только до звания бригадных генералов). Я ранее об этой женщине ничего не слышал, но полагаю, что женщина достойная, а, кроме того, судя по фото, и симпатичная. И все бы ничего, если бы в качестве главного аргумента при выдвижении ее кандидатуры не фигурировал ее пол. Так что даже другие армейские женщины — пока бригадные генералы (или генеральши — ибо называть генеральшей всего-навсего жену генерала есть явное проявление мужского шовинизма) — намекнули, что есть кандидаты более достойные, чем она, хоть и мужчины. Что ж, как сказал по аналогичному поводу один из персонажей фильма «В джазе только девушки», «у каждого свои недостатки».
И вот совсем новая победа псевдофеминисток: пару месяцев назад принята поправка к закону, обязывающая иметь в директорате каждой государственной компании женщину-директора. А если, паче чаяния, такой в директорате не окажется, следует назначить «внешнего директора-женщину». При этом эта дама не может быть родственницей высших руководителей этих компаний. А то сейчас только в 3% компаний председатель директората — женщина, да и среди этих трех процентов в половине случаев — это либо жена, либо дочка кого-то из управляющих.
В общем, на мой феминистский взгляд, зря поскромничали наши «депутатши». Могли бы пробить закон и о пяти женских местах в директорате. А то они как бы молча соглашаются с тем, что в директоратах наших компаний всего 18% директоров — женщины. Что ж это выходит, на четверых умных мужчин всего одна умная женщина, да и та по квоте? Правда, по секрету замечу, в США, Германии, Франции и многих других процветающих странах и того меньше. Наверное, потому что у них такого закона нет. Или таких женщин!
Лев АВЕНАЙС, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!