Печальная годовщина

 Песах Амнуэль
 18 августа 2011
 2381

Пять лет назад, 25 июня 2006 года, был похищен Гилад Шалит. Палестинские боевики прорыли тоннель из сектора Газа на территорию Израиля в районе КПП «Суфа» и напали на танкистов — лейтенанта Ханана Барака (20 лет), старшего сержанта Павла Слуцкера (20 лет) и ефрейтора Гилада Шалита (тогда ему было 19 лет). Барак и Слуцкер погибли на месте, а Шалита боевики захватили и по тоннелю переправили в сектор Газа. С тех пор о судьбе Шалита известно лишь то, что он жив. Во всяком случае, был жив осенью 2009 года, когда в обмен на освобождение из израильских тюрем двадцати женщин-террористок «Хамас» передал видеокассету, на которой Шалит был снят читающим газету. После этого на протяжении почти уже двух лет «Хамас» не предоставил никаких доказательств того, что Шалит жив и здоров.  

Переговоры о его освобождении ведутся постоянно, с помощью тех или иных (чаще всего — германских) посредников, но никаких успехов эти переговоры не принесли: к Шалиту так и не допустили даже представителей Международного комитета Красного Креста. Почему не допустили — понятно. Террористы боятся, что тщательно скрываемое место, где удерживают Шалита, станет известно израильским спецслужбам и ЦАХАЛ попробует осуществить военную операцию по освобождению ефрейтора.
Где находится Шалит, и можно ли реально освободить его военным путем? Бывший начальник Генерального штаба Габи Ашкенази заявил недавно, что местонахождение Шалита неизвестно и освободить его силой не представляется возможным, а нынешний начальник Генштаба Бени Ганц сказал, что не нужно публично обсуждать проблему освобождения Гилада Шалита. Видимо, сказано это было не только в адрес Ашкенази, но в гораздо большей степени эти слова относились к журналистам, которые на протяжении всех пяти лет старались сделать из драмы семьи Шалит сенсационный материал.
Надо сказать, что семья Гилада этому не только не препятствовала, но и всячески помогала, считая, видимо, что, чем больше шума вокруг переговоров, тем быстрее будут достигнуты договоренности. Ноам и Авива Шалит, отец и мать Гилада, ведут свою борьбу за освобождение сына, и их в этой борьбе поддерживают тысячи израильтян, приходящих в «палатку протеста» перед канцелярией премьер-министра, устраивающих регулярные митинги и шествия с требованием к правительству Израиля и лично к Нетаниягу сделать все, чтобы Гилад вернулся домой. «Сделать все» — это, по мнению протестующих, означает выполнить все требования «Хамаса», потому что ни на какие уступки террористы не идут и идти не собираются.
Возникла моральная дилемма, которую прекрасно использует в своих целях «Хамас» и о которой, видимо, не хотят думать родные Шалита. «Хамас» требует в обмен за освобождение Гилада выпустить из израильских тюрем больше тысячи палестинских заключенных. Возможно, Израиль и пошел бы на такой шаг (в свое время аналогичные сделки уже осуществлялись), но в списке кандидатов на освобождение, представленном «Хамасом», находятся десятки кровавых убийц, не только не раскаявшихся, но и сейчас заявляющих, что после выхода на свободу непременно опять займутся «борьбой за освобождение Палестины», то есть убийством евреев. В списке, например, значится Маруан Баргути, осужденный на пять пожизненных заключений. Выйдя на свободу, Баргути станет одним из лидеров террора.
Жизнь человека бесценна — это замечательные слова, но когда речь заходит о сделке с террористами, любой политик, если он думает о безопасности всех граждан страны, вынужден считаться с реальной ценой сделки. Очевидно, что, купив свободу Гиладу Шалиту, Израиль получит новый всплеск ненависти и насилия. Сколько терактов совершат выпущенные на волю бандиты? Сколько евреев заплатят жизнью за то, чтобы Гилад мирно жил в кругу семьи? И не станет ли такая сделка стимулом для того же «Хамаса» устраивать новые захваты с тем, чтобы вновь требовать плату за освобождение все большего числа заключенных?
Надо полагать, что семья Шалита прекрасно понимает моральные затруднения Нетаниягу, но, тем не менее, усиливает давление именно на премьер-министра, обвиняя его в бездействии, будто правительство Израиля удерживают в плену Гилада и будто только от решения Нетаниягу зависит, будет ли Гилад освобожден. Я не слышал, чтобы защитники Гилада обращались с требованиями освободить Шалита к руководству «Хамаса», а от Нетаниягу требовали бы, к примеру, прекратить подачу в Газу электричества, не переводить в банки Газы деньги...
Позиция семьи Шалит и их защитников объективно выгодна «Хамасу», поскольку давление на правительство Израиля, таким образом, происходит с двух сторон. С одной стороны, «Хамас» требует выполнения практически невыполнимых условий, а с другой стороны, семья Шалита требует, чтобы все условия «Хамаса» были выполнены, поддерживая таким образом террористов.
Надо учесть и то обстоятельство, что «Хамасу» выгодно предъявлять Израилю заведомо невыполнимые требования. На самом деле лидеру хамасовцев Исмаилу Хании вовсе не нужно, чтобы требования были выполнены. Предъявляя публично свои требования, «Хамас» делает Израиль виноватым в том, что Шалит до сих пор в плену: мы, мол, хотим освободить солдата, а вот Израиль... Реально же «Хамасу» не так уж нужно, чтобы тысяча головорезов, и в частности Маруан Баргути, вернулись домой. Ведь освобожденные террористы могут потребовать (и потребуют) от «Хамаса» определенных преференций за свои тюремные «страдания»: мест в руководстве, влияния и так далее. Станут ли освобожденные бандиты подчиняться руководству «Хамаса»? Будет ли тот же Баргути, очень популярный на палестинской улице, действовать так, как хочется нынешнему руководству «Хамаса»? Это далеко не очевидно, и Баргути в израильской тюрьме на самом деле выгоднее для Исмаила Хании, чем Баргути на свободе: зачем Хании реальный политический соперник, тем более такой популярный?
Позиция Исмаила Хании непробиваема, тем более что руководству этой террористической организации плевать на международное общественное мнение. Позиция же Нетаниягу чрезвычайно уязвима. Когда на площадь выходят матери будущих солдат ЦАХАЛа и говорят, что не согласны посылать своих детей в боевые части, так как не желают своим детям судьбы Гилада, что может ответить им премьер-министр?
Далеко не все израильтяне солидарны с позицией Ноама Шалита. Тридцать учеников военно-подготовительного училища в Маале-Адумим прошли маршем из Иерусалима к границе сектора Газа, протестуя против выполнения требований «Хамаса». Будущие солдаты ЦАХАЛа (кстати, служить они хотят именно в боевых частях) подписали декларацию, требуя не обменивать их на террористов, если кто-то из них окажется в положении Гилада. «Конечно, — говорится в декларации, — государство должно сделать максимум возможного для освобождения Гилада Шалита, но нельзя в обмен освобождать террористов».
Тот факт, что переговоры постоянно находятся в центре внимания прессы, также выгоден только «Хамасу», но никак не Израилю. «Хамас» попросту использует израильских журналистов как агентов влияния. Чем больше в прессе возмущенных заявлений в адрес Нетаниягу и правительства, тем больше растут требования хамасовцев. То и дело непонятно какие «источники» сливают в прессу «информацию» о том, что сделка наконец близка в завершению и до освобождения Гилада остаются буквально считанные часы. Сколько уже раз за эти пять лет израильтяне с надеждой слушали новости, ожидая, что диктор скажет: «Гилад вернулся!» Но всегда эти ожидания заканчивались одинаково — ничем. Всякий раз после этого «Хамас» заявлял, что никаких продвижений в переговорах на самом деле нет и виноват в этом исключительно Израиль. «Наши требования неизменны, — говорит руководство “Хамаса”, — Израилю остается только принять их. Других вариантов нет».
На мой взгляд, журналисты в значительной степени виноваты в том, что Гилад до сих пор остается в плену. Террор всегда стремился к публичности. И журналисты эту публичность организовывали, мотивируя правом народа на информацию. Да, есть такое право, но есть еще и ответственность перед тем же народом и перед собственной совестью. Не думаю, что постоянный слив в прессу недостоверной информации о ходе переговоров помогает освободить Гилада. Достоверной же информации не было и нет: посредники отделываются общими фразами, а о том, что реально происходит на переговорах, не знает никто. Если бы переговоры велись тайно, как обычно и ведутся такие переговоры, и если бы журналисты (и семья Шалита) не давали хамасовцам постоянных поводов для обвинений в адрес Израиля, то, вполне возможно, Гилад уже был бы дома. Без внимания прессы, семьи похищенного и международного сообщества у «Хамаса» было бы куда меньше поводов кочевряжиться, цена сделки оказалась бы вполне реальной и удовлетворяющей на самом деле и Израиль, и террористов. Но сейчас что уж говорить...
Песах АМНУЭЛЬ, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!