Проекты и прожекты

 Лев Авенайс
 7 сентября 2011
 2758

В суперграндиозных проектах есть одно несомненное достоинство. Они, как правило, не реализуются. Во всяком случае, так было в СССР и так зачастую обстоит дело в Израиле. Может, во всех странах есть такое явление, не знаю. Я ведь жил только в этих двух государствах. В чем же достоинство, удивитесь вы. А чего тут удивляться?! Представьте себе, что таки да, был бы осуществлен великий проект поворота на юг сибирских рек, который вынашивали мегапроектировщики лет пятьдесят назад. Ну и поили бы сейчас великие российские реки ненасытные пустыни отделившихся Узбекистана, Таджикистана и засушливые степи Казахстана. России это надо?

А ведь если начинают осуществлять такие проекты, одна неприятность выходит. Перекрыли дамбой залив Кара-Богаз-Гол на Каспии, и началось такое природное бедствие, что пришлось эту дамбу через несколько лет срывать. А защитные сооружения от наводнений на Неве строят уже больше сорока лет, то есть дольше, чем пирамиду Хеопса. Думаю, древнеегипетские рабы построили бы ее быстрее, чем ленинградско-петербургские строители. Но самое главное — так до сих пор и не знают, чего от этой дамбы ждать: то ли лучше станет жизнь Северной Пальмиры, то ли зацветет величавая Нева всякой гадостью, забьется мусором.
У нас в Израиле в слово «проект» во многих случаях уже в самом начале можно добавлять букву «ж». Не подумайте, что в этой букве таится неприличный намек, нет! Просто легким движением руки проект превращается… в прожект. А это слово, согласитесь, в русском языке имеет совсем другой смысл.
Вряд ли даже старожилы, которые, по расхожему журналистскому штампу, «не могут упомнить», вспомнят, кому и когда пришла в голову идея разбить на месте закрытой национальной мусорной свалки Хирия (а это высокий холм из мусора близ Тель-Авива) большой парк «культуры и отдыха» (выражаясь советскими терминами). Но в год Миллениума в Музее искусств Тель-Авива открылась грандиозная концептуальная выставка проектов нового парка. Проектов было, наверное, не меньше пятидесяти. Один другого привлекательней, один другого лучше. Тут тебе и пруды с озерами, по которым скользят лодочки, и смотровые площадки, и велосипедные дорожки, и места для пикников, и огромные автомобильные стоянки, и катки для любителей катания на роликовых коньках, и различные аттракционы, и так далее, и тому подобное. В общем, все, что нужно современному израильтянину для полноценного отдыха.
Я в те годы был еще, как Карлсон, то есть «мужчина в самом расцвете сил». И переходя из зала в зал и от стенда к стенду этой выставки, живо воображал, как буду приезжать сюда гулять со своей семьей.
А время шло… И еще через пять лет, в 2005 году, в том же музее состоялась вторая выставка концептуальных проектов «парка Аялон», как он тогда назывался. Небольшая ремарка: между прочим, все эти годы функционировала и по сей день продолжает работать в поте лица дирекция нового парка — с зарплатами, офисами, секретаршами и прочими атрибутами государственного учреждения. Будь моя воля, я бы офисы этого учреждения разместил во времянках на месте будущего парка, чтобы они ежедневно видели результаты своего титанического труда.
Но вернемся ко второй выставке. Она была, как говорят в русских сказках, «пуще прежней». Тут тебе и чертежи, и рисунки, и даже макеты. Остап с его проектом Нью-Васюков по сравнению с авторами этих проектов — приземленный человек с убогой фантазией. Даже живописать все запланированные красоты не буду: представьте Централ-парк в Нью-Йорке и умножьте на два. Новый парк был призван превратиться в «легкие Тель-Авива».
Прошло еще два года, и в 2007 году состоялась торжественная церемония закладки парка развлечений, который к тому времени уже получил имя Ариэля Шарона — «парк Арика». Я не знаю, в чем заключалась эта церемония. То ли ленточку разрезали, то ли первое дерево посадили, то ли краеугольный камень установили. Но «здесь будет парк заложен назло надменному соседу». Если вы помните историю, от закладки С.-Петербурга до реализации «проекта» прошло три года. И было это триста лет тому назад, до эпохи компьютеров и бульдозеров «Катерпиллер». Но… вернемся в наши дни. В 2008 году, к 80-летию Шарона, было обещано, что через два года «первая очередь» парка будет открыта. Увы, первая очередь еще ждет своей очереди. А проезжающие мимо свалки автомобилисты вынуждены закрывать окна… «Роза ветров» не вызывает ассоциаций с запахом прекрасного цветка, который, если верить старому танго, распускался в парке «Чаир».
Но этот проект все-таки имеет шанс осуществиться, особенно если я выполню традиционное пожелание «ад меа вэ-эсрим» — «до ста двадцати». А вот другие проекты-прожекты умирают, едва успев родиться.
Совсем недавно наши газеты порадовали нас новым проектом: созданием искусственного острова у берегов… Газы. Дескать, усилиями Израиля на этом острове будет построен аэропорт и заодно морской порт, который обеспечит снабжение Газы всем необходимым. Вообще, что вдохновляет наших вождей на такие странные прожекты, понять трудно. Что он (в смысле она — Газа) Гекубе (в смысле — Израилю), что ему — Гекуба? И зачем микроскопической Газе еще один аэропорт? Ведь в 1999 году мне в составе группы журналистов довелось побывать в секторе Газа и увидеть там роскошный аэропорт, построенный марокканским монархом. Так что, думаю, этот прожект — не более чем плод воображения вдохновенных израильских градостроителей и архитекторов.
Впрочем, искусственные острова у наших берегов — это, похоже, навязчивая идея, будоражащая творческие умы соотечественников. Я живу в Израиле уже двадцать лет, и проект искусственных островов напротив тель-авивского променада всплывает с периодичностью три-четыре года. Сначала речь шла об одном острове, затем уже — мечтать не вредно и денег не стоит — о двух. На один переселится с берега аэропорт Дов, на другом будет построен вертеп развлечений, такое местное Сохо. Правда, теперь, похоже, острова переплывут вместе с взлетно-посадочной полосой к Газе… Опять же — в мечтах. Потому что аэропорт Дов уже сносить собираются, а об островах — ни слуху ни духу. А для тель-авивского аэропорта подыскивают новое место — на суше. Оно как-то привычней и спокойней. А желающие полюбоваться на искусственные острова могут сделать это в Интернете, на сайтах, посвященных Дубаю и Японии, — там этих экзотических островов в океане много.
Я лично думаю: очень хорошо, что эти острова строить не стали, а то лет на сорок вид на море был бы безнадежно испорчен зрелищем долгостроя.
Перечень вечных прожектов можно легко продолжить, даже не освежая память в Интернете. Ну, например, проект (простите, прожект!), который по своему величию вполне может сравниться с советским проектом поворота вод Енисея и Лены. Я имею в виду канал к Мертвому морю. Сначала его собирались рыть от Средиземного моря. Но тогда получалось, что это — чисто еврейский бизнес. Теперь воображение кружит аналогичный канал, но уже с моря Красного. То уже не только технический, но и политический проект — совместное израильско-иорданское предприятие. Опять время от времени газеты публикуют карты, на которых этот канал уже как бы существует, рассказывают о стоимости проекта и делают вид, что не знают, как за время строительства бюджет вырастает в несколько, если не в десятки, раз. Рассказывают о гидростанциях, которые будут построены на канале.
В общем, гоголевский Манилов «нервно курит в сторонке». Я ничего против этого проекта не имею, просто как та мама из известного еврейского анекдота, «до этого не доживу». Подозреваю, что мои дети — тоже. Может, это и хорошо? А тут уже зреет идея судоходного канала Эйлат — Ашдод или, говоря глобально, Красное море — Средиземное море. В пику и в конкуренцию Суэцкому. Уж больно завидно, сколько египтяне гребут денег с Суэцкого канала.
В последние годы, благодаря компьютерной графике, фантазировать стало намного красивее. «Что нам стоит дом построить: нарисуем — будем жить». Ах, как красиво выглядит на картинке проект квартала развлечений на месте старой тель-авивской автобусной станции, «таханы мерказит» по-простому. Как будто фотография! Реконструкцию этой клоаки нам обещали еще в 1993 году, когда наконец пустили в строй Новый автовокзал. Его до сих пор называют новым, хотя уже есть новый проект (прожект?) его закрытия! Так она, похоже, и не успеет состариться! Итак, на смену «новой тахане мерказит», придет суперновая (не волнуйтесь, не придет), старая же как была клоакой, так стала еще «клоакистей» — все-таки на двадцать лет эти трущобы теперь старше. Но о проекте по-прежнему говорят и пишут. Примерно пару лет назад писали, что вот-вот район преобразится. Два года прошло. Похоже, самое время писать снова.
Нет, я не против мечтаний. Я даже бокал готов поднять «за сбычу мечт». Но мне все-таки немного обидно: почему где-то там и фантастические каналы строят, и туннели под Ла-Маншем, и многокилометровые мосты, а у нас всё это придумывают, а элементарный трамвай двадцать лет пустить не могут? Ведь вроде бы я слышал, что евреи — умные.
Лев АВЕНАЙС, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!